Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Белов Виктор Васильевич. Теоретико-политологический анализ становления бизнес-элит в современной России : диссертация ... кандидата политических наук : 23.00.01 / Белов Виктор Васильевич; [Место защиты: Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Филос. фак.].- Москва, 2009.- 190 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-23/202


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО - ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ФОРМИРОВАНИЯ БИЗНЕС-ЭЛИТ В СОВРЕМЕННОЙ
РОССИИ
19

  1. Возникновение и институционализация элитологии в системе политических наук 19

  2. Тематические «ниши» в современной элитологии: проблема становления бизнес-элит 26

  3. Сущность и функции бизнес-элит в условиях меняющегося мира 29

1.4. Типология бизнес-элит 50

1.5. Методология измерения социодинамики формирования бизнес-
элит 64

ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПРОГНОСТИЧЕСКИЕ
АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ БИЗНЕС-ЭЛИТЫ В СОВРЕМЕННОЙ
РОССИИ
76

2.1. Методология изучения процесса формирования бизнес-элиты в
современной России 76

2.2. Основные этапы становления и развития бизнес-элиты 85

2.3. Перспективы становления и гарантии безопасности бизнес-элиты
России в геополитическом контексте (прогностический подход) 97

ГЛАВА 3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ БИЗНЕС-ЭЛИТ:
ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ
118

  1. Формы и методы политической активности бизнес-элит 118

  2. Политические функции бизнес-элит в современной России 121

  3. Особенности и перспективы эволюции взаимоотношений власти и бизнес-элит 142

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 163

БИБЛИОГРАФИЯ 173



Введение диссертации:

Актуальность темы исследования.

Российская Федерация вступила в третье тысячелетие в сложной внутриполитической и международной обстановке, оценка которой во многом предопределяется теоретическими и политическими установками исследователей и, прежде всего, их ориентацией на конкурирующие научные школы и политические доктрины — так называемые великие учения. По словам А.С.Панарина, такие учения (от либерализма до марксизма) «представляют собой смесь догматической «научной» самоуверенности с психологией гедонистического баловня судьбы, ожидающего от будущего исполнения всех своих капризов».1 Но при всем многообразии подходов трудно не заметить две разнонаправленных, но связанных между собой тенденции.

Первая тенденция — поэтапное восстановление экономического потенциала России, связанное с возникновением класса крупных собственников. Эта тенденция делает остроактуальным теоретический поиск новых форм политического устройства, обеспечивающих и легитимирующих становление бизнес-элит, а также соответствующих моделей средне- и долгосрочного развития, способных обеспечить одновременно и социально-политическую стабильность, и ускоренную модернизацию страны с учетом вызовов времени, важнейшим их которых является смена технологических укладов. Вторая тенденция - постоянно углубляющееся социальное расслоение, порождающее скрытые и явные конфликты, в том числе межрегиональные и межэтнические.

Синхронизация (в данном случае спонтанное наложение во времени) указанных тенденций повышает общественный интерес к радикальным политическим теориям и доктринам преимущественно левого направления, порождая идеализацию целей и принципов, лежащих в основе демонтированной политической системы, в рамках которой была

1 Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование. М.: Алгоритм, 2000. С. 18.

4 реализована теория «бесклассового общества». Все это происходит на фоне осуществления масштабных социальных и экономических реформ, не имеющих ничего общего с конституционным принципом построения социального государства, означающим введение жесткого контроля государства за сокращением «социальных ножниц».

В результате существенно осложняется процесс легитимации новых элит, что, в свою очередь, дестабилизирует политическую систему. Как подметил Ф.Фукуяма, сам по себе дефицит легитимности еще не говорит о кризисе режима, но только до тех пор, пока эта нехватка не начинает «инфицировать» элиты, сплоченность которых позволяет режиму функционировать. Угрозы безопасному развитию общества, источником которых является дефицит легитимности, заслуживают особого внимания, поскольку отсутствие социальной опоры вынуждает элиту, как подметил испанский политолог Л.С.Санистебан, прибегать «к систематическому использованию физического насилия, что, в свою очередь, еще больше лишает ее престижа в глазах общества в целом».2

Возможность такого сценария повышается в тот критический момент, когда формируются основные политические институты, еще не ставшие «институциональными фактами», не прошедшие горнило «хабитуализации», т.е. «опривычивания», без которого «любое действие не только не сможет стать образцом, но и не может быть «ipso facto осознано как образец его исполнителем». Сочетание указанных факторов осложняет и преодоление последствий системного политического и экономического кризиса, через который наша страна прошла после распада СССР. Актуальность исследования этого феномена резко возрастает в настоящее время, поскольку наиболее опасные последствия «перестроечного кризиса», среди которых особого внимания требует критический уровень социального неравенства,

Санистебан Л.С. Основы политической науки. / Перевод с испанского В.Л. Заболотного. -М.: МП "Владан", 1992. С. 61.

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: трактат по социологии знания. М.: Медиум. 1995. С. 90-91.

5 накладываются на первые, но грозные проявления наступающего глобального кризиса - финансового и экономического.

Указанные противоречия обостряются еще и по той причине, что правящий класс и бизнес-элита современной России, восстановив управление в сфере производства, прежде всего, в сырьевом секторе, не смогли устранить факторы риска, способные в критический момент дестабилизировать политическую систему - критический рост коррупции и несогласованность действий в восстановлении социальной инфраструктуры. Российскому государству и гражданскому обществу придется в ближайшие годы осуществить масштабную коррекцию политического курса, поскольку развитая социальная инфраструктура в течение долгого времени служила образцом для политической эволюции ряда европейских стран, большая часть которых развивается в соответствии с собственными моделями построения социального государства.

На этом фоне остроактуальными в практическом плане становятся теоретические аспекты соотношения власти и собственности. Сегодня эта проблема переходит в разряд важнейших политических проблем и требует своего политологического осмысления с учетом «постприватизационного синдрома», кардинально изменившего структуру общества и правовое пространство России, а также специфики формирования, функционирования и роста политического влияния национальных бизнес-элит. А это требование, в свою очередь, актуализирует исследования теоретических и методологических аспектов процесса политической легитимации и институционализации новых элит.

Даже первые подходы к этой теме обнаруживают, с одной стороны, переплетение интересов экономической элиты с интересами государства и размытость границ между бизнес-элитой и политическим классом, а с другой стороны, ее неоднородность и противоречивость групповых устремлений, в ряде случаев трудно совместимых с общенациональными интересами. Актуальность собственно теоретического аспекта проблемы заключается в

том, что при политологическом анализе ситуации следует не только учитывать риски, связанные с первыми этапами зарождения и становления бизнес-элит, но и прогнозировать новые возможности развития и вероятные риски, с которыми российское государство столкнется в ближайшее время. Одна из тенденций такого рода, которая изменяет расстановку сил и потенциал страны, - приход на смену «компрадорской буржуазии» национального капитала, способного заявить о своих политических интересах и о геополитических амбициях.

Повышенный интерес к теме объясняется и тем, что одним из важнейших аспектов политических и социально-экономических трансформаций в посткоммунистической России стала модификация традиционной модели рекрутирования элит - переход от номенклатурного принципа элитообразования к принципу элитного плюрализма. В результате демократизации политической системы сложились предпосылки перехода от закрытой, т.е. номенклатурной модели рекрутирования правящего класса к открытой (с точки зрения социальной мобильности) модели. Происходящие изменения обязывают представителей крупного бизнеса расширять социальную опору и углублять внутригрупповую консолидацию бизнес-сообщества, используя новые схемы взаимодействия с властью и гражданским обществом.

Степень научной разработанности темы.

Ценными теоретическими источниками по элитогенезу, задающими «точки отсчета» в современных исследованиях, были и остаются воззрения выдающихся мыслителей, которые заложили фундамент научного и политического знания. Прежде всего, следует указать на труды античных философов (Сократа, Платона, Аристотеля, Сенеки, Плотина, Прокла), в которых были сформулированы базовые концептуальные схемы, сохранившиеся в большинстве современных теорий, а также учения средневековых мыслителей (Августина, Алкуина, Фомы Аквинского, Р.Бэкона), работы эпохи Возрождения и Нового времени (Пико делла

7 Мирандолы, Э.Роттердамского, Н.Макиавелли, Ф.Бэкона, Б.Спинозы, Т.Гоббса, Дж.Локка) и научные доктрины Новейшего времени (учения И.Г.Фихте, Ф.В.И.Шеллинга, Л.Фейербаха, В.С.Соловьева, Ф.Ницше, З.Фрейда, Н.А. Бердяева, П.Тейяра де Шардена, Х.Ортеги-и-Гассета).

Для осмысления особенностей формирования и становления бизнес-элит важно учитывать не только отдельные продуктивные концепции, признанные научные доктрины, школы и учения, но и механизмы институционализации, взаимодействия и взаимовлияния смежных научных дисциплин и, прежде всего, политологии, экономики и социологии. Наиболее эффективные и эпистемологически ценные идеи и методы все чаще возникают на стыке наук, в рамках междисциплинарных исследований. В отечественной науке наиболее значимые системные аналитические исследования, выполненные на стыке дисциплин, были представлены Г.К.Ашиным, Г.В.Атаманчуком, А.В.Дукой, О.В.Гаман-Голутвиной, В.Г.Игнатовым, П.А.Карабущенко, С.А.Кислицыным, О.В.Крыштановской, А.К.Магомедовым, Е.В.Охотским, А.Н.Панариным, А.В.Понеделковым, А.М.Старостиным, М.Х.Фарукшиным и другими авторами. При этом особо следует отметить работы Г.К.Ашина, который впервые в истории советского обществоведения описал феномен элиты с учетом новых теоретических направлений, сложившихся в политической теории США и Западной Европы (проблемы политических групп и групп давления, истеблишмента, бюрократии, клептократии, олигархии и др.).

В тот же период в СССР предметом изучения становится феномен номенклатуры - правящей партийной и государственной верхушки. При этом в официальных советских документах, публицистике, общественно-политической литературе по отношению к номенклатуре не использовался термин «элита», что, с одной стороны, позволяло фиксировать существенные

4 См.: Ашин Г.К. Миф об элите и массовом обществе. М., 1966; Его же. Современные теории элиты. Критический анализ. М., 1985; Его же. Смена элит // Общественные науки современность, 1995, № 1; Его же. Правящая элита и общество // Свободная мысль, 1993, № 7; Его же. Элита и демократия //Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология, 1996, № 4; Ашин Г.К., Охотский Е.В. Курс элитологии. М, 1999 и др.

8 различия политических систем, а с другой стороны, свидетельствовало о ценностных установках советского общества, его антиэлитарности. К 70-м годам XX столетия теоретический арсенал советской науки пополняется концепцией «общенародного государства», в соответствии с которой можно было говорить о становлении социально однородного общества.

В 90-е годы XX века на первый план выходит проблема становления российской элиты. В работах, посвященных анализу политической и экономической власти, широко использовались такие понятия, как лидерство (Е.Б.Шестопал, В.Д.Виноградов, Н.П.Пищулин, Г.Г.Силласте и др.), бюрократия (В.К.Борисов, В.П.Макаренко, Е.В.Охотский, П.Д.Павленок, В.Г.Смольков и др.), правящий класс (Ю.Е.Волков, Н.В.Романовский, Н.А.Головин и др.). Появляются первые исследования, авторы которых описывают специфику формирования новой политической элиты, ее структуру, различные группы и группировки5, а также механизмы рекрутирования элиты в историческом контексте. К примеру, О.В.Гаман-Голутвина на основе сравнительного анализа политической элиты советского периода с элитами Московского государства и Российской империи приходит к выводу, что их общими принципами были политико-центричный характер социальной организации.

Отдельно стоят работы, в которых обосновывается некорректность использования термина «элиты» применительно к современной России. К примеру, Г.А.Зюганов отдает предпочтение понятию «знатные люди», поскольку признание элитарности - путь к «расам господ» и «богоизбранным народам», ко всем видам расизма».7 В отличие от Г.А.Зюганова, который оставляет за понятием «элита» право на ограниченное использование, главный редактор журнала «Социологические исследования» Ж.Т.Тощенко

5 См.: Березовский В., Червяков В. Современная политическая элита России // Свободная мысль, 1993, № 1,2.

См.: Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. М., 1998; Охотский Е.В. Политическая элита // Основы политической социологии. Учебник/ Под ред. Ж.Т.Тощенко, М.- Н.Новгород, 1998г.

7 См: Зюганов Г.А. Национальная элита // Завтра, 1996, № 46.

9 более категоричен: «Ни о какой элите в сегодняшней (да и вчерашней) России не может быть и речи. ... Употреблять это понятие в условиях сегодняшней ситуации в России - значит сознательно (или неосознанно) заниматься фальсификацией существующей реальности» . Автор предпочитает употреблять понятия «правящий класс», «правящая группа», «политические лидеры».

Анализу особенностей трансформации советской номенклатуры в современную российскую элиту посвящены публикации М.Н.Афанасьева, В.Я.Гельмана, И.Е.Дискина, Л.К.Журавлевой, О.В.Крыштановской, Н.М.Лапиной и др.9 Исследованию современной политической элиты России посвящены работы М.К.Кодина10, который приходит к выводу, что в 90-е годы сложилась новая элита, которая впитала в себя значительную часть прежней партийно-хозяйственной элиты и социальные слои, появившиеся благодаря капитализации финансовой и экономической сфер общества. Сегодня можно вести речь не столько об элите, сколько об «околоэлитных» группировках. Ряд авторов предлагает хронологические реконструкции процесса формирования российской элиты. Так, В.П.Елизаров выделяет четыре этапа в этом процессе: латентную стадию (1985-1989) и периоды конверсии (1989-1991), конфронтации (1991-1993) и стабилизации (1993-

См: Тощенко Ж.Т. Элита? Кланы? Касты? Клики? Как назвать тех, кто правит нами? // Социологические исследования, 1999, № 11. - С.123.

9 См.: Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. Воронеж, 1996; Гельман В.Я. Консолидация региональной элиты и местная демократия в России: Санкт-Петербург в сравнительной перспективе. СПб, 1998; Его же. «Сообщество элит» и пределы демократизации: Нижегородская область // Политические исследования, 1999, № 1; Дискин И.Е. Россия: трансформация и элиты. М., 1995; Журавлева Л.К. Политическое лидерство и проблема элиты. В кн.: Личность - политика-власть. М., 2003; Крыштановская О.В. Начальные структуры в России // Социологические исследования, 1995, № 8. Ее же. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // Общественные науки и современность, 1995, № 1; Лапина Н.М. Региональные элиты России. М., ИНИОН, 1997; Ее же. Формирование современной российской элиты (проблемы переходного периода). - М., ИНИОН, 1995.

См.: Кодин М.И. Современный политический процесс в России: общественно-политические объединения и политическая элита. М., 1997; Его же. Общественно-политические объединения и формирование политической элиты в России: (1990-1997). М., 1998.

10
1998) . В.Н.Титов рассматривает элиту в инструментально-функциональном
аспекте, анализируя социальный состав, механизм воспроизводства,
структурно-политические связи и степень самоидентификации .
Функционированию представителей бизнес-структур в социально-
политической среде посвящены работы В.В.Радаева, А.В.Безголова,
Т.В.Игнатовой, Р.В.Рыбкиной, Н.Н.Зарубина, Т.И.Заславской,

О.В.Перепелкина, О.В.Крыштановской, З.Д.Михайловой и др.

Обзор имеющихся исследований показывает, что в отечественной науке
уделяется явно недостаточное внимание экономической элите . К примеру,
за период с 1990 по 2000 гг. в России было опубликовано около 60 изданий,
включая исследования по экономическим элитам царской России, регионов и
зарубежья.1 В этих работах получили освещение такие темы, как
социальный портрет российского бизнеса, политическое сознание
протоэлиты, тендерный срез элит, особенности «банковской элиты», модели
поведения и механизмы рекрутирования элит, их влияние на ход реформ.
Взаимоотношения экономических и политических элит, формы
политического участия крупных бизнесменов анализируются в работах
А.В.Понеделкова, А.М.Старостина, Н.И.Лапиной, А.Ю.Зудина,

М.Н.Афанасьева, Я.Ш.Паппэ и др.16 Российская бизнес-элита стала

См.: Елизаров В.П. Элитистская теория демократии и современный российский политический процесс // Политические исследования, 1999, № 1.

12См.: Титов В.Н. Политическая элита и проблемы политики // Социологические исследования, 1998, №7.

13См.: Радаев В.В. Российский бизнес: на пути к легализации? // Вопросы экономики. 2002. №1; Безголов А.В.. Очерки социологии предпринимательства. С-Петербург. 1999; Косалс Л.Я., Рывкина Р.В. Социология перехода к рынку в России. М., 1998; Зарубина Н.Н. Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства М., 1998; Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: понятие, структура, идентификация // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. М., 1994.

ыСм.: Колесник Н.В. Исследование российской элиты: в поисках теоретического основания. Власть и элиты в современной России: Сб. научных статей. Под ред. А.В.Дуки. СПб., 2003. С. 48.

15См.: Властные элиты и номенклатура: Аннотированная библиография российских изданий; 1990-2000 гг. / сост. А.А.Анисимов, А.Х.Быстрова, Ю.В.Гайдар и др. Отв. ред. А.В.Дука. СПб., 2001.

См.: Взаимодействие элит в социально-политическом процессе современной России. Уч. пособие. Ростов н/Д. 2001; Лапина Н.М. Бизнес и политика в современной России. М.,

самостоятельным объектом научных исследований в работах С.П.Перегудова, А.Е.Чириковой, А.Ю.Зудина, Т.И.Заславской, И.М.Бунина, О.В.Крыштановской, И.В.Куколева, Я.Ш.Паппэ, Н.В.Зубаревич . В них рассматривается генезис бизнес-элиты в постсоветской России, психологические особенности и специфика политического поведения её представителей. Я.Паппэ различает элитные группы (руководители банков, отличающиеся относительной консолидированностью и способностью влиять на идейно-ценностную сферу и поведенческие модели общества) и протоэлитные группы. И.В.Куколев банковскую элиту местного уровня не относит к числу элитных групп . Н.Ю.Лапина отстаивает точку зрения, что в стране существует не экономическая элита, а отраслевые и региональные группировки крупного бизнеса.19 Поляризация мнений связана с различными идентификационными стратегиями.

1998; Зудин АЛО. Государство и бизнес в посткоммунистической России //Куда идет Россия? Трансформация социальной сферы и социальная политика. М., 1998. Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. М. - Воронеж, 1996; Паппэ Я.Ш. 2000. «Олигархи». Экономическая хроника 1993-2000. М.; Яковлев И. Лидеры большого бизнеса: нюансы политического влияния // Власть. 1997. №9.

17См.: Перегудов СП. Крупная российская корпорация как социально-политический институт (опыт концептуально-прикладного исследования) - М.: ИМЭМО РАН, 2000; Чирикова А.Е. Лидеры российского предпринимательства: менталитет, смыслы, ценности. - М.: Инст-т социологии РАН, 1997; Российское предпринимательство: стратегия, власть, менеджмент / Отв. ред. Чирикова А.Е. - Изд-во Института социологии, 2000; Зудин А.Ю. Россия: бизнес и политика (стратегия взаимодействия бизнеса и государства) // Мировая экономика и международные отношения. - М., 1996. - №4. - С. 17-25; Заславская Т.Н. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус // Общественные науки и современность. - М., 1995. №1. - С. 17-32. Зубаревич Н.В. Пришел, увидел, победил? Крупный бизнес и региональная власть // Pro et Contra. - М., Т. 7. -№1, С. 107-119; Куколев И.В. Формирование российской бизнес-элиты // Социологический журнал. - М, 1995. -№3. С. 59-169; Бунин И.М. Предприниматели в посткоммунистической России // Мировая экономика и международные отношения. - М., 1992. - №5. - С. 90-94. Паппэ ЯШ. Треугольник собственности в региональной промышленности // Политика и экономика в региональном измерении / Под ред. Климанова В., Зубаревич Н. - М.; СПб., 2000. - С. 109-120.

18См.: Паппэ ЯШ. Указ. соч., С. 109-120. См.: Лапина Н.М. Российские экономические элиты и модели национального развития. М.: ИНИОН РАН, 1997.

12 В ряде диссертационных исследований были затронуты новые аспекты темы.20 Так, М.Ю.Светличный подходит к описанию современного политического процесса как к «этапу элитно-группового варианта политического представительства и согласования интересов бизнеса и власти» . Изменение ценностных приоритетов высшей власти после ухода Б.Н.Ельцина, декларирование «равноудаленности» власти от представителей крупного бизнеса и удаление с «российской политической сцены» ряда одиозных политиков от бизнеса вызвали модификационные корреляции в деятельности бизнес-элиты. При этом предлагаются, прежде всего, описательные концепции поведенческих аспектов деятельности бизнес-элит. В целом представления о роли и месте бизнес-элиты в политическом процессе современной России не получили законченной трактовки, зачастую используется откровенно оценочный подход к проблеме, что сказывается на научной объективности. Следует принимать во внимание, что финансовые ресурсы позволяют крупному бизнесу в России соперничать в сфере политического и идейного влияния с административными элитами, усиливая не только конкуренцию элитных групп, но и конкуренцию идей в сфере политической теории. В последние годы значительное внимания уделяется конкретным аспектам элитообразования. К таким работам относятся кандидатские диссертации «Интеллектуальная элита как субъект

См.: Пляйс Я.А. Политическая элита России: проблемы историографии // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2001. №3. С. 7-40; Пляйс Я.А. Политическая элита России в прошлом и сегодня (обзор диссертаций отечественных политологов) / Политические элиты в региональном измерении. М. -Ростов н/Д. 2004.

21См.: Светличный М.Ю. Социально-политическая активность бизнес-элиты на современном этапе (на примере собственников и высших управляющих крупных корпораций России и США). Автореф. канд. дис. М, 2003. С. 14.

22См.: Зудин АЛО. Бизнес и государство при Путине: становление новой системы взаимоотношений. М. 2002; Радаев В.В. Легализация российского бизнеса как институциональная проблема // Куда идет Россия. М. 2002; Гаман-Голутвина О.В. Политико-финансовые кланы и политические партии как селекторат в процессах парламентского представительства в России / Политические элиты России в региональном измерении. М. - Ростов н/Д. 2004; А.Е. Чирикова. Региональные элиты и региональные процессы: власть и политика // Россия реформирующаяся. М. 2002; О.В. Крыштановская. Трансформация \ бизнес-элиты. России:: 1998-2002. Социальные исследования. №8. 2002; С. Фортескыо. Правит ли Россией олигархия? Полис. №5. 2002.

13 государственной идеологии в России» (А.А. Кравец)" и «Социально-политическая активность бизнес-элиты на современном этапе (на примере собственников и высших управляющих крупных корпораций России и США)» (МЛО. Светличный)24.

Проведенный анализ показывает, что детальная проработка частных вопросов, характерная для большинства работ по элитологии, резко контрастирует с острым дефицитом исследований, посвященных теоретико-политологическим аспектам формирования российской бизнес-элиты. Такое положение становится фактором дополнительного риска в условиях нарастающего глобального кризиса и «социального стресса», связанного с преодолением тяжелых последствий внутреннего системного кризиса, который был вызван болезненной трансформацией политической системы России и динамикой социального расслоения.

Объектом исследования является процесс становления бизнес-элиты в современной России.

Предметом исследования стали теоретические и методологические аспекты формирования и становления бизнес-элиты, позволяющие выявить основные тенденции и внутренние противоречия этого процесса с учетом особенностей самоидентификации элитных групп, уровня научного осмысления складывающейся ситуации и возможных сценариев, а также геополитического контекста и социокультурной специфики России.

Целью настоящей диссертации является выявление взаимосвязанных
механизмов становления, институционализации и политической легитимации
бизнес-элиты в современной России, а также факторов, предопределяющих
направленность и динамику ее формирования, особенности

функционирования и характер взаимоотношений с органами государственной власти. Поставленная цель требует решения ряда

Кравец А.А. Интеллектуальная элита как субъект государственной идеологии в России. — Саратов, 2002.

Светличный М.Ю. Социально-политическая активность бизнес-элиты на современном этапе (на примере собственников и высших управляющих ' крупных корпораций России и США). -М., 2003.

14
исследовательских задач, среди которых: 1) выделение основных этапов
развития национальных бизнес-элит с фиксацией изменений в их статусе и
функциях, которые они выполняют в политической системе современной
России; 2) исследование форм политической активности и методов
легитимации российской бизнес-элиты; 3) оценка рисков, вызванных

внутренними противоречиями в процессе становления элит и феноменом социального расслоения российского общества, а также прогнозируемых рисков, связанных как с неизбежными изменениями «политического веса» и статуса класса крупных собственников в период роста национального капитала, так и с необходимостью согласования групповых и корпоративных интересов в рамках социального государства.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют различные научные и методологические установки, которые не утратили своей эвристической и методологической ценности, хотя относятся к различным направлениям теории элит - биологическому, психологическому, технологическому и др. В этом отношении следует назвать теории Г.Моски, В.Парето, З.Фрейда, Э. Фромма, Н.Данилевского, А.Тойнби, Р.Михельса, Дж.Шумпетера, К.Маннгейма, У.Домхоффа, Р.Миллса, Д.Рисмена, П.Сорокина, Л.Гумилева, М.Вебера, Т.Веблена, Г.Лассуэлла, Дж.Бернхэма, Р.Даля, Д.Белла, М.Острогорского и др.25 При исследовании организационного механизма национальных бизнес-элит в диссертации использованы модели организационно-управленческих процессов, разработанные Р.Мертоном и Т.Парсонсом в рамках структурно-функционального подхода, что позволило рассматривать организационные процессы формирования национальных бизнес-элит как важный

См.: Mosca G. Elementi di scienza politika. - Bari, 1953; Mosca G. The Ruling Class. -N.Y. - L., 1939; Pareto V. Scriti politici. - Torino, 1974; Pareto V. Compendio di sociologi gcnerale. - Torino, 1978; Michels R. Zur Sociologio des Parteiwesens in der modernen Demorratie. - Lpz., 1911; Острогорский M. Демократия и политичесіше партии. — М., 1997 и др.

15 структурирующий элемент системы управления и социума в целом.26 Особое методологическое значение для настоящего диссертационного исследования имел системный подход. Использована классификация прикладных методологий системного анализа, предложенная Р.Фладом и М.Джексоном27, а также концепция «критических» систем В.Ульриха, которая рассматривает «критичность» как важное требование к проектировщикам новых социальных систем." Методология исследования основывается также на совокупности приемов, разработанных современной политологией, которые требуют комплексного анализа социально-экономических процессов становления и развития национальных бизнес-элит, учета объективных и субъективных факторов их политического участия в жизни российского общества и государства. Исключительный интерес в этом отношении представляет также теория и методология политического планирования, поскольку, как заметил В.Н.Расторгуев, опасность выпадения элит из культурной традиции заключается в том, что политическое планирование начинается (а при запредельном уровне деградации общества завершается, так и не начавшись) на высших этажах власти. Сегодня мы наблюдаем, с каким трудом осуществляется возвращение к политическому планированию.29

Эмпирической основой исследования являются федеральные законодательные акты, указы Президента и постановления Правительства Российской Федерации, других органов законодательной и исполнительной власти федерального и регионального уровня. Одной из составляющих

26 См.: Merton R.K. On Theoretical Sociology. - N.Y., 1967; Parsons Т. The Social
Systems. - Glencoe, 1951.

27 См.: Плотинский Ю.М. Модели социальных процессов. — М., 2001. - С.31.
См.: Ulrich W. Critical Heuristics of Social Systems Design/ - Bern, 1983.

29 См.: Расторгуев B.H. Политические науки. М., 2005, №4; его же: Ренессанс политического планирования и типологический портрет современного политолога // Вестник Московского университета, сер. 12. Политические науки. М., 2007, №4; Социальное государство: институциональные ниши российской политики и доктринальный уровень политического планирования // Вестник Московского университета, сер. 12. Политические науки. М., 2008. №1.

эмпирической базы исследования стали данные ряда репрезентативных исследований, проведённых учеными Института социально-политических исследований (ИСПИ) РАН, сектора изучения элиты Института социологии РАН, Института народно-хозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН, а также ряда высших учебных заведений, в числе которых выделяются кафедры политологии Государственного университета «Высшая школа экономики» (ГУ «ВШЭ») и Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ). Значительное место в работе занимают оперативные сообщения средств массовой информации. Мнение значительной части экспертного сообщества представлено ссылками на данные различных исследовательских центров - Фонда «Политика», руководителем которого является В.А.Никонов, Центра политических технологий, возглавляемого И.Буниным, Центра политической конъюнктуры, генеральным директором которого является К.В.Симонов. В работе над диссертацией автором использованы труды авторитетных действующих политиков. Достоверными источниками являются статьи и интервью самих представителей бизнес-элиты, а также близких к ним аналитиков и экспертов. Важным подспорьем явились и работы дореволюционных российских исследователей, в которых содержатся положения и выводы, помогающих понять инвариантные характеристики становления крупного бизнеса и его взаимоотношений с государством.30

Научная новизна результатов исследования состоит в том, что в нем:

дан теоретико-политологический анализ процесса становления бизнес-элит с учетом исторического и социокультурного контекстов;

предложена оценка рисков, вызванных влиянием внутриполитических и геополитических факторов (в том числе и факторов, имеющих отношение к глобальному кризису) на политическую легитимацию

См. Рафалович А. Промышленные синдикаты в России и заграницей. - СПБ, 1904; Кафенгауз Л.Б. Синдикаты в русской железнодорожной промышленности. -М., 1910; Загорский С. Синдикаты и тресты. - СПБ, 1914; Гольдштейп И. Благоприятна ли русская действительность для образования синдикатов и трестов? - М., 1913.

17 новообразованных элитных групп, а также на институционализацию элитологии в системе политических наук;

выявлены тенденции, определяющие статус, функции, компетентность и степень активности национальных бизнес-элит в процессе становления политической системы современной России, а также перспективы эволюции взаимоотношений власти и национальных бизнес-элит;

определены альтернативные варианты и возможные сценарии дальнейшего развития национальной бизнес-элиты в современной России.

Положения, выносимые на защиту.

1. Выделение методологического и теоретико-политологического «срезов»
становления национальных бизнес-элит обнаруживает внутреннюю связь
между статусными изменениями в положении бизнес-элит и характером
развития элитологических теорий, раскрывает влияние «социального заказа»
на эвристический потенциал этих теорий и степень их воздействия на
массовое сознание и динамику социального развития.

  1. Особенности становления российских бизнес-элит обусловлены спецификой формирования политической системы России в контексте глобальных изменений (передел планетарных ресурсов на фоне крушения биполярной системы), поэтапным переходом от административно-командной модели управления экономикой советской эпохи к модели управляемой рыночной экономики, которая, в свою очередь, постепенно адаптируется к реалиям России.

  2. Итоги и перспективы экономического реформирования, общая политическая культура и характер социальной мобильности в российском обществе во многом определяются качеством человеческого капитала, которое во все большей степени зависит от зрелости, политической ориентации и созидательного потенциала национальной бизнес-элиты, механизмов и принципов ее отбора и рекрутирования.

18 4. Формы проявления политической активности национальных бизнес-элит определялись в зависимости от текущих и перспективных задач государства в области социально-экономического развития таких малобюджетных сфер как здравоохранение, образование, наука, культура, спорт. На организационном уровне главными направлениями политического функционирования национальных бизнес-элит должна стать совместная с государственными институтами деятельность, направленная на усиление безопасности страны, повышение жизненного уровня населения.

Научно-практическое значение результатов исследования состоит в том, что в нем выявлены место и роль национальных бизнес-элит в политической системе страны. Положения и выводы диссертационной работы могут быть использованы в законотворческом процессе, а также в учебном процессе в ВУЗах Российской Федерации при чтении общих и специальных курсов по политологии, элитологии, социологии, социальному управлению, уголовному праву, менеджменту, государственной и муниципальной службе.

Апробация работы. Основные положения исследования отражены в выступлениях на Панаринских чтениях (2008 г.) и серии семинаров, организованных кафедрой теоретической политологии МГУ им. М.В.Ломоносова и Научным центром политической аксиологии Государственной академии славянской культуры (2007-2008 гг.). Отдельные результаты исследования были включены в пакет предложений при обсуждении проекта Социальной доктрины Российской Федерации на заседании Координационного совета по социальной стратегии при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (2008 г.). Диссертация обсуждалась и была рекомендована к защите на заседании кафедры теоретической политологии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций