Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Андрианов Алексей Юрьевич. Причины и обстоятельства ухода в мужские православные монастыри в России XIX - начала XXI вв. : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.07 / Андрианов Алексей Юрьевич; [Место защиты: Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН].- Москва, 2009.- 161 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-7/410


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

Введение 3

Глава 1. Причины ухода в монастырь и. их

восприятие в конфессиональном сознании

1. Семейное воспитание и религиозные

впечатления детства и юности 21

2. Кризисные ситуации и уход в монастырь по

обету 38

3. Видение как мотив ухода от мира 51

4. Физические недостатки и душевные травмы

как основание для избрания иноческого пути 64

5. Воспитание детей в стенах обители как

источник пополнения состава монастырей 71

Глава 2. Обстоятельства ухода в монастырь

1. Старческое благословение 79

2. Отношение родителей и юридические условия

ухода в монастырь 102

3. Выбор монастыря 129

Заключение 149

Список использованных источников и литературы



Введение диссертации:

В постсоветский период в этнографической науке произошел определенный сдвиг в сторону более полного исследования духовной культуры этносов: с учетом важной составляющей - монотеистических религий. При этом пришлось преодолевать не только последствия идеологических запретов советского времени, но и тенденцию дореволюционной этнологии на архаику, на выявление и изучение раритетов - свидетельств древних языческих верований. Этнография нашла свой путь в этом отношении: в отличие от религиоведения она изучает не религии как таковые, а реальное бытование их в том или ином народе, в конкретных социальных и исторических условиях. Излишним было бы полагать, что в этом направлении сделано уже много. У народов, давно принявших в свое сознание монотеистические религии, они настолько укоренились во всей культуре, что исследование этой составляющей органично входит в рассмотрение любой области жизнедеятельности этноса.

В развитии современной конфессиональной этнографии русских еще не нашлось места для изучения комплекса проблем, связанных с таким явлением, как монастыри.

Общепризнано значение монастырей в историческом развитии России, их влияние как культурных и религиозных центров на все стороны народной жизни. Особенно заметно влияние относительно малочисленного населения монастырей на духовную культуру общества. И не только потому, что отдельные подвижники, достигшие высокой духовности, служили идеалом благочестия. Значительная часть верующих осуществляла в прошлом и ныне вновь осуществляет повторяющиеся, хотя и кратковременные, контакты с монастырями: участие в отдельных службах, крестных ходах, праздниках ближних монастырей; хождение (поездки) в дальние мо-

4 настыри к особо почитаемым святыням и известным духовникам; включение богомольцев на какое-то время в хозяйственный распорядок обителей при условии несения послушания и другие формы.

Убедительным свидетельством актуальности темы служит и большое количество монастырей, возрожденных на территории России за короткий срок: в 1988 году в Русской Православной Церкви насчитывался 21 монастырь, в 1990 году - около 40, по официальным данным Церкви на июль 2008 г. - 732 монастыря1, открытие возобновляемых обителей постоянно продолжается. Этот процесс был бы невозможен без посещения их богомольцами, пополнения состава монашествующих. Число насельников в них различно: одни монастыри избыточествуют монахами и послушниками, ограничивают возможности поступления в обитель новых членов; другие — малочисленны и с трудом находят желающих пополнить число братии. Во многом это зависти от известности и традиций монастыря, личности настоятеля и отдельных старцев, что опять-таки свидетельствует о месте монастыря в общественном сознании, включенности его в общественную жизнь.

В предмет этнографии входит, на наш взгляд, широкий круг проблем, связанных с монастырем, но выходящих по существу далеко за пределы обителей. В их числе назовем: место монастырей в религиозном сознании этноса; образ жизни насельников (с учетом различия их категорий); формы контактов монастыря с миром и степень влияния монашества на массовое сознание; пути пополнения монастырского населения и все, что связано с этим процессом.

Общая причина существования монастырей давно сформулирована в богословии. Она состоит в несовершенстве условий обычной мирской жизни для достижения идеала христианского спасения. Один из российских защитников монастырей начала XX в. писал по этому поводу, обращаясь к древним богословским авторитетам: «Монашество отрицает не

' Православный церковный календарь на 2009 год. М., Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2008. С. 4.

5 земную жизнь в ее нормальном виде, принесенном христианством, а земную жизнь в ее греховных формах и направлениях. Напомним себе, - пишет присяжный поверенный Н.Д. Кузнецов в 1908 г., - идущее из глубины веков замечание по этому поводу св. Иоанна Златоуста, хорошо знавшего монашескую и общественную жизнь своего времени. "Хотел бы и я, - говорит он лицам, настроенным враждебно против монашеской жизни, - не меньше, а гораздо больше вас, и часто молил, чтобы миновалась надобность в монастырях и такой бы настал добрый порядок в городах, чтобы никому никогда не нужно было убегать в пустыню. Но так как все пошло вверх дном, и города, где судилища и законы полны великого беззакония и неправды, а пустыня произращает обильный плод любомудрия, то справедливость требует, чтобы винили не тех, которые желающих спастись исторгают из этой бури и волнения и руководят к тихой пристани, но тех, которые каждый город делают столь недоступным и непригодным для любомудрия, что желающие спастись принуждены бывают убегать в пусты-ни"»". Таково богословское объяснение необходимости существования монастырей. Что же касается непосредственно проблематики нашей работы - причин и обстоятельств ухода в монастырь, то она также освещалась в святоотеческой традиции, но не подвергалась специальному научному исследованию.

В качестве примера богословской трактовки указанной темы приведем слова аввы Пафнутия в книге прп. Кассиана Римлянина. «Первое призвание - непосредственно от Бога; второе - через людей; и наконец третье - по нужде. Для первого характерно некое вдохновение, которое исполняет сердце человека даже во сне, неудержимо влеча его к любви Божией, к заповедям Христа. Второе - через людей, когда кто воспламеняется желанием божественным посредством слова человеческого или влияния святых людей. Третье - по нужде, в силу постигающих нас бедствий, опасностей

Кузнецов Н.Д. Общественное значение монастырей. В кн. Православные монастыри и обители. Библиографический указатель. М., 2005. С. 13- 14.

для жизни, потери близких родных, что толкает человека обратиться к Бо-

гу» .

Для верующего человека все происходящее в его жизни определено Божиим промыслом, тем более - призвание к монашеству, но, оставляя разработку подобных вопросов богословию, мы в вопросе соработничества человеческого устремления и Божественной воли останавливаем наше внимание на человеческой стороне дела, на земных обстоятельствах и ситуациях, приведших к тому или иному результату и пытаемся проследить, как судьбы приближенных к нам по времени людей, в основном, подтверждают, с естественной поправкой на исторические условия, положения святоотеческой мысли.

Исторический вклад православного монашества в становление и развитие российской государственности, культуру русского народа давно находится в центре внимания представителей многих научных дисциплин, но сам процесс формирования монашества исследован и освещен недостаточно.

В нашей работе предпринята попытка этнологического анализа причин и обстоятельств ухода в мужские русские православные монастыри как одной из форм проявления русских религиозных традиций, что и составило предмет изучения. В него вошли и те явления общественного сознания и социальной действительности России рассматриваемого периода, которые имеют непосредственное отношение к реализации решения о поступлении в монастырь.

Целью данного диссертационного исследования является, во-первых, выявление многообразных факторов, стимулирующих перемену светского, мирского образа жизни на иноческий в контексте массового религиозного сознания. Во-вторых, изучение наиболее характерных религиозно-нравственных и социальных условий ухода в монастырь.

J Софротт (Сахаров), архимандрит. Рождение в Царство Непоколебимое. М., 2000. С. 14.

Имеется в виду рассмотрение этих проблем на историческом материале с констатацией развития той или иной традиции в современных условиях.

Основания для индивидуального решения о коренной перемене образа жизни присущи этнорелигиозному сознанию и конфессиональной практике, а сами факты ухода в монастырь и соответствующие этому традиции духовной культуры входят, в свою, очередь, в общественное сознание. Принятие, казалось бы, сугубо личных решений об уходе в монастырь возможно лишь при укорененности самого представления о монастырях -их назначении, особенностях, степени доступности и пр. — в массовом сознании. Одни принимают решение на основе прочной религиозности своей семьи, включающей прямые контакты с обителями (хождения на богомолье с временным проживанием в стенах монастыря или трудами в нем, наличие родственников-монахов или монахинь и т.п.), другие - внезапно, в экстремальной ситуации, грозящей гибелью, но и у тех, и у других за этим решением стоит не только личная вера, но целый комплекс религиозных представлений, бытующих в их среде.

В ходе исследования сложились следующие конкретные задачи -рассмотреть в качестве причин ухода в монастырь: при выявлении причин ухода в монастырь рассмотреть влияние на принятие будущих решений семейного воспитания и религиозных впечатлений детства и юности, получаемых вне семьи; при этом выделить особую форму привлечения к монастырской жизни детей и подростков - воспитание их в стенах обители как источник пополнения состава монастырей. Принять во внимание стимулы ухода из мирской (светской) жизни, носящие внешне сугубо индивидуальный характер, но связанные с личным и общественным религиозным сознанием: кризисные ситуации и принятие обетов в экстремальных условиях; мистические явления, оцениваемые как знак к принятию иночества; физические недостатки и душевные травмы, послужившие мотивацион-ным фактором выбора монашеского пути.

Реализация принятого решения об уходе в монастырь была возможной только после выполнения определенных условий, изучение которых составило вторую группу конкретных задач исследования. В нее вошло выяснение значения родительского и старческого благословения, а также связанных с получением благословения религиозных и социальных представлений; рассмотрение социальных и юридических требований, необходимых при осуществлении легального ухода из общности, к которой принадлежал будущий монах; выявление религиозно-нравственных воззрений, определявших выбор монастыря.

Хронологические рамки исследования.

Хронологическая протяженность исследования: XIX - начало XXI вв. определялась задачей рассмотрения изучаемого явления в момент расцвета монастырской традиции - XIX в., начало XX в. (вплоть до массового закрытия монастырей в 20-е годы), и при возобновлении реальной возможности свободного поступления в обители в постсоветский период. Следует оговорить, что для периода с 30-х по 80-е годы XX века, т.е. советского времени, мы используем лишь единичные факты, связанные с предыдущими или последующими годами, т.к. никакого свободного притока насельников в монастыри не было в связи с их закрытием и ограничением официальными мерами доступа в немногие сохранившееся обители. Люди, стремящиеся к монашеской жизни, принимали тайный постриг (если у них была к этому возможность) и пополняли собою число монахов в рассеянии. Стимулы и особенно условия для совершения этого поступка были во многом иные и не входят в предмет нашего исследования, посвященного движению в легальные действующие монастыри.

Источники.

При работе над темой исследования использовались письменные источники (опубликованные и неопубликованные), был собран современный полевой материал.

9 Необходимо отметить, что круг источников, привлекаемых к раскрытию темы, определился в ходе работы по ее изучению, решению поставленных исследовательских задач. Понимание духовной культуры народа, общественного религиозного сознания возможно лишь через исследование образа действий и мотивов поведения его представителей. Поэтому в центре исследования - личность будущего насельника монастыря, в индивидуальных причинах и обстоятельствах ухода в монастырь воплощавшая формы бытования, особенности и значимые черты народной традиции. И соответственно, в силу именно этой специфики заданной темы, основной корпус источников представлен документами, наиболее полно позволяющими ответить на поставленные вопросы, непосредственно посвященными носителям иноческой традиции - жизнеописаниями насельников мужских православных монастырей, а также автобиографиями, воспоминаниями современников. Именно данный вид источников позволил выделить и систематизировать полученные фактические данные, уточнить постановку задач.

Вопрос об использовании этнографической наукой жизнеописаний подвижников благочестия как источника для изучения религиозного сознания народа и конфессиональной практики, предоставляющего для исследователя ценный и достоверный исторический материал, был поставлен д.и.н. М.М. Громыко, обосновавшей необходимость и важность применения подобного рода источников4. Для нашей задачи существуют дополнительные сложности в использовании иноческих жизнеописаний в качестве источника. Дело в том, что далеко не все жития содержат прямые описания мотивов ухода от мира, исходящие от самих монахов. Необходимо критическое отношение к изложению, построенному на гипотезе автора биографии

4 Громыко ММ Жизнеописания неканонизированных подвижников благочестия XIX в.как источник для изучения массового религиозного созхнания. // Этнографическое обозрение. 2000. № 6.

1. Неопубликованные источники.

Материалы Этнографического бюро князя В.Н. Тенишева, включающие в себя собранные в 1898 — 1899 гг. ответы местных жителей центральных губерний Европейской России на 491 вопрос этнографической анкеты, разработанной Тенишевским Бюро. Необходимые нам сведения можно было найти в рубриках, посвященных монашеству и безбрачию.

Обращение к архивным фондам Синода, духовных консисторий (Воронежской, Московской, Тамбовской), фондам отдельных монастырей не принесло значимых результатов для работы над темой исследования, поскольку сведения, содержащиеся в ведомостях по насельникам монастырей (возраст, сословная принадлежность, семейное положение и т.д.), за небольшим исключением, ответа на интересующие нас вопросы не содержат. Автобиографии иноков советского периода, заполнявшиеся по требованию органов власти при поступлении в монастырь, также носят сухой официальный характер (место рождения, учеба, работа, служба в армии), информативная ценность таких данных с учетом поставленных перед нами задач невысока.

Хранящиеся в архивах биографии монашествующих использовались нами для раннего этапа работы (начало 1990-х годов); позднее привлекшие наше внимание материалы были в основном изданы, и надобность в использовании архивных источников подобного рода отпала. Вероятность нахождения в архивных фондах жизнеописаний, подробных автобиографий (неофициального, личного характера), келейных записок монашествующих, учитывая обширность архивных хранений высока, но представляется, что обнаружение отдельных рукописей, в дополнение к уже имеющимся материалам, существенных изменений в структуру и выводы исследования не принесет.

2. Опубликованные источники.

В основе работы - сводное издание в четырнадцати томах «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков», осуще-

ствленное Афонским Русским Паптелеймоновым монастырем в 1906-1910 гг. Автором-составителем этого обширного труда является новомученик архимандрит Никодим (Кононов) (+ 1921, в сане епископа Белгородского расстрелян большевиками). В него вошли тексты о не прославленных, но почитаемых подвижниках благочестия, найденные и тщательно отобранные автором в публикациях центральной и губернской периодики, епархиальных ведомостях, отдельных брошюрах. Иногда используются и воспоминания самих старцев, рассказы людей из ближайшего окружения подвижников. Все сведения, с многообразием значимых подробностей конфессиональной практики, в совокупности представляют значительный и весьма ценный источник для этнографического изучения различных сторон православной религиозности, в том числе и связанных с темой нашего исследования.

В работе использована публикация «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия» - собрание жизнеописаний из семи книг, подготовленное к печати в 1992 — 2002 гг. игуменом Дамаскином (Орловским), основанное на архивных документах (в том числе из спецхранилищ ЧК - ГПУ - НКВД - КГБ - ФСБ), а также устных свидетельствах, ставшее одним из существенных материалов при канонизации российских новомучеников и исповедников.

Следует особо отметить также жития оптинских старцев, издания Введенской Оптиной пустыни, в которой преемственность старческого служения представляет уникальную возможность, благодаря богатству сведений, выявить сходство и особенности призвания к иночеству в разные периоды.

Патерики - собрание жизнеописаний монахов определенной обители или епархии, либо конкретного края дают возможность исследователю проследить бытование традиции в различных регионах России.

В монастырских летописях и близких к ним по источниковедческой характеристики келейных записках зачастую содержится ценный матери-

12 ал, отражающий собственный взгляд монашествующих на причины и обстоятельства призвания к иноческому служению. В некоторых случаях есть возможность сопоставления данных жизнеописания и келейных записок.

В самостоятельную группу источников могут быть выделены отдельно изданные иноческие биографии, т.к., в отличие от общих сводов жизнеописаний и патериков, такие публикации включают, как правило, материалы поучений, бесед, воспоминаний духовных чад и пр., т.е. представляют собою по существу комплекс разнородных источников, объединенных задачей освещения жизненного пути конкретной личности. В последние годы переиздано и опубликовано впервые большое количество подобного рода книг, что значительно увеличило возможности работы по сбору фактического материала.

Подводя итог характеристики опубликованных материалов, необходимо сказать, что во всех категориях источников (в одних более подробно, в других - менее) содержатся сведения об уходе в монастырь, но специфика предмета данного исследования позволяет использовать в каждом конкретном тексте лишь немногое, т.е. практически исключается статистический охват данных.

3. Полевые материалы: в 1993 - 2004 гг. в ходе осуществления программы сбора полевого этнографического материала по теме «Православие и русская народная культура», проводимого сотрудниками отдела русского народа Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, были накоплены и обработаны современные полевые данные по теме исследования. Состоялись экспедиционные выезды в мужские монастыри ряда областей Европейской части России: Московской, Рязанской, Курской, Калужской, Ярославской, Воронежской, Липецкой; а также в скиты и обители, находящиеся на территории Республики Абхазии, поскольку кавказский регион стал прибежищем для иноков из центральных областей

13 России в период гонений и представляет интерес сохранившейся с дореволюционных времен традицией монашеского пустынножительства.

Методы исследования.

Изучение традиции, задачи анализа и сопоставления ее составляющих с учетом изменения исторической и культурной ситуации, значительной длительности рассматриваемого периода, возможны лишь с применением историко-сравиителыюго и системного методов этнологической науки, которые и были использованы автором в данной работе.

Основным методом получения полевого материала стал известный в этнографии метод включенного наблюдения (этнологический3 метод). Полученные при этом сведения при сопоставлении с историческим материалом представляют возможность для сравнительного анализа особенностей восстановления монастырской традиции в современных условиях. Наиболее успешным, в силу понятной сложности и специфики работы этнографа в монастырской среде, следует признать метод стационарного и скрытого для большинства потенциальных информаторов проведения исследования, т. е. когда полевой выезд в определенную обитель согласовывается (берется благословение) с епархиальными и монастырскими властями, но насельниками монастыря этнограф воспринимается как рядовой «трудник», паломник, что при совместном достаточно длительном общении в ходе повседневных монастырских послушаний создает необходимые условия для установления доверительных отношений. Метод включенного наблюдения, предполагающий как можно более полное вхождение в объект изучения, стал основным в силу особенности предмета исследования, т.к. для монаха рассказ об обстоятельствах своей домонастырской жизни и сугубо личной мотивации поведения возможен, как правило, лишь при достаточно тесном контакте. Использовались также методики свободной беседы, опроса, интервью, ведения полевых дневников, фотосъемки.

5 Термины «этнография» и «этнология» употребляются нами в данной работе как синонимы, хотя в современной научной литературе известно дифференцированное их употребление.

Разумеется, расшифровка личности информатора в случае публикации полученных данных допускалась лишь при наличии его согласия. Хотя следует отметить, что зачастую насельники монастыря охотно и открыто отвечают на программные вопросы в ходе свободных интервью-бесед. Здесь для исследователя важен индивидуальный подход к каждому информатору и сочетание при сборе материала всех доступных методов этнографических наблюдений. Так, наиболее богатый фактический материал был собран при стационарном исследовании в Рязанском Иоанно-Богословском, Ростовском Борисоглебском и Задонском Рождество-Богородицом мужских монастырях. Особенно следует отметить последний монастырь, где в течении ряда полевых сезонов при работе в качестве «трудника» в монастырской типографии были собраны ценные сведения и установлены доверительные отношения, благодаря которым, по личной рекомендации, стал возможен полевой выезд к скитянам и пустынножителям Абхазии. В центре внимания при проведении полевых исследований стояла личность насельника монастыря, выяснение причин и обстоятельств, приведших информатора к избранию иночества.

Сбор современного фактического материала по нашей теме возможен и из опубликованных источников, но подобные сведения - биографии, воспоминания - появляются, согласно традиции, лишь после кончины монаха. Соответственно, учитывая возрастной состав насельников обителей, подобные публикации крайне редки (исключая преждевременный уход из жизни, как в случае трагической гибели трех оптинских иноков на Пасху 1993 г.). Кроме того, необходимо, чтобы жизненный путь почившего был признан достойным для подражания примером иноческого служения, что, как правило, происходит не сразу и также значительно ограничивает количество опубликованных материалов.

В силу вышеизложенных обстоятельств накопление обширных современных данных по изучаемой теме требует дальнейшей научной работы.

Степень изученности проблемы.

Специальных работ, прямо посвященных теме нашего исследования или близких по постановке вопроса, нам обнаружить не удалось

Из дореволюционных работ общего характера по истории Русской Православной Церкви, рассматривающих также историю русского монашества и монастырей, следует отметить созданные в XIX в. труды митро-

-7 О

полита Макария (Булгакова) , архиепископа Филарета (Гумилевского) , Е.Е. Голубинского9. Основанные на широком привлечении источников, в том числе и впервые вводимых в научный оборот, соответствующие разделы указанных работ, относящиеся к истории монастырей, сохраняют и современную научную актуальность.

В постреволюционной период церковная и монастырская проблематика получает дальнейшее развитие в зарубежной русистике: И.К. Смо-лич, Н.Д. Тальберг, И.М. Концевич, А.Д. Шмеман, А.В. Карташев.

Особо необходимо выделить работы русского церковного историка И. К. Смолича. Написанию фундаментального труда по церковной русской истории он предпослал выпуск двух монографий - «История русской церкви. 1700 - 1917»10 и «Русское монашество. 988 - 1917»". Эти две монографии, несмотря на подчеркиваемый автором в предисловии «подготовительный характер», являются наиболее полными исследованиями по своей тематике. Теме русского старчества посвящено отдельное исследование И.К. Смолича, опубликованное в форме исторического эссе, содержащее характеристики наиболее известных старцев и анализ внутренней

6 См. например: Православные монастыри и обители. Библиографический указатель. М., 2005.

7 Макарий (Булгаков), митрополит. История русской церкви. Кн. 1-7. М.: Свято-
Преображениский Валаамский монастырь, 1994-1996.

8 Филарет (Гумипевский), архиепископ. История русской церкви. Т. 1-5. Рига-Москва, 1847-1848.
Голубинский Е.Е. История русской церкви. Т. 1-2. Ч. 1-2. М.: Крутицкое патриаршее подворье,

1997.9

10 Смолич И.К. История русской церкви. 1700-1917. Ч. 1-2. М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1996-1997.

" Смолич И.К. Русское монашество. 988-1917. —Жизнь и учение старцев. М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 1997.

сути феномена старчества 12, в том числе и наблюдение о росте значения старчества в начале XIX в., а также конкретные факты об обстоятельствах

и условиях ухода в монатырь .

В труде И.М. Концевича «Стяжание Духа Святаго в путях Древней Руси» дается обзор сущности аскетического монашеского подвига и исследуется развитие этой аскетической традиции в древнем монашестве на Востоке и на Руси в X - XVII веках, а также приводится краткий очерк истории русского монашества в XVIII - XX вв., где подчеркивается значение Оптиной пустыни в духовном возрождении иноческих традиций .

Теме старчества посвящена диссертация митрополита Трифона (Туркестанова) «Древнехристианские и оптинские старцы», написанная в 1895 г. по окончании Московской Духовной академии13. Работа представляет собой богословское обоснование традиции старчества, для нас она ценна тем, что исторический обзор старчества в Оптиной пустыни написан на основе личных воспоминаний о преподобных старцах оптинских, послушником которых был автор.

В советской историографии изучение монастырей велось почти исключительно с точки зрения социально-экономических отношений: исследовались вопросы монастырского землевладения, имущества, положения монастырских крестьян. Также уделялось внимание и источниковедению, историко-филологическому анализу житийных памятников. Духовное значение монастырей и место монашества в традиционном религиозном сознании русского народа в силу идеологических причин не рассматривались.

Первая обобщающая работа постсоветской историографии - книга П.Н. Зырянова «Русские монастыри и монашество в XIX - начале XX века»16, по утверждению самого автора, носит научно-популярный характер. Сообщаются основные сведения о монастырях и монашестве, их юридиче-

12 Там же.

ь Там же. С. 363-365.

14 Коїщевич И.М Стяжание Духа Святаго в путях Древней Руси. М., 1993.

15 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. М., 1996.

16 Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX - начале XX века. М.: Русское слово,
1999.

17 ском положении, количестве, сословной принадлежности иноков, благотворительной и просветительской деятельности монастырей, их значению как центров религиозной жизни.

Институтом российской истории была издана книга исторических очерков «Монашество и монастыри в России. XI — XX века» , главной задачей которой, как указано в предисловии, было «дать целостную картину истории русского монашества и монастырей, их исторической эволюции».

По тесно связанной с нашей работой теме старчества вышла книга монахини Игнатии «Старчество в годы гонений» . Монахиня Игнатия, в миру - доктор медицинских наук, профессор, была духовной дочерью преподобномученика схиархимандрита Игнатия (Лебедева, + 1938), членом одной из крупнейших подпольных монашеских общин Патриаршей Церкви. В ее труде дается характеристика иноческой жизни, малоизвестных подробностей отношений учителя с учениками в годы религиозных преследований; приводятся факты старческого благословения на монашество.

Появление научных трудов B.C. Белоненко, М.С. Черкасовой, Е.В. Романенко ознаменовало оформление новых авторских концепций, методик и междисциплинарных подходов к изучению монастырей1 .

Основным проблемам истории монашества и монастырей на Русском Севере посвящены работы В.Н. Булатова, А.В. Камкина, А.А. Куратова, Е.В. Пащенко20. Активно изучаются провинциальные монастыри: история отдельных обителей, история региональных монастырских систем"1.

17 Монашество и монастыри в России. XI - XX века: Исторические очерки. М.: Наука, 2002.

18 Игнатия П., монахиня. Старчество в голы гонений. М„ 2001.

19 Белоненко В С. К постановке вопроса о комплексном изучении русских монастырей // Право
славие в Древней Руси. Сборник научных трудов. — Л., 1989. С. 141-143, Черкасова М.С. Крупная фео
дальная вотчина в России конца XVI-XV1I веков: (по архиву Троице-Сергиевой Лавры). - М., 2004; Ро-
ианенко Е.В.
Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. - М., 2002.

20 Булатов В.Н Русский Север. Кн.1-5. - Архангельск, 1997-2001; Камкин А.В.Православная цер
ковь на на Севере России. - Вологда, 1992; Муратов А А. Православные святыни и святые в истории Ар
хангельского Севера. -Архангельск, 2004; Пащенко ЕВ Очерки о монастырях и храмах Архангельской
области. - Архангельск, 1999.

"' Овчинников В //.Православные монастыри, архиерейские дома и женские общины Томской епархии во второй половине XIX - начале XX века. Дисс. канд. ист. наук. - Кемерово, 2002; Радченко О.И. Православные монастыри Самарского края во второй половине XIX - XX веках. Дисс. канд. ист.

18 Культурологический подход к изучению монашества реализован в

диссертационном исследовании Л.А. Щипакиной". В рамках этого же

подхода написана статьи Л. Штайндорфа и Л.Н. Пушкарева" ."

В отечественной педагогической науке в последние годы значительно возросло количество работ, посвященных православным традициям русского школьного и семейного воспитания, в ряде аспектов созвучных теме нашего исследования. Историко-теоретические основы духовного воспитания исследуются Шестуном Е.В., Тарасовой СИ." . Значению духовно-нравственных ценностей православия в семейной педагогике посвящены работы Кузнецовой И.А., Смирнова В.В., Володиной Л.О., Дро-бот Л.А.. В трудах двух последних авторов раскрываются региональные особенности семейного православного воспитания в XIX - начале XX вв." на материалах Вологодской губернии и Оренбуржья. В докторской диссертации Маслова Н.В. «Православное воспитание как явление русской педагогической культуры» показан основной принцип православной педагогики - «научить, прежде всего, вере, потом другим наукам». Исследуются вопросы педагогики старчества, монастырской педагогики26.

В разработке проблем мировоззрения, этнического самосознания, отдельных видов идентичности (региональной, религиозной) значим вклад

наук. - Самара, 1998; Щербин С.Н .История монастыре Тобольской епархии во второй половине XIX -начале XX века: опыт социокультурного исследования. Дисс. канд. ист. наук. — Тюмень, 2001 и др.

" Щипакина Л.А . Монашество и культурном сознании русского православия. Дисс. канд. фи-лос. Наук. -Саранск, 1997.

23 Штайндорф Л. Монашеская культура как способ общественного діісциплинирования в Мос
ковской Руси: общеевропейский образец // Русская религиозность: проблемы изучения. - СПб., 2000. С.
41-47; Пушкарев Л Н. Своеобразие монашеского менталитета и его роль в формировании нравственности
в обществе // 111 Уваровские чтения. Русский православный монастырь как явление культуры: история и
современность. - Муром, 2001. С.7-9.

24 Тарасова СИ. Духовное воспитание детей в русской народной педагогике. Дисс. канд. пед. —
Белгород, 2003; Шестун .5.Правое лавные традиции духовно нравственного становления личности (ис-
торико-теоретический аспект). Дисс. док. пед. наук. - Москва, 2006.

25 Кузнецова И.А. Духовно-нравственные ценности православия как фактор семейного воспита
ния детей. Дисс. канд псих. наук. - СПб, 2007; Дробот Л.Л. Становление сисегмы православного воспи
тания в Оренбуржье (конец XIX -XX век). Дисс. канд. пед. наук. - Оренбург, 2007; Володина
ЛО.Духовпо-нравственные ценности в русской семье во второй половине XIX - начале XX вв. (по мате
риалам Вологодской губернии). Дисс. канд пед. наук. - Вологда, 2006; Смирнов В.В. Православные тра
диции семейного воспитания в России второй половины XIX - начала XX вв. Дисс. канд пед. наук. -
Оренбург, 2007.

26 Маслов Н.В. Православное воспитание как явление русской педагогической культуры (на материалах трудов схиархимандрита Иоанаа (Маслова). Дисс. док. Пед. наук. - Курск, 2004.

19 разных поколений ученых - Ю.В. Бромлея, И.В. Власовой, М.Н. Губогло.

Возрастает в настоящее время роль региональных школ. По данной проблематике важны исследования ученых Пермского государственного уни-верситета Г.Н. Чагина, А.В. Теленкова"" .

Исследовательской группой отдела русского народа Института этнологии и антропологии РАН в последние два десятилетия ведется работа по этнографическому изучению религиозности русского народа, определен предмет изучения, создана программа исследований. На материалах источников сотрудниками данной группы показываются традиционность и основополагающее духовное значение православия в в истории России, раскрываются особенности вероисповедной практики русских, значимость этноконфессионалыюго сознания в общественной жизни русского народа. (См. работы М.М. Громыко, А.В. Буганова, О.В. Кириченко, Т.А. Ворониной, Х.В. Поплавской, Т.А. Листовой, И.А. Кремлевой, Г.Н. Мелеховой, С. В. Кузнецова, С. А. Иниковой, Л. А. Тульцевой, М.В. Мальцева, Р. В. Ба-гдасарова и др.).

Из работ, соприкасающихся по проблематике с нашей темой, назовем исследования О.В. Кириченко, изучавшего традиции православной религиозности у русских дворян XVIII столетия и уход в монастырь как про-явление дворянского благочестия" ; И.А. Кремлевой «Мирской обет» , раскрывающей среди прочих форм обета и уход в монастырь по обету кре-стьян - мужчин и женщин ; и Г.Н. Мелеховой «Монастыри в традиционной народной культуре Русского Севера»31, осветившей в том числе и вопрос о региональной принадлежности насельников современных северных

27 Чагин Г.Н. История в памяти русских крестьян Среднего Урала в середине XIX - начале XX
века. Пермь, 1999; Теленков А.В. Национальное самосознание русских во второй половине XIX - начале
XX века (По материалам Среднего Урала) Дисс. канд ист. наук. - Пермь, 2003.

28 Кириченко О.В, Традиции православной религиозности у русских дворян XVIII столетия.
Дисс. канд. ист. наук. - М., 1997.

" В кн.: Православная жизнь русских крестьян XIX - XX веков: Итоги этнографических исследований. - М.: I lay ка, 2001.

30 Там же. С. 243-244.

31 В кн.: Возрождение православных монастырей и будущее России. Нижний Новгород, 2007. С.
317.

20 монастырей. Значимость родительского благословения в русском православном сознании, особый сакральный смысл придаваемый благословению народом, в частности, при свадебном обряде исследуется Т.А. Листовой . Буганов А.В. в работе «Отечественные подвижники благочестия в сознании русских крестьян XIX в.» рассматривает обращение широких масс народа к духовному опыту старцев, окормление мирян, круг влияния наибо-лее известных представителей старчества XIX в . Исследования А.В. Бу-ганова и Г.Н. Мелеховой опубликованы в сборнике докладов участников III Всероссийской научно-богословской конференции «Возрождение православных монастырей и будущее России» (Сергиев Посад - Саров - Ди-веево, 28 июня - 1 июля 2006 года), подтвердившей научную актуальность и значимость изучения роли монастырей и иночества в духовном возрождении русского народа.

J~ Листова Т.А Народный православный обряд создания семьи// Православная жизнь русских крестьян XIX-XX веков. М.: Наука, 2001. С.7-36. 3~ Там же. С.70-100.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций