Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Бендина Ольга Александровна. Практики сохранения здоровья в контексте культуры : диссертация ... кандидата социологических наук : 22.00.06 / Бендина Ольга Александровна; [Место защиты: Сарат. гос. техн. ун-т].- Саратов, 2009.- 144 с.: ил. РГБ ОД, 61 09-22/268


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ПРАКТИКИ СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ КАК
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ 16

  1. Практики сохранения здоровья: социологическая проблематизация 16

  2. Практики сохранения здоровья в контексте социальных изменений 41

ГЛАВА 2. СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ ОТНОШЕНИЙ ОСНОВНЫХ
АГЕНТОВ ПРАКТИК СОХРАНЕНИЯ ЗДОРОВЬЯ 62

  1. Представления населения о практиках сохранения здоровья 65

  2. Отношения врачей и пациентов (случай ВИЧ-положительных пациенток) 71

  3. Отношения представителей «альтернативной медицины» и их клиентов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 117

Литература 122

Приложение 136



Введение диссертации:

Актуальность диссертационного исследования. Здоровье традиционно было важным аспектом человеческой идентичности и элементом культуры. Признавая здоровье одним из высших благ, люди всегда стремились сохранить его, накапливая необходимые знания и опыт. В повседневной практике они служили основой для выживания индивидов и обществ. Процесс разделения труда, научный прогресс и возникновение государства современного типа привели к установлению монополии на такие знания в руках профессионалов. Рождение госпитальной медицины в XIX в. и формирование национальных систем здравоохранения в XX в. закрепили сложившийся порядок, при котором трансляция идей, представлений, знаний и культурных норм сохранения здоровья стала соотноситься исключительно с медицинскими практиками, а здоровье индивидов, как и общественное здоровье, стало рассматриваться как предмет попечения с позиций научно-медицинского знания. В СССР, где был установлен прочный союз между государственной властью и элитой медицинского сообщества, такой порядок нашел свое воплощение в медицинской системе эксклюзивного (монополистического) типа.

Распад СССР и сопровождающий его системный кризис затронул все социальные институты, привел в движение новые социальные силы, способствовал глубоким трансформациям в сфере культуры. В начале 1990-х гг. в стране сложилась ситуация, когда забота о здоровье индивидов, фактически, стала делом их самих. В национальном масштабе параметры общественного здоровья крайне ухудшились. На фоне растущей смертности и снижения рождаемости, роста заболеваемости и травматизма, сокращения продолжительности жизни населения в целом многие специалисты и государственные деятели обоснованно забили тревогу. Кроме констатации социально-экономических и социально-политических причин, породивших такую ситуацию, они обратили внимание на некоторые процессы в культуре, дополняющие эту картину, в частности, на утрату навыков «самосохранительного поведения» у многих слоев населения. Было указано, что начавшаяся ком-

мерциализация учреждений здравоохранения и растущая социальная дифференциация и неравенство еще больше драматизировали ситуацию. Тем не менее некоторые культурные тенденции остались за пределами внимания.

В последние два десятилетия в России социокультурные нормы сохранения здоровья изменились, начался настоящий Ренессанс различных форм так называемой «альтернативной медицины», и трансляция знаний, идей и представлений о сохранении здоровья перестала быть только делом медиков. Начал формироваться особый сектор экономики, специализирующийся на оказании помощи в вопросах сохранения здоровья и профилактики болезней. Качество услуг на нем - часто крайне низкое, но во многих случаях вполне сопоставимо с качеством услуг в сохранившихся бесплатными секторах государственного здравоохранения. При этом модель взаимоотношений между «альтернативными» целителями и их клиентами обычно выглядит более выигрышной на фоне до предела формализованных практик работы с пациентами в государственных медицинских сервисах. Таким же образом стала выглядеть и ситуация в коммерческих медицинских учреждениях. В различных формах происходит «социальное пробуждение» пациентов. Многие люди уже не удовлетворены традиционным медицинским патернализмом и стремятся к партнерскому участию в деле сохранения их собственного здоровья. Активность в этих вопросах порождена и растущими социальными запросами на здоровье, присущими распространяющейся идеологии потребления.

Катастрофическое ухудшение общественного здоровья, выраженное в количественных показателях, соседствует с ростом социальной активности в сфере сохранения индивидуального здоровья. Последнее характерно не для всего населения, а лишь для тех социальных групп, которым удается избегать крайней бедности. Во многих странах Европы, Северной Америки и Дальнего Востока практики сохранения здоровья уже стали делом большинства населения и приобрели вариативные формы (регулярное самонаблюдение, посещение специалистов, знание своих диагнозов, отказ от вредных привычек, внимание к питанию, потребление БАДов, занятия спортом и фитнесом). В

России такие практики часто менее многочисленны, но процесс их пролиферации все же идет.

Исследовать какие представления о здоровье и болезни, правила взаимодействия между клиентами и специалистами существуют, как формируется пространство конструирования культуры самосохранения с позиций социологии крайне важно.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика практик сохранения здоровья, без сомнения, входит в предметную область социологии культуры. Проблемы подобного рода изучаются также в таких областях, как социология деятельности и социология потребления, а, кроме того, в связанных с ними социологии медицины и здоровья, социальной и медицинской антропологии, теории и практике социальной работы. В отечественной науке исследования здоровья, нетипичности, культуры самосохранения начались относительно недавно и продолжают развиваться.

В зарубежной социологии проблема практик сохранения здоровья развивается на почве исследований, берущих начало в первой половине XX в., когда М. Вебер начал обсуждать вопрос о природе социального действия, а Э. Дюркгейм наметил подходы к ней в концепциях разделения труда, социальной солидарности и социальной аномии. Г. Зиммель показал, что вследствие разрыва между «субъективной» и «объективной культурой», многие знания, в том числе медицинские, переходят в исключительное достояние специалистов. Т. Парсонс постулировал возможность сохранения социального равновесия через механизм социального контроля, в осуществлении которого принимают участие и службы здравоохранения в целом, и медики на своих рабочих местах в частности. Избыточность социального контроля в деятельности современных медицинских сервисов проанализировали П. Бурдье, И. Иллич, В. Наварро, Э. Оукли, Б. Тернер, М. Фуко, заложив тем самым основы для теории медикализации общества, выразившей радикально-критический взгляд на практику охраны здоровья на институциональном уровне.

Перенос исследований на микросоциальный уровень открыл новые возможности для теоретической проработки проблематики сохранения здоровья. Г. Гарфинкель указал на важность осмысления рациональности повседневной жизни, а Ю. Хабермас - «коммуникативной рациональности». Э. Гидденс показал важность изучения действий индивидов «в тени» социальных структур, М. Фуко совершил поворот к изучению практик «заботы о себе» и «управления собой», а И. Гофман показал, что собственной рациональностью обладают не только обладатели власти и знания, но и группы, формально лишенные их, в частности пациенты больниц.

В 1980-е гг. вслед за «антропологическим поворотом» и активизацией феминистских и тендерных исследований в социальных науках начался бурный рост исследований, посвященных «невидимым» и «безмолвным» героям и героиням общества. Н. Джюсон, Р. Портер, Ю. Шлюмбом указали на важность изучения стратегий поведения пациентов, обратив внимание на превратности исторической динамики пары «врач-пациент». В рамках социальной и медицинской антропологии активизировались исследования «альтернативных» практик врачевания и профилактики болезней (А. Клейнман, М. Ласт, Г. Линквист, Н. Шейпер-Хьюз), а в сфере медицинской социологии наметился переход к «социологии здоровья и болезни» (Дж. Ритцер, К. Эрц-лиш). Реформирование институтов здравоохранения на Западе, вызванное экономическим кризисом, распространение эпидемии СПИД и начавшийся бум на здоровый образ жизни в последующие годы способствовали переносу внимания социологов на быстро растущие социальные практики самосохранения, охватившие различные слои общества. С позиций социологии потребления был описан новый феномен - «рынок здоровья» (Д. Армстронг, Ж. Бодрийяр, М. Стейси, М. Фитцпатрик), которому обнаружились исторические соответствия в прошлом, когда заботой о здоровье индивида занимались не только врачи, но и аптекари, знахари и другие многочисленные специалисты (X. Кук, Р. Портер, К. Тиммерман).

В отечественной социологии проработка аналогичных вопросов была

начата первоначально в рамках социологии медицины (Ю.П. Лисицын, А.В. Петленко, А.В. Сахно, Л.П. Семенова, К.Н. Хабибуллин, Г.В. Царегородцев). В последующем развернулись дискуссии по вопросу о «самосохранительном поведении» (А.И. Антонов, И.В. Журавлева, В.М. Медкова, Л.С. Шилова). Некоторые исследователи предприняли попытку трансформации медицинской социологии в социологию здоровья, демонстрируя стремление следовать зарубежному опыту (Е.В. Дмитриева, В.П. Култыгин, Р.С. Иванов). С позиций различных направлений социологического знания начали обсуждаться вопросы о судьбах отечественного здравоохранения в период реформ (Н.С. Григорьева, И.А. Захаров, А.В. Решетников, И.М. Шейман, СВ. Шишкин), о социальном неравенстве и доступности медицинской помощи разным группам населения (О.Е. Артамонова, Д.В. Зайцев, Э.К. Наберушкина, Н.Е. Тихонова, Е.Р. Ярская-Смирнова), о социальной коммуникации по поводу здоровья и роли пациентов в ней (Н.Л. Антонова). Начались исследования социокультурных аспектов «альтернативных» медицинских практик (О.А. Волкова, О.А. Григорьева, Т.А. Самарская, Г.А. Тепер), были раскрыты новые социальные контексты здоровья, болезни, помощи, профилактики (Е.А. Андриянова, Г.А. Кабакова, Д.В. Михель, А.А. Чернецкая). Стал возрастать поток исследований, посвященных осмыслению форм социальной активности пациентов и социокультурных контекстов их действий, нацеленных на защиту своих прав и интересов (Дж.В. Браун, В.А. Мансуров, Л.С. Мельникова, Л.В. Панова, Н.Л. Русинова, Е.Р. Ярская-Смирнова).

Признавая значение указанных исследований в анализе социальных процессов и культурных тенденций, характеризующих практики сохранения здоровья в современный период, необходимо признать, что в отечественной социологии данная проблематика еще только начала разрабатываться, а многие вопросы, связанные с ней, требуют дальнейшего обсуждения. Недостаточно изучены социокультурные основания и механизмы производства и воспроизводства знаний о сохранении здоровья, социальные субъекты, воплощающие эти знания на практике, характер и содержание основных про-

блем, возникающих между ними в процессе социального взаимодействия.

Целью диссертационной работы является социологическая интерпретация сложившегося в рамках современного общества комплекса практик, нацеленных на сохранение здоровья. Для достижения поставленной цели выдвигаются следующие задачи:

  1. обобщить существующие в отечественной и зарубежной социологии теории и методологические подходы к изучению проблемы сохранения здоровья, концептуализировать и систематизировать практики сохранения здоровья в качестве объекта социологического исследования;

  2. раскрыть социальные и культурные причины изменений способов сохранения здоровья в условиях трансформации современного российского общества и дать теоретическое описание возникающей вследствие этого социальной структуры;

  3. осуществить анализ социальных представлений, касающихся характера взаимоотношений между субъектами, вовлеченными в практики сохранения здоровья, используя для этого материалы анкет, фокус-групп и интервью с лицами, пользующимися услугами лечебных учреждений и практикующих народных целителей;

  4. разработать инструментарий и провести оригинальное исследование с применением качественных методов (наблюдение, интервью) для изучения практик сохранения здоровья, провести вторичный анализ данных исследования Фонда общественного мнения и проинтерпретировать эмпирическую базу проекта «Динамика социального и профессионального статуса специалистов традиционной медицины в России».

  5. проанализировать картину социальных взаимоотношений между медицинскими специалистами и посетителями лечебно-профилактических учреждений, а также динамику их социальных ролей и статусов, используя материалы фокус-групп и интервью с ВИЧ-инфицированными пациентами;

  6. рассмотреть картину социальных взаимоотношений между специалистами альтернативной медицины и их клиентами, проинтерпретировав мате-

риалы интервью с сельскими жителями, фокус-групп.

В качестве объекта исследования выступает комплекс практик сохранения здоровья в контексте современной культуры, в качестве предмета - социальные отношения по поводу сохранения здоровья между специалистами и их клиентами и связанные с ними социальные представления.

Теоретико-методологическая основа диссертации. Центральная идея диссертации состоит в том, что среди различных видов социальной деятельности в условиях современного динамично развивающегося общества особую роль играют практики, нацеленные на сохранение здоровья. Разработка проблематики практики сохранения здоровья осуществлена с опорой на теорию социального действия (М. Вебер) и теорию социальных и культурных практик (П. Бурдье, М. Серто, М. Фуко). Социальные отношения по поводу здоровья и болезни анализируются с опорой на труды Т. Парсонса, И. Гофмана, Д. Михе-ля, М. Ривкин-Фиш, К. Эрцлиш. Социальная феноменология рынка здоровья разворачивается с опорой на разработки Д. Армстронга, Р. Портера. При концептуализации основного понятия диссертации применялись научные труды западных и отечественных социологов, работавших в области социологии здоровья и болезни (Н. Джюсон, Е. Дмитриева,), социологии медицины (М. Берто, Ф. Моссэ, М. Стефан, М. Фитцпатрик), социальной и медицинской антропологии (Л. Берк, С. Броучек, Г. Кабакова, Н. Шейпер-Хьюз), социальной истории медицины (У. Байнум, Дж. Пикстоун, Р. Портер, Ш. Уотте). Использование общесоциологической методологии позволило проинтерпретировать эмпирические данные, создать типологию потребителей услуг официальной и альтернативной медицин, проанализировать картину социальных отношений между специалистами и их клиентами и связанные с ними социальные представления. Методология прикладного исследования и инструментария базируется на разработках Г. Батыгина, И. Девятко, П. Романова, В. Семеновой, В. Ядова, Е. Ярской-Смирновой.

Эмпирическую базу диссертационной работы составляют результаты социологического исследования практик сохранения здоровья, в ходе которого

проведены полуформализованные интервью с потребителями услуг по сохранению здоровья (N=31, 2007 г, среди которых N=15 с ВИЧ-позитивными женщинами, 2008 г, собранные в рамках индивидуального проекта «Подходы к проблемам ВИЧ/СПИДа и охраны общественного здоровья в Российской Федерации, опирающиеся на местное самоуправление: аспекты тендера и сексуального здоровья», Исследовательский совет в области общественных наук); фокус-группы N=9 (Сыктывкар, Саратов, 2007 г.), полученные в ходе проекта «Динамика социального и профессионального статуса специалистов традиционной медицины в России», в рамках гранта РГНФ 05-03-03449а, руководитель В.А. Мансуров, руководитель саратовской группы Е.Р. Ярская-Смирнова. Для достижения наибольшей достоверности диссертационного исследования проведен вторичный анализ данных Фонда общественного мнения (N=1500, 2002 г.) Сочетание качественных и количественных методов позволяет выявить не только общие тенденции изменения в сфере здоровья, но и понять их причины.

Основная гипотеза исследования. Специалисты и их клиенты, вовлеченные в практики сохранения здоровья, обладают разными ресурсами, формируя «группы сильных» (профессионалы) и «группы слабых» (клиенты). Они действуют на основе моделей, которые навязываются профессионалами, но оспариваются акторами, обращающимися к ним за помощью. Стратегическая цель последних не только получить желаемую услугу и терапевтический эффект, но и добиться доверительных отношений, позволяющих им сохранить социальный статус, существовавший до вступления в отношения с профессионалами («сильными группами»).

Научная новизна диссертации заключается в постановке, обосновании и решении задач социокультурного анализа практик сохранения здоровья в современной России и может быть сформулирована следующим образом:

1) обобщены существующие в отечественной и зарубежной социологии методологические подходы к изучению проблемы сохранения здоровья,

уточнены и систематизированы основные идеи теории практик в контексте изучаемой проблематики;

  1. впервые осуществлена социологическая концептуализация феномена практик сохранения здоровья и представлена их систематизация применительно к ситуации трансформирующегося российского общества;

  2. представлена новая социологическая интерпретация рынка здоровья, а его агенты, их социальные роли и статусы рассмотрены в контексте процессов коммерциализации институтов здравоохранения, появления народного целительства и усиления идеологии консьюмеризма;

  3. осуществлен анализ социальных представлений лиц, пользующихся услугами лечебных учреждений и практикующих народных целителей, относительно «ортодоксальной» и «альтернативной» медицины;

  4. с позиций теории социального капитала проанализирована картина социальных отношений между медицинскими специалистами и посетителями лечебно-профилактических учреждений, динамика их социальных ролей и статусов;

  5. разработана авторская программа, инструментарий и проведено оригинальное социологическое исследование взаимоотношений врачей и женщин с ВИЧ-статусом;

  6. разработано и осуществлено социологическое исследование характера культурных различий в осуществлении практик лечения и профилактики в городе и на селе в условиях современной трансформации российского общества.

Непротиворечивое теоретическое обоснование концепции исследования, применение различных социологических подходов к изучению практик сохранения здоровья, соответствие методов и методологии исследования современным тенденциям к интерпретации данных, Еолученных в качественных и количественных социологических исследованиях, сопоставление интерпретации полученных эмпирических данных с другими результатами исследований отечественных и зарубежных ученых позволяет судить о досто-

верности и обоснованности результатов диссертационного исследования.

В ходе проведения теоретического и прикладного социологического исследования получены следующие основные результаты, формулируемые как положения, выносимые на защиту:

  1. Практика сохранения здоровья - это социальное действие с участием специалиста или учреждения по охране здоровья и потребителя его услуг, нацеленное на достижение физического, ментального и социального благополучия потребителя и дополняемое диалогом обеих сторон о способах и средствах лечения и профилактики. Индивидуальные практики сохранения здоровья выстраиваются на основе популяризированного профессионального знания. Специалист из практик сохранения здоровья не исчезает, а является интериоризо-ванным образом в сознании людей. Практики сохранения здоровья разворачиваются на двух уровнях - институциальном и межличностном. На институци-альном уровне они по преимуществу сопровождаются установлением статусной асимметрии в диалоге и влекут за собой символическую редукцию потребителя до состояния физического объекта, организма. На межличностном уровне они характеризуются сохранением статусной симметрии в диалоге и не вызывают вышеуказанной символической редукции.

  2. В условиях трансформирующегося российского общества, появления рыночной экономики и характерной для нее идеологии консьюмеризма практики сохранения здоровья пролиферируют и образуют новое социальное пространство, которое может быть названо «рынком здоровья». Главным объектом потребления на таком рынке выступает здоровье, т.е. весь комплекс услуг, который специалисты и учреждения по охране здоровья способны предлагать потребителям. В контексте происходящих изменений на этом рынке появляются различные группы «поставщиков здоровья», в том числе дипломированные врачи и народные целители. Потребители их услуг перестают исполнять социальные роли пациентов и становятся клиентами.

  1. Вариативность моделей отношений между специалистами и их клиентами связана с многочисленными представлениями о качестве услуг, оказы-

ваемых специалистами. Возникновение рынка здоровья как особого социально-культурного пространства, насыщенного новыми практиками сохранения здоровья, стимулирует партнерскую модель отношений между врачами и пациентами, а также другими поставщиками и потребителями здоровья. Последние в значительной мере нуждаются не только в эффективности предлагаемых им услуг, но и в позитивном восприятии и уважении их личности со стороны первых, доверии и предоставлении информации о характере рекомендуемых мер сохранения здоровья. Одновременно с этим у потребителей формируется представление о том, что качество услуг не сводится только к их эффективности, но должно включать в себя и саму манеру обслуживания в рамках деятельности по сохранению здоровья.

  1. Продолжающаяся трансформация советской системы здравоохранения и появление диверсифицированного рынка здоровья способствует переменам в общественном сознании. Значительная часть населения, выступающая в качестве реальных или потенциальных потребителей услуг рынка здоровья, выражает недовольство по поводу патерналистской модели взаимоотношений между поставщиками и потребителями здоровья, которая сложилась в прошлом. Процессы коммерциализации институтов здравоохранения, появление народного целительства как социального явления и усиление идеологии кон-сьюмеризма стимулируют появление партнерской модели взаимоотношений и ее одобрение в сознании населения.

  2. Взаимоотношение поставщиков и потребителей здоровья в рамках учреждений здравоохранения по преимуществу продолжает основываться на модели патерналистского типа, где первая сторона имеет статусное преимущество над второй. В случае с женщинами, инфицированными ВИЧ, патерналистская модель не просто наделяет их статусом «пациентов с ВИЧ-инфекцией», но и порождает моральные и эмоциональные барьеры в осуществлении практик сохранения здоровья. Для преодоления таких барьеров они, как правило, стремятся выстроить партнерскую модель со специалистами по

охране здоровья и перенести практики сохранения здоровья с институциаль-ного уровня на межличностный. Обращение к тактике подобного рода является типичным выбором субъектов со «слабым» социальным статусом в их взаимоотношениях с субъектами, обладающими «сильным» статусом.

6) Поставщики и потребители здоровья, взаимодействующие между собой на почве так называемой «альтернативной медицины», осуществляют практики сохранения здоровья на межличностном уровне и выстраивают отношения в основном на основе партнерской модели. Потребители, наделяемые «сильным» статусом «клиентов» получают возможность удовлетворить свои потребности в поддержании симметричного диалога, но при этом должны усвоить такую систему представлений о лечении и профилактике, которая кардинально расходится с медицинскими представлениями. В случае достижения желаемого терапевтического эффекта данная система представлений, как и вся «альтернативная медицина», становится объектом одобрения со стороны потребителя и наделяется более высокой ценностью по отношению к «ортодоксальной медицине». При отсутствии желаемого эффекта «альтернативная медицина» наделяется равной ценностью, но не низшей.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты диссертационной работы имеют теоретическое и практическое значение для создания модели медицинской помощи, в основе которой находится установка на партнерство, а не на патернализм, для развития социальных программ, нацеленных на защиту прав пациентов и устранение перекосов, возникающих в ходе модернизации системы здравоохранения. Основные положения и выводы, сформулированные в диссертационной работе, могут быть использованы при разработке курсов по социологии культуры, медицинской антропологии, социальной медицины для студентов, магистрантов, сотрудников и преподавателей социально-гуманитарных дисциплин и специалистов, работающих в системе здравоохранения.

Апробация работы. Основные положения, выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, докладывались на методологических семинарах,

заседаниях кафедры социальной работы и социальной антропологии СГТУ (2006-2009), на межвузовских, межрегиональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях.

Публикации. По теме диссертации опубликовано 12 научных работ, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК, общим объемом 4,8 п.л.

Структура диссертации включает введение, две главы (четыре параграфа), заключение, список использованной литературы, приложения.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций