Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Кхадур Осама. Средства массовой информации в системе информационного противоборства в локальных войнах и вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке : 1990-2003 гг. : диссертация ... кандидата исторических наук : 20.02.22.- Москва, 2006.- 281 с.: ил. РГБ ОД, 61 07-7/241


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

ВВЕДЕНИЕ 3

Глава 1. Роль информационного противоборства в обеспечении 27

национальной безопасности государства

  1. Сущность, значение и формы информационного противоборства (по 27 взглядам США)

  2. Формирование системы информационного противоборства в условиях 53 Ближнего Востока в 1990-1992гг.)

  3. Развитие форм и способов ведения информационного противоборства 91 на Ближнем Востоке (1992-2003 гг.)

Глава 2. Роль и место средств массовой информации в 128

информационном противоборстве в ходе военных действий в зоне Персидского залива (1990 - 2003 гг.).

  1. Использование средств массовой информации в информационно- 130 психологической борьбе 1990-1992гг.

  2. Действия СМИ в интересах информационного противоборства в 1992- 163 2002гг.

  3. Использование средств массовой информации при подготовке и 173 проведении операции «Свобода Ираку»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 203

Библиографический список использованной литературы 216

Приложения 229

Список сокращений 270

Глоссарий 274



Введение диссертации:

За последние два десятилетия на международной арене произошли коренные изменения, которые имели свои последствия во всем мире, и особенно - на Ближнем Востоке. Эти изменения, как отметил президент Сирии Башар Асад, «связаны с нарушением международного баланса сил, в начале последнего десятилетия прошлого века, когда после развала социалистического лагеря США стали стремиться к доминированию над всем и вся. И это в то время, когда международные организации бессильны осуществить минимум того, что от них ожидается в области сохранения безопасности и стабильности в мире»1,

В начале XXI века обострение обстановки в ближневосточном регионе в значительной мере обусловлено американским военным присутствием которое несет непосредственную угрозу Сирии и создает опасный прецедент в международных отношениях. Сирийская позиция, основанная на защите национальных интересов, интересов собственной независимости, является основной преградой на пути реализации стратегических целей США в регионе. И поэтому, естественно, Сирия превратилась в основной объект военной угрозы со стороны Вашингтона и Тель-Авива. Это проявлялось и проявляется в следующем:

угрозой агрессии против Сирии вскоре после захвата иракской столицы;

усилением информационно-политической кампании, связанной с обвинением Сирии в поддержке «терроризма» и открытии границ для проникновения боевиков в Ирак;

попытками политической изоляции Сирии;

поддержкой контактов с так называемой сирийской оппозицией за рубежом и предоставлением ей финансовой помощи, а также использования региональных и международных СМИ для

' Выступление президента Сирийской Арабской Республики Башара Асада на конференции Организация Исламская конференция в Малайзии 16 октября 2003 года \\ Ас-Саура, - 2003. - 17 октября (на араб. яз.).

дестабилизации внутреннего положения в Сирии с целью свержения

законного правительства страны.

Актуальность настоящей диссертации заключается в том, что до настоящего времени проблема обеспечения безопасности и стабильности в ближневосточном регионе остается открытой. Исходя из этого, приобретает особое значение изучение опыта ведения противоборства во всех областях со стороны их непосредственных участников. При этом особую актуальность приобретает то, что ход и исход нынешних военных действий любого масштаба, наряду с другими факторами, во многом определяются искусством

ведения информационного противоборства . В свою очередь, возрастающая роль информационно-психологического фактора в целом, усиливает значение средств массовой информации (СМИ), в частности.

В борьбе за возможность влияния на сознание не только отдельных групп лиц, руководителей государства, но и на все народонаселение стран и регионов масштабно используются средства массовой информации, новейшие информационные технологии на основе координации деятельности всех государственных и коммерческих структур. Обусловлено это развитием единого мирового информационного пространства, в котором сегодня между ведущими странами мира развернулось бескомпромиссное геополитическое информационное противоборство за достижение превосходства в использовании всеобъемлющей информации.

В наши дни роль информации используемой в ходе военных действий отличается отходом от прежней упрощенности, прямолинейности, стереотипности, в сторону использования более сложных информационных механизмов, включающих широкий спектр понятий, порой казалось бы, и не имеющих прямого отношения к боевым действиям.

2 Информационное противоборство (борьба) - форма борьбы сторон, представляющая собой целенаправлен ное использование специальных способов и средств для воздействия на информационные ресурсы противостоящей стороны и защиты собственных в интересах достижения поставленных целей. Противоборство - борьба против кого или чего-нибудь, противодействие.

Борьба - конфликтное взаимодействие сторон по поводу противоположных, непримиримых интересов. См.: Геополитика, международная и национальная безопасность. Словарь-справочник (под обшей редакцией В.Л. Манилова). М., 2001. С. 41,297.

СМИ становятся участником войны, в качестве союзника или противника воюющих сторон. От информационной мощи той или иной стороны зависит многое в исходе войны и в ее последствиях.

Сами понятия «информационная борьба», «информационное противоборство», «информационное обеспечение», «информационно-психологическое противоборство», требуют дальнейшего уточнения и осмысления. Как правило, это комплекс мер, которые предусматривают действия, предпринимаемые для достижения информационного превосходства как в национальной военной стратегии, так и в тех сферах, которые с ней неразрывно связанны и ее обеспечивают.

Для обеспечения информационного превосходства необходима большая и кропотливая работа по сбору, обработке и накоплению информации о противоборствующей стороне в таком темпе и с применением таких методов, которые позволили бы доминировать в процессе информационного противоборства, проводить их с опережением, создавать помехи в осуществлении контрмер. В частности, имеются ввиду акции, направленные против систем управления и принятия решений, против компьютерных и информационных сетей и имеют в своей основе средства психологического воздействия против тех, кто принимает решения и их осуществляет.

Локальные войны и военные конфликты на Ближнем Востоке с 1990-х гг. XX в. и по настоящее время продолжают оставаться неотъемлемым атрибутом международной жизни. Вовлеченные в локальные войны и военные конфликты страны вполне закономерно стремились достичь поставленные перед собой цели с максимальной эффективностью. Среди многообразия таких возможностей (военных, экономических, политических) все большее и большее

3 Конфликт военный - форма разрешения острых политических противоречий между государствами и другими субъектами политики с двусторонним применением силы. В широком смысле охватывает все формы вооруженного противостояния между субъектами политики - от пограничных столкновении до мировых войн. В узком - представляет собой ограниченное по целям, средствам и месту действия вооруженное столкновение сторон при отсутствии между ними состояния войны. Имея однородную с войной сущность, К. в. значительно отличается от нее, не носит, как правило, непримиримого характера, так как его участники преследуют ограниченные, далекие от крайностей цели. Они ведутся на локальном пространстве и ограниченными средствами, не требующими мобилизации всей военной мощи сторон (См.: Военная политология. Тематический словарь-справочник. М.: 1993. С. 32.)

значение отводилось информационной составляющей. В связи с этим возрастала роль научно-теоретического анализа взаимосвязи такого явления общественной жизни, как локальная война, и роли информационно-психологического фактора в нем. Без взвешенного и объективного анализа всех аспектов информационной безопасности будут осложнены определение, выработка стратегии и тактики в борьбе по предотвращению военных конфликтов, минимизация их негативных последствий для Сирийской Арабской Республики.

Существенную роль здесь может сыграть исторический анализ зарубежного опыта использования СМИ в информационном противоборстве в ходе локальных войн и военных конфликтов, прежде всего США. За последние полтора десятилетия подходы к использованию СМИ в интересах национальной безопасности в ходе военных конфликтов в США, вышли на качественно новый уровень своего развития. Особое внимание к использованию СМИ объясняется еще и тем, что информационный ресурс является весьма важной составляющей в общей совокупности ресурсов развития каждого государства. Его объекты и объединяющая их информационная инфраструктура имеют особые пространственно-временные характеристики, не ограничиваемые пределами национальной территории. Это вызывает настоятельную потребность в выработке новых положений как военной теории, так и практики обеспечения информационной безопасности общества. Это является актуальным для всех государств мира, в том числе и для Сирийской Арабской Республики.

Диссертант ограничил рамки предмета использованием СМИ в системе информационного противоборства в зоне Персидского (Арабского) залива: военных действий Ирака против Кувейта, МНС против Ирака, группировки ВС США и Великобритании против Ирака, ВС США против Ирака.

Имеются в виду войну во Вьетнаме, военные конфликты на Гренаде, в Панаме, Персидском заливе, Сомали, Гаити, на территории бывшей Югославии, Ираке.

В связи с тем, что в западной, российской и сирийской научной литературе, а тем более в публицистике по этой проблематике используются несовпадающие, а порой противоречивые термины и определения, представляется важным более четко и ясно определиться с терминологическим аппаратом.

Автор счел целесообразным использовать в диссертации терминологический аппарат вооруженных сил США с соответствующими пояснениями и указаниями на российские и сирийские эквиваленты понятий (если они есть) для более точной трактовки использования СМИ в информационном противоборстве. В ходе их исследования даны соответствующие ссылки на глоссарий терминов и аббревиатур. В США для описания информационного противоборства как явления чаще всего используются следующие термины: «информационные операции», «информационная борьба», «информационное обеспечение», «борьба с системами управления» и другие.

Военно-политическое руководство США различает информационное противоборство в широком (военно-политическом) и узком (военном) смысле слова. Так, в широком смысле под информационным противоборством понимаются информационные операции. Это форма борьбы, представляющая собой использование специальных (политических, экономических, дипломатических, военных, информационных и иных) методов, способов и средств для воздействия на информационную среду (информационные ресурсы и системы) противостоящей стороны и защиты собственной в интересах достижения поставленных целей (приложения 1).

Информационное противоборство в узком (военном) смысле представляет собой информационные операции проводимые в военное время которые заключаются в комплексном применении сил и средств информационной и вооруженной борьбы для воздействия на информационные ресурсы и системы противника при защите собственных информационных

8 ресурсов и систем в целях достижения информационного превосходства в информационном пространстве в мирное время, угрожаемый период и во время боевых действий. При этом информационные операции проводимые во время боевых действий обозначаются термином «информационная борьба» и этот термин является адаптированным переводом понятия «Information warfare», которое, зачастую в русскоязычных источниках трактуется как «информационное противоборство», «информационная война». По замыслам американских разработчиков, информационные операции подразумевают использование сил и средств информационной борьбы для подготовки и применения вооружённых сил США и включают в себя деятельность высшего военно-политического руководства, органов государственного и военного управления, средств массовой информации, соответствующих компонентов информационного противоборства, направленную на подготовку и применение вооружённых сил США, формирование благоприятной информационной среды и создание условий для выполнения поставленных перед ними задач.

Главная особенность информационных операций, по представлению авторов американской концепции информационного противоборства, в том, что они, в отличие от информационной борьбы, ведутся как в мирное, так и в военное время во взаимодействии с высшими государственными и неправительственными структурами в интересах обеспечения всеобъемлющей политики национальной безопасности.

В качестве уточнения следует отметить, что на высшем государственном уровне информационное противоборство также определяется понятием «информационные операции». Это связано с тем, что представители государственных структур (Госдепартамента, Министерства юстиции, ЮСИА и другие организации), не могут принимать участие в деятельности, в названии которой есть слово «борьба». Учитывая, что данное исследование ограничено

5 Под информационным ресурсом понимается информация и информационные носители, технология получения, передачи, сбора, накопления, обработки, хранения и использования информации; инфраструктура, включающая центры накопления информации, средства автоматизации информационных процессов, коммутационных связей и сетей передачи данных; профаммно-матемэтические средства для управления информацией; административно-организационные органы управления информационными процессами, научные кадры - создатели баз данных и знаний, а также кадры по обслуживанию средств информатизации.

9 определенными рамками, основной акцент будет сделан на использовании СМИ в ходе подготовки и ведения военных действий.

В исследовании под термином «информационное противоборство» понимается применение всего спектра сил и средств информационных операций вооруженных сил и государства в целом как в мирное, так и в военное время, направленное на достижения целей, диктуемых национальными интересами государства.

В ходе исследования было изучено два направления в информационном противоборстве: информационно-психологическое и информационно-техническое . При информационно-психологической борьбе главными объектами воздействия, а следовательно, и защиты являются психика военно-политического руководства, личного состава вооруженных сил и населения страны, а также системы формирования общественного мнения и принятия решений. При информационно-технической борьбе главными объектами воздействия и защиты являются системы связи, телекоммуникационные и компьютерные системы, радиоэлектронные средства и т.д.

Основными компонентами ИО являются: психологические операции, противодействие разведке противника, введение противника в заблуждение, связи с общественностью и гражданским населением, РЭБ, защита и нападение на компьютерные сети и другие, которые приведены в приложении 2. В зависимости от поставленных задач каждый из компонентов использует СМИ в заданных целях.

Кроме того, используя в терминологическом аппарате диссертации такое понятие, как «информационные операции», автор исходит из того, что данный термин увязывает между собой и другие понятия: "деятельность органов психологических операций", "психологическая борьба", «борьба с системами управления», «маскировка», «дезинформация», «оперативная маскировка войск», «контрпропаганда», «морально-психологическое обеспечение», «радиоэлектронная борьба» и т.д. И, самое важное: использование

Панарин И. Информационная война и власть. - М., 2001 г. - С 67 - 68.

10
обобщенного понятия «информационное противоборство» -

«информационные операции» позволяет всесторонне изучить рассматриваемую проблему использования СМИ во всех аспектах информационной борьбы и функционального предназначения вооруженных сил - жизнедеятельности, боевого применения, участия в вооруженных конфликтах.

Анализируя в диссертации подходы к использованию СМИ в
информационном противоборстве автор, употребляя термины
«информационное обеспечение», «информационная политика»,

«информационно-психологическая экспансия» и др. отдает себе отчет в их сегодняшней недостаточной проработанности и содержании множества смыслов. Так например, под термином «информационное обеспечение» (Information assurance) в вооруженных силах США понимаются действия, которые проводятся для защиты собственных информационных ресурсов и информационных систем, обеспечения их эксплуатационной готовности, целостности, аутенфикации пользователей, конфиденциальности и безотказности в работе. В сферу ответственности информационного обеспечения также входят меры по восстановлению информационных систем, включая их защиту, обнаружение вторжения в них противника, а также адекватные ответные действия.

Наибольшего эффекта использования СМИ в интересах национальной безопасности достигают только при комплексном и интегрированном использовании всех сил и средств, привлекаемых для ведения информационного противоборства. В американских руководящих документах это определяется как достижение «синергетического» эффекта, под которым понимается системное планирование и применение сил, и их интеграция.

Изучение исторического опыта вооруженных конфликтов и войн, которые США вели во второй половине XX в., показывает, что в применении сил и средств информационного противоборства, а следовательно и использования СМИ произошел перенос усилий на более ранний период (от одного-двух месяцев до нескольких лет перед началом боевых действий),

11 появились новые средства и способы информационно-психологического и информационно-технического воздействия. Показательнее всего это было продемонстрировано американскими вооруженными силами в Ираке, на Гаити, в Югославии.

В США новые взгляды на содержание войны будущего прошли этап первоначального осмысления, перешедший в процесс стратегического планирования до начала XXI в. Там приступили к разработке документов, соответствующих следующим элементам структурно-логической схемы -про:~рамм, бюджетных предложений, оперативных планов, организационно-методических разработок. Поэтому информационное противоборство и использование в нем средств массовой информации следует рассматривать как один из элементов достижения стратегических целей национальных интересов США.

В условиях, когда существует межгосударственное соперничество за контроль над информационным пространством, актуальнейшее значение приобретает научное исследование тенденций использования СМИ, полученного опыта их применения с начала 1990-х гг. XX века по 2003гг. Именно в этот период произошли такие события как война в Персидском заливе 1990-1991гг, оккупации США Ирака с 2003г. по настоящее время, сочетающиеся с взрывным ростом информационных ресурсов нашей планеты.

Актуальность темы диссертации обусловлена:

Во-первых, появлением в решении геополитических задач новых подходов, основанных на активном использовании информации. Проблема обеспечения информационных аспектов национальной и военной безопасности страны переросла рамки не только военных и специальных ведомств, но теоретических изысканий, став предметом острой научной дискуссии. Изучение применения СМИ в ходе информационного противоборства на Ближнем Востоке абсолютно необходимо для анализа вероятных угроз Сирийской Арабской Республике.

Во-вторых, признанием того факта, что средства массовой информации стали реальной силой для достижения поставленных целей в различных сферах жизнедеятельности современных государств и обществ. Практическая реализация целей и задач использования СМИ в информационном противоборстве в зарубежных странах подчеркивает значимость скорейшей военно-научной проработки различных аспектов теории информационного противоборства, на основании которой можно будет реализовывать практические действия в интересах национальной, и прежде всего военной безопасности Сирийской Арабской Республики.

В-третьих, актуальной потребностью изучить эволюцию взглядов на подходы и опыт практического применения СМИ в различных составляющих информационного противоборства при решении военно-политических задач в локальных войнах и вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке в 1990-2003 гг. Это позволит критически оценить имеющийся опыт в использовании СМИ, целиком рассмотреть систему их применения, определить координатора решения вопросов в этой области, роль и полномочия различных ведомств с учетом специфики их деятельности.

В-четвертых, остротой задач качественной подготовки профессиональных кадров в вопросах информационного противоборства. В этом плане адекватное использование зарубежного опыта подготовки специалистов информационного противоборства всех уровней позволит повысить качество аналогичных разработок САР.

Подробное исследование эволюции использования СМИ позволит получить полезные исходные данные для выявления новых тенденций в современной военной науке, а это в свою очередь будет способствовать дальнейшей систематизации научных знаний в этой области.

Степень изученности и краткая историография темы. Тенденции и вытекающие из процесса информатизации общества перспективы, в том числе и геополитического соперничества в той или иной степени, рассматривались

13 еще в конце 70-х - начале 80-х гг. XX века . Однако, как показал анализ литературы и других источников, проблема эта исследована не в полной мере. Термины «борьба с системами управления», «информационная борьба», «информационные операции» стали широко употребляться с начала 1990-х годов по мере реализации новых доктринальных взглядов прежде всего военно-политического руководства США.

В российской библиографии информационно-психологическое и информационно-техническое противоборство в ходе военных действий рассматривались в качестве комплексной проблемы недостаточно, что является существенным пробелом в создании научных основ информационного противоборства в целом.

Об информационном противоборстве в целом говорится в трудах российских авторов А.Н. Грешневикова, С.Н. Гриняева, Н.В. Данилова, В.В Ефремова, В.М. Кандыбы, А.Г. Караяни, А.Я. Касюка, Н.А. Костина, С.А. Комова, Е.Г. Корогченко, В.Г. Крысько, В.А. Лисичкина, С.А. Модестова, B.C. Пирумова, Н.Д. Плотникова, А.И. Позднякова, В.Ф. Прокофьева, Г.Г. Почепцова, А.Н. Размазнина, СП. Расторгуева, М.А. Родионова, В.И. Слипченко, Н.И. Турко, В.Н. Целыковского, В.Д. Цыганкова, В.Н. Цымбала, А.В. Черкасова, Л.А. Шелепина, и некоторых других8.

См. работы зарубежных авторов: О. Тоффлера, 36. Бзежинского, Д. Белла, Е, Масуды, М. Кастельса, П. Друка, К. Штайнбуха и др., российских ученых В.М. Глушкова, А.А. Глушкова, А.П. Ершова, Н.Н. Моисеева, Г.С. Моисеева, А. А. Самарского, А.Н. Тихонова и др.

8 См.: Трешневиков А.Н. Информационная война. М.: Русскій мірт>; Рыбинск: Рыбинское подворье, 1999; Гриняев С.Н. Интеллектуальное противодействие информационному оружию. М.: СИНТЕГ, 1999; Караяни А.Г. Информационно-психологическое противоборство в современной войне. М.: ВУ, 1997; Ефремов В.В., Караяни А.Г., Размазнин А.Н., Целыковский В.Н. Информационно-психологическое противоборство: сущность, содержание, методы / Под ред. А.Н. Кондакова. М: ВУ, 2000; Костин Н.А. Общие основы теории информационной борьбы // Военная мысль. 1994. Лг 4; Комов С.А. О способах и формах ведения информационной борьбы // Военная мысль. 1997. № 4; Крысько В.Г. Секреты психологической воины (цели, задачи, методы, формы, опыт). Минск: Харвест ТОО, 1999; Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Третья мировая информационно-психологическая война. М.: Ин-т соц.-полит. исследований, 1999; Модестов С.А. Война, к которой готовится Америка // Независимое военное обозрение. 1996. № 48; Модестов С,А. Информационное противоборство как фактор геополитической конкуренции. М.: МОНФ, 1999; Николаев Ю., Цымбал В., Шунин О. Приоритеты в развитии ОПК: как их определить? // Обозрение. 1998. №1; Прокофьев В.Ф. Тайное оружие информационной войны. М.: СИНТЕГ, 1999; Расторгуев СП. Информационная война. М.: Изд-во «Радио и связь», 1998; Пирумов B.C., Родионов М.А. Некоторые аспекты информационной борьбы в военных конфликтах // Военная мысль, 1997. Л'г 5; Почепцов Г.Г. Информационные войны. М.: Релф бук, 2000; Смолян Б.Г., Цышчко B.H., Черешкин Д. Оружие которое может быть опасней ядерного // Независимое военное обозрение. 1995. № 3; Черкасов А.В. Фронт без выстрелов, Информационно-психологическое противоборство в локальных конфликтах // Независимое военное обозрение. 1997. № 3 и др.

Об информационно-психологической безопасности - в трудах А.Б. Антопольского, А.Е. Войскунского, Г.В. Грачева, А.К. Грязнова, Г.М. Зараковского, А.А. Кононова, В.Н. Лопатина, И.Н. Панарина, СЮ. Решетиной, В.М. Розипа, С.К. Рощина, ГЛ. Смоляна, В.А. Соснина, В.Н. Цыгичко, Д.С. Черешкина, Э.Г. Шевелева, В.В. Юдина и др.9

О контрпропаганде и защите от информационно-психологического воздействия противника - в трудах Ю.Н. Арзамаскина, В.Л. Артемова, Л.И. Войтенко, Д.А. Волкогонова, Н.И. Гаврилова, И.С. Даниленко, И.А. Иевлева, Б.И. м, А.Г. Караяни, П.А. Корчемного, В.Г. Кузнецова, П.Г. Михнушева, В.М. Осипова, Ю.Н. Рыбина, О.Л. Сарина, В.В. Серебрянникова, Ю.А. Сидоренко, К.В. Спирова, О.В. Томашко, Э.П. Утлика, Н.В. Шапалина, А.А. Чертополоха, А.Ф. Юденкова, В.Н. Ярошенко и многих других10.

В США особое внимание возможностям информационного противоборства стало уделяться с середины 1980-х годов после анализа операций на Гренаде, в Панаме, войны в Персидском заливе. Первое появление термина «информационная борьба» в официальных источниках относится к

См.: Грачев Г.В., Грязное А.К. Проблемы информационно-психологической безопасности страны: взаимосвязь субъектов и объектов социально-психологической защиты / Проблемы информационно-психологической безопасности / Под ред. А,В. Брушлинского и В.Е. Лепского М,: Институт психологии РАН, 1996; Комов С.А., Юдин В.В. Некоторые вопросы методологии обеспечения информационной безопасности страны // Информационно-аналитический бюллетень. Специальный выпуск // Информационная безопасность России Клуб «Реалисты». М.: 1998; Цыганков В.Д., Лопатин В.Н. Психотронное оружие и безопасность России. М.; СИНТЕГ, 1999; Рощин С.К., Соснин В.А. Психологическая безопасность: новый подход к безопасности человека. Общества и государства // Российский монитор. 1995. № 6; Шевелев Э.Г, Информационный аспект безопасного развития России на пороге ХХЇ века: актуальные проблемы и пути их разработки. М.: 1998; Панарин И.Н. Психологические аспекты обеспечения национальной безопасности России. Ч. I и II. М: 1995-1996 гг.; Панарин И.Н. Информационно-психологическое обеспечение национальной безопасности России. М.: 1998; Решетина С.Ю., Смолян ГЛ. Информационно-психологическая безопасность личности (контуры проблемы) / Проблемы информационно-психологической безопасности / Под ред. Брушлинского А.В, и Лепского В.Е. М.: 1996; Смолян ГЛ., Зараковскнй Г.М., Розин В.М., Войскунский А.Е. Информационно-психологическая безопасность (определение и анализ предметной области). М.: ИСА РАН, 1997; Черешкип Д.С., Антокольский А.Б., Кононов А.А., Смолян Г.Л., Цыгичко В.Н. Защита информационных ресурсов в условиях развития мировых открытых сетей. М,; ИСА РАН, 1997 и др.

10 Артемов В.Л. Против клеветы и домыслов. Сущность, методы, практика контрпропаганды. М.: Политиздат, 1987; Войтенко Л.И. «Психологическая война» Запада против ГДР и стран социалистического содружества. Проблемы контр пропаганды / Против фальсификации внешней и внутренней политики Советского Союза. М.: 1986; Волкогонов Д.А. Психологическая война. М., Воениздат, 1984.; Волкогонов Д.А. Оружие истины і Контр про па ганда: теория и практика/ Волкогонов Д.А., Даниленко И.С. и др. М.: Воениздат, 1988; Грачев Г.В, Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической защиты, М.; Изд-во РАГС, 1998; Иевлев И.А., Юденков А.Ф. Оружием контрпропаганды. М.: Мысль, 1988; Панарин И.Н. Психологические аспекты обеспечения национальной безопасности России. М.: 1995; Чертополох А.А, Информационно-психологический фактор в современной войне: Учебное пособие. М,: Военный университет, 1998; Шапалин Н.В. Организация контрпропаганды в армии и на флоте / Контр пропаганда: теория и практика , Волкогонов Д.А., Даниленко И.С. и др. М.: 1988; Ярошенко В.Н, "Черный " эфир: подрывная пропаганда е системе буржуазного внешнеполитического радиовещания. М,: 1986 и др.

15 началу 90-х годов. Публикация ряда открытых документов министерства обороны США положила начало обширной общественной и научной дискуссии в области информационного противоборства. Следует отметить работы следующих авторов: О. Тоффлера «Третья волна», «Перераспределение власти», «Война и антивойна: выживание в XXI веке»; Д. Агуилла и Д. Ронфельда «Кибервойна приближается», «Информация, власть и великая стратегия»; Д. Альбертса «Оборонная информационная борьба»; Дж. Штейна «Информационная борьба»; Р. Шафранского «Теория информационной войны: подготовка 2020»; В. Швартау «Информационная борьба: хаос на информационной автостраде»; М, Либики «Что такое информационная борьба»; Т. Томаса «Российские взгляды на борьбу на основе информации» и

ДР."

В Сирийской Арабской Республике проблеме информационного противоборства и использованию в нем СМИ стали уделять внимание в ходе и после окончания войны в Персидском заливе в 1990—1991гг. Ей были посвящены работы Х.А. Туркманий, Ф. аль-Айнии, А.А. аль-Хораний, М. Интакии, Ф.А. аль-Абдулла, А.А. аль-Жбурии, М.М. Дауд, Н.Р. Агга, А.А. аль-Румхайн , Эти же вопросы не остались без внимания в других арабских государствах региона. Многие аспекты информационного противоборства

11 Toffler A. The Third Wave. New York. 1980; Toffler A. and H. War and Anti-War: Survival at the Dawn of the 21st Century. Boston 1993; Arquilh J., Ronfeldt D. "Cyberwar Is Coming!" Comparative Strategy. Vol. 12, № 2, Summer 1993; Szafranski R. A Theory of Information Warfare: Preparing for 2020. Airpower Journal. Spring 1995; Libicki M. What is Information Warfare? Washington. 1995; Libicki M. Protecting the United States in Cyberspace. Washington. 1996; Campen A. The First Information War. Fairfax. 1992; Schwartau W. Information Warfare: Chaos on the Information Superhighway. New York. І996; Stein G. Information Warfare. Airpower Journal. Spring 1995; Thomas T. Russian Views on Information-Based Warfare, Airpower Journal. Special Edition 1996; Campen A. ed. The First Information War. Fairfax, Va., October 1992; Toffler A, and H. War and Anti-War. Survival at the Dawn of the 21-st Century. Boston. 1993.; Schwartau W. Information Warfare: Chaos on the Electronic Superhighway. Thunder's Mouth Press, New York, 1994; Libicki M. What is Information Warfare? Institute for National Strategic Studies. 1995; Szafranski R. A theory of information warfare; Preparing for 2020 tl Airpower Journal. 1995; Stein G. Information Warfare//Airpower Journal. 1995;MolanderR. et, al. Strategic Information Warfare: A New Face of War. RAND. 1995; Nye J., Owens W. America's Information Edge//Foreign Affairs. March/April, 1996. и т.д. 12ТуркманиЙ Х.А, Национальная безопасность в XXI веке. Дамаск, 2004 г. (на араб, яз.); Аль-Айнии Ф. Техника убеждения в массовой информации, Дамаск, 1998 (на араб, яз.); Аль-Хораний А.А. Культурное нашествие и попытки прорыва арабской идеологии, Дамаск, 2002 (на араб, яз.); Интаки М. Перспективные взгляды на информацию. Дамаск, 2005 (на араб, яз.); Аль-Румхайн А.А. Роль СМИ в жизни общества. Дамаск, 2002 (на араб, яз.); Аль-Абдулла Ф.А, Американская империя и арессивная война против Ирака. Дамаск, 2004 (на араб, яз.); Аль-Жбурий А.А. Мотивы и обоснования американской войны против Ирака, Дамаск, 2004 (на араб, яз.); Дауд М.М, Война слов в американском нашествии на Ирак, Каир, 2003 (на араб, яз.); Агга Н.Р. Между политикой и информацией. Бейрут, 2003 (на араб, яз.) и др.

рассматривались такими исследователями, как К.Х. Усман, М. аль-Даббаг, К. Шалабии, А. аль-Зубайдии, 3. аль-Бадайна, М.А. Хатем, М.М. Жиджаб, А. Ауад, А. аль-Джабири, У. аль-Хаули, Х.Х. Мухамед, М.Х. Хайкал'3.

Исследование проблемы диссертации автор осуществлял через изучение различных по своему происхождению и содержанию источников и трудов на арабском, русском и английском языках (подробный перечень, использованных источников и литературы приведен в Библиографическом списке использованной литературы).

Основу источниковой базы составляют различные исторические документы, хранящиеся в ИНИОН, Российской государственной библиотеке, Центральной государственной библиотеки Аль-Асад, Центра стратегических исследований министерства обороны САР, архива Политического управления Министерства обороны САР, а также документы Совместных войск, Многонациональной коалиции, других арабских государств. Всю источниковую базу можно разделить на несколько групп.

Первая группа - это открытые документы администрации президента США, конгресса и других правительственных ведомств Соединенных Штатов, руководящие и доктринальные документы министерства обороны США, Комитета начальников штабов, министерств и штабов видов вооруженных сил, в той или иной степени касающиеся различных аспектов информационного противоборства, в том числе в которых рассматриваются вопросы, касающиеся использования средств массовой информации. Это прежде всего «Объединенная перспектива 2010», «Концепция будущих объединенных операций: расширенная объединенная перспектива 2010», «Объединенная перспектива 2020», ежегодные доклады министра обороны США президенту и

13 Усман К.Х. Третья воина в заливе - дневник спланированной американской войны против Ирака. Каир, 2002 (на араб, яз.); Аль-Дабаг М. Обман в в войне в Заливе-битва информации. Амман, 1993 (на араб, яз.); Шалабий К. Информация и пропаганда в войне в Заливе (документы оперативного штаба). Каир, 1992 (на араб, яз.); Аль-Зубайдии А. Взгляд на управление войной в Ираке, Бейрут, 2002 (на араб, яз.); Аль-Бадайна 3. Информационная война и безопасность, Амман, 2002 (на араб, яз.); Хатем М.А. Воздействие информации и пропаганды на общественное мнение, Каир, 1993 (на араб, яз.); Хиджаб М.М. Психологическая воина, Каир, 2005 (на араб, яз.); Аль-Джабирии А. Тайны последних часов перед падением Багдада, Амман, 2004 (на араб, яз.); Аль-Хаули У. и др. Информационная революция и арабы. Бейрут, 2004 (на араб, яз.); Мухамед Х.Х. Общественное мнение и влияние информации и пропаганды на него. Каир, 1993 (на араб, яз.); Хайкал М.Х Американская империя и нападение на Ирак. Каир, 2003 (на араб. яз.).

17 конгрессу, четырехлетние оборонные обзоры, «Объединенная доктрина информационных операций», «Объединенная доктрина борьбы с системами управления», полевой устав FM-106 «Информационные операции», устав ВВС AFD 2-5 «Информационные операции», полевой устав FM-3-0 «Операции» и

Вторая группа - это разработки американских научно-

исследовательских центров и военно-учебных заведений по проблеме информационного противоборства. В первую очередь это ряд отчетов корпорации РЭНД, сделанных по заказу министерства обороны США: «В лагере Афины: подготовка к конфликтам в информационном веке», «Появление ноополитики: к американской информационной стратегии», «Стратегическая информационная борьба: новое лицо войны», «Усиливающаяся стратегическая информационная борьба», «Появление сетевых войн», «На следующий день... в киберпространстве», «Глобальная технологическая революция» и другие, а также разработки Национального университета обороны, Института оборонного анализа, Центра международных и стратегических исследований, различных научно-исследовательских групп, занимающихся исследованием различных аспектов информационной борьбы и использования информации15.

14 National Plan for Information Systems Protection, Version 1.0. An invitation to a Dialogue, Washington, 2000;
Report of the President of the United States on the Status of Federal Critical Infrastructure Protection Activites.
Washington. January. 2001; Joint Vision 2010. Washington, 1995; Concept for Future Joint Operations; Expanding
Joint Vision 2010. Ft. Monroe. 1997; Information Warfare; A Strategy for Peace the Decisive Edge in War.
Washington, 1996; Joint Vision 2020. Washington, 2000; Annual Report to the President and Congress. Washington,
January 2001; Quadrannial Defense Review, Washington, 30 September. 2001; Transforming Defense; National
Security in the 2 Ist Century. Arlington. December 1997; Joint Doctrine for Information Operations. Washington, 9
October 1998; Joint Doctrine for Command and Control Warfare (C2W). Washington, 7 February 1996; Field Manual
FM 100-6 Information Operations. Washington, Augusts. 1996; Information Operations. Air Force Doctrine Document
2-5. Alabama, 5 August. 1998; Information Warfare: Legal, Regulator)', Policy, and Organizational Considerations
for Assurance. Washington, 1996 и др.

15 Molander R. and others. Strategic Information Warfare; A New Face of War. Santa Monica, RAND. 1996;
Molander R. Strategic Information Warfare Rising. Santa Monica, RAND, 1998; Arquilla J., Ronfeldt D., (eds.). In
Athena's Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. Santa Monica, RAND, 1997; Arquilla J., Ronfeldt D,
The Emergence of Noopolitik: Toward an American Information Strategy. Santa Monica, RAND. 1997; The Global
Course of the Information Revolution: Political, Economic, and Social Consequences. Santa Monica, RAND. 2000;
Wilson P., Mussington D., Mesic R., Anderson R., Hearn A.. An Exploration of Cyberspace security R&D Investment
strategies for DARPA: "The Day After in Cyberspace 11". Santa Monica, RAND. 1996; The global technology
revolution: bio/nano/materials trends and their synergies with information technology by 2015. Santa Monica, RAND.
2001; Information Warfare: Selected Long-Range Technology Applications. IDA. 1996; Information Warfare
Technologies: Survey of Selected Civil Sector Activities. IDA. 1996; Global Trends 2015: A Dialogue About the
Future With Nongovernment Experts. NIC. Washington, December, 2000 и др,

Автор внимательно изучил материалы по информационному

противоборству, которые были разработаны в военных академиях Российской Федерации и научно-исследовательских учреждениях Министерства обороны РФ, в том числе в Институте военной истории.

Анализ этих источников позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на довольно большое количество различных материалов, исторический аспект использования СМИ в информационном противоборстве, не нашел в них полного и комплексного отражения. Кроме того, историографический обзор исследований и публикаций показал, что интерпретация российскими исследователями американского подхода к информационному противоборству, основанная не на изучении оригинальных источников, порой, изобилует излишней, психологизацией или, наоборот, технократизмом.

Сбор, обобщение и изучение материалов, имеющих отношение к теме исследования, показали, что указанные источники содержат необходимую базу для глубокого и комплексного анализа поднятой диссертантом проблемы.

При работе с арабскими, российскими и западными источниками автор учитывал особенности и специфику данной проблематики, а также тот факт, что доступная общественности деятельность структур, участвующих в информационном противоборстве, является лишь видимой частью всего спектра проблемы. Несомненно, замыслы и технологии реализации информационного противоборства еще долгие годы в силу известных причин будут не доступны для широкой научной общественности.

Проведенный исторический анализ показывает, что вопрос использования СМИ в системе информационного противоборства в локальных войнах и вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке в исследуемый в диссертации период не нашли полного всестороннего отражения в научных трудах и официальных документах. В связи с этим проведение такого исследования имеет теоретическую и практическую значимость для дальнейшего совершенствования способов применения СМИ в системе информационно-психологического воздействия.

Объектом исследования являются роль и место СМИ в системе информационного противоборства в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке в рассматриваемый период.

Предметом исследования являются основные этапы, особенности и способы использования СМИ для достижения целей информационного противоборства на Ближнем Востоке в 1990-2003 гг. массовой информации в информационном противоборстве на Ближнем Востоке в 1990-2003гг.

Научная задача заключается в выявлении роли и места СМИ в системе информационного противоборства в локальных войнах и вооруженных конфликтах на Ближнем Востоке в 1990-2003гг.

Цель диссертационно» работы - на основе комплексного анализа источников и литературы выявить значение средств массовой информации противоборствующих сторон - участников локальных войн и вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке в 1990-2003гг в достижении целей информационного противоборства, раскрыть деятельность военно-политического руководства по использованию СМИ как средства информационно-психологического воздействия.

Для выполнения указанной научной задачи ставились следующие исследовательские задачи:

выявить значение развития информационных технологий на повышение эффективности применения СМИ в информационном противоборстве;

раскрыть содержание основных этапов использования СМИ в информационном противоборстве;

раскрыть характерные черты и особенности применения СМИ как составной части информационного противоборства в условиях Ближнего Востока;

оценить опыт использования СМИ в информационном противоборстве, полученный сторонами на различных этапах зарождения и развития конфликтов на Ближнем Востоке.

сформулировать научные выводы и дать рекомендации по использованию СМИ в информационном противоборстве для Сирийской Арабской Республики.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 1990-х гг. XX века и до 2003г., с момента, когда было развернуто масштабное информационное противоборство в ходе военных действий в Персидском заливе 1990—1991гг. и до оккупации Ирака в 2003 г. Начало исследуемого периода совпадает с вооруженной агрессией Ирака против Кувейта в августе 1990 г. Последовавшая за этим жесткая реакция мирового сообщества, а вслед за ней и военные действия Многонациональных сил явились серьезной апробацией формирующейся качественно новой концепции информационного противоборства.

С учетом специфики и некоторых особенностей предмета исследования эволюция использования СМИ в информационном противоборстве в регионе Ближнего Востока изучалась на фоне происходящих военных, экономических, политических, дипломатических процессов.

Завершение исследуемого периода обусловлено тем, что в 2003 году стало очевидно, что достижение военной победы войск англо-американской коалиции над режимом С. Хусейна не привело к победе военно-политической. Ирак захлестнули межэтнические противоречия, отягощенные начинающейся гражданской войной и масштабными действиями различного толка террористических групп.

Рамки предмета ограничены использованием СМИ в системе информационного противоборства в зоне Персидского (Арабского) залива: военных действий Ирака против Кувейта, МНС против Ирака, группировки ВС США и Великобритании против Ирака, ВС США против Ирака.

В связи с тем, что в западной, российской и сирийской научной литературе, а тем более в публицистике по этой проблематике используются несовпадающие, а порой противоречивые термины и определения, автор счел целесообразным использовать в диссертации терминологический аппарат

вооруженных сил США с соответствующими пояснениями и указаниями на российские и сирийские эквиваленты понятий (если они есть) для более точной трактовки использования СМИ в информационном противоборстве. В ходе их исследования даны соответствующие ссылки на глоссарий терминов и аббревиатур, приведенных в приложении к диссертации.

Теоретико-методологические основы исследования. Теоретическую и методологическую основу исследования составляют диалектический метод познания общества и его истории, классические принципы научности, историзма и объективности, позволившие конкретно и творчески решать поисковые задачи, выявить внутреннюю логику использования СМИ в информационном противоборстве в соответвии с замыслами противостоящих сторон, раскрыть взаимосвязи между разнообразными явлениями политической, экономической и военной жизни участников противоборства. При этом значительное место отводилось синтезу, сравнению и обобщению исследуемых явлений. Все это позволило последовательно, по периодам рассмотреть содержание предмета исследования, выявить сущность и причинно-следственные связи в его историческом развитии и в итоге получить определенные результаты. Сравнительный анализ дал автору проанализировать избранную проблему в контексте развития стратегии и тактики использования СМИ в рамках информационного противоборства.

Опора на общенаучные методы исследования, такие как исторический, проблемно-логический и другие, позволили автору изучить эволюцию взглядов в первую очередь военно-политического руководства США на содержание и способы использования СМИ в интересах национальной безопасности, проследить хронологическую последовательность и некоторые особые тенденции.

При подготовке диссертации особое значение имело использование исторических методов исследования: проблемно-хронологического, сравнительно-исторического, периодизации, актуализации, ретроспективы, а также смежных - классификации, статистического и т.д.

В целом диссертация написана в проблемно-хронологическом ключе, что позволило глубже изучить и обобщить исторический опыт использования СМИ в информационном противоборстве в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке в 1990-2003гг.

Научная новизна исследования., по мнению автора, обусловлена недостаточной изученностью в российских и сирийских источниках и литературе вопросов использования СМИ в системе информационного противоборства на Ближнем Востоке на рубеже XX и XXI веков и заключается:

в обобщении опыта деятельности американского военно-политического руководства в сфере формирования и использования глобального информационного пространства в интересах обеспечения национальной безопасности США;

в рассмотрении эволюции взглядов на вопросы использования СМИ в информационном противоборстве государств региона;

в введении в научный оборот и уточнении ряда суждений и понятий, связанных с разрабатываемой темой;

в разработке научно-практических рекомендаций и предложений по использованию СМИ в ходе военных конфликтов. Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что

анализируемый в ней материал и сделанные выводы могут в определенной степени способствовать совершенствованию и дальнейшему развитию исторической науки, так как расширяют знания по истории развития и современного состояния проблемы использования СМИ в информационном противоборстве. Теоретические выводы по диссертации могут быть использованы при разработке концепций и программ в области национальной безопасности и внешней политики Сирийской Арабской Республики.

Содержащаяся в выводах оценка эффективности использования СМИ в информационном противоборстве, ведущимся вооруженными силами США, Многонациональной коалицией, Совместными войсками, иракскими вооруженными силами в ходе военных действий в 1990—2003гг. позволяет

23 определить информационные угрозы для Сирийской Арабской Республики на современном этапе.

Кроме того, научные результаты работы, выводы и предложения могут:

составить определенную источниковую и теоретическую базу для последующих исследований в данной или смежных областях по вопросам использования СМИ в информационном противоборстве;

вызвать профессиональный интерес не только у представителей сирийской, российской военной науки, но и у руководителей сирийского государства, его политических и общественных деятелей направленностью использования СМИ, состоянием и беспрецедентными темпами практической реализации программ информационного противоборства, информационной безопасности, а также возможностями и перспективами использования данного вида противоборства в области информационно-психологического воздействия;

способствовать дальнейшему комплексному изучению современных проблем войны и мира, в том числе поиску путей международного закрепления правил ведения информационного противоборства и использования средств массовой информации;

обеспечить преподавателей военно-учебных заведений САР и МО РФ дополнительным материалом по истории использования СМИ в информационном противоборстве.

Положения диссертационного исследования представят безусловный интерес для Министерства обороны, Службы безопасности, Службы разведки, Агенства правительственной связи и информации и других структур Сирийской Арабской Республики, занимающихся изучением проблем информационного противоборства.

Структура диссертации подчинена общему замыслу работы, обусловлена поставленной целью и задачами исследования. Она состоит из введения, двух глав, заключения и приложений.

Во введении обоснованы актуальность и хронологические рамки темы, показана степень ее научной разработанности, определены объект, предмет,

24 цели и задачи, методологическая и источниковая база исследования, а также его научная новизна и практическая значимость.

Первая глава - «Роль информационного противоборства в обеспечении национальной безопасности государства» - состоит из трех разделов. В разделе «Сущность, значение и формы информационного противоборства (по взглядам США)» рассматривается американская концепция информационного противоборства - информационных операций. Информационные операции исследуются как метод достижения информационного доминирования в мирное и военное время через интеграцию всех информационных воздействий в общую стратегию национальной безопасности. В разделе «Формирование системы информационного противоборства в условиях Ближнего Востока в 1990— 1992гг.)» рассматривается полученный в ходе войны в Персидском заливе опыт использования сил и средств информационного противоборства. В третьем разделе «Развитие форм и способов ведения информационного противоборства на Ближнем Востоке (1992-2003 гг.)» освещается дальнейшее развитие информационного противоборства в условиях управляемого конфликта, подготовки и ведения войны против Ирака в 2003г.

Вторая глава - «Роль и место средств массовой информации в информационном противоборстве в ходе военных действий в зоне Персидского залива (1990-2003 гг.)» также состоит из трех разделов. В первом разделе «Использование средств массовой информации в информационно-психологической борьбе в 1990—1992гг.» анализируется опыт использования СМИ противоборствующими сторонами при подготовке и в ходе военных действий в зоне Персидского залива.

Во втором разделе «Действия СМИ в интересах информационного противоборства в 1992-2002 гг.» рассматриваются новые военно-теоретические взгляды и полученный опыт по использованию СМИ в информационном противоборстве после прекращения военных действий, в условиях применения экономических и политических санкций в отношении Ирака. В третьем разделе «Использование средств массовой информации при подготовке и проведении

25 операции «Свобода Ираку» освещается применение СМИ англо-американской коалицией, странами региона, Ираком в информационном противоборстве при реализации национальных интересов.

В заключении диссертации подведены итоги исследования, сделаны выводы и обобщения, обоснованы практические рекомендации и предложения.

В приложениях даны список использованных источников и литературы, схемы и таблицы, которые дополняют фактологическую основу, необходимую для аргументации выводов диссертанта.

Апробация диссератации. Основные идеи и теоретические положения диссертации апробированы автором:

в ходе военно-научных и научно-практических конференций;

в выступлениях с научными докладами и сообщениями в Политическом управлении, других органах военного управления, военно-учебных заведениях и средствах военной печати вооруженных сил САР;

в научно-исследовательской работе в Политическом управлении ВС САР;

в ходе командно-штабных учений и игр, проводимых в Министерстве обороны Сирийской Арабской Республики.

Положения, выносимые на защиту:

Основные направления использования СМИ в информационном противоборстве на Ближнем Востоке в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов в 1990—2003гг, Эволюция содержания, форм и способов использования СМИ на различных этапах эскалации конфликта в зоне Персидского залива. Итоги и уроки использования СМИ на Ближнем Востоке для дальнейшего совершенствования теории и практики информационно противоборства.

Публикации по теме диссертации. Основное содержание исследования отражено в публикациях:

1. Психологическое обеспечение боевых действий войск в современных условиях //Жайш Аль-Щааб. 1993. №1704.-0,6 п.л. (на араб, яз.)

  1. Аппарат психологических операций США // Жайш Аль-Щааб. 1994. №1728.-0,5 п.л. (на араб, яз.)

  2. Психологическая подготовка//Жайш Аль-Щааб. 1994. № 1744,1745.-0,6 п.л. (на араб, яз.)

  3. Информационная война против Ирака // Жайш Аль-Щааб. 2006. №1965. -0,7 п.л. (на араб, яз.)

  4. Информационная борьба//Жайш Аль-Щааб. 2006. №1960.-0,6 п.л. (на араб, яз.)

  5. Спутники США используемые в радиотехнической разведке // Военная мысль, 1995. №2. - 0,6 п.л. (на араб, яз.)

  6. Информационное обеспечение боевых действии армии США // Военная мысль. 2004. № 2. - 0,9 п.л. (на араб, яз.)

  7. Информация - бог будущей войны // Военная мысль. 2006. № 4.-1,2 п.л. (на араб, яз.)

  8. Использование СМИ в информационном противоборстве в ходе войны в Персидском заливе в 1990-1991гг. // Постигая военную историю. М.: ИВИ, 2006.-0.8 п.л.

10.СМИ США в системе информационно-психологического воздействия при подготовке и проведении операции «Свобода Ираку» // Сборник научных статей молодых ученых Института военной истории. М.: ИВИ, 2006, - 0,8 п.л.

П.Информационные баталии в Иракской войне / М.: ИВИ МО РФ, 2006. - 0,4 п.л. Рукопись депонирована в ИНИОН РАН,

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций