Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Курмановский Владимир Сергеевич. Сабельные клинки в России XVI-XVII вв. : морфология и конструктивные особенности : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.06 / Курмановский Владимир Сергеевич; [Место защиты: Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Ист. фак.].- Москва, 2010.- 330 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-7/440


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

Введение 4

Глава 1. Источники 10

Раздел 1. Письменные источники 10

1. Нарративные источники 10

2. Делопроизводственные документы 14

Раздел 2. Вещественные источники 22

1. Собрание Оружейной Палаты 22

2. Прочие вещественные источники 26

3. Об одной группе клинкового оружия XVII в 29

Раздел 3. Изобразительные источники 31

Глава 2. Историография 33

1. Историография сабель XVI-XVI1 вв. в России 33

2 Историография сабель XVI-XVII вв. в сопредельных регионах 59

Глава 3. Клинки сабель по данным письменных источников 84

Раздел 1. Материал и конструкция клинков 84

1. Материал клинков 84

2. Терминология частей клинка 85

З.Долы 89

Раздел 2. Декор клинков 96

1. Техника декора 96

2. Орнаментируемые зоны клинка и формы орнаментации 101

Голомя 101

«Решетка» 103

«Мишени» и клейма 104

Надписи на клинках 106

Изображения живых существ и предметов 109

Орнаментальные элементы («каймы», «травы», «отметцы») ПО

Раздел 3. Классификация сабельных клинков 112

1. Происхождение и образцы «выкова» клинков 112

2. «Сабли гирейские» 118

3. «Сабли ширинские» 119

4. Сабли «нагайского дела» 120

5. Полосы «черкасские» и «на черкасское дело» 120

6. «Турские» полосы и полосы «натурское дело» 122

7. «Кизылбашские» полосы 126

8. Полосы «угорские» и «на угорское дело» 128

9. «Литовские» полосы и полосы «на литовское дело» 129

10. Полосы «польские» и «на польское дело» («выков») 131

11. «Полосы немецкие» 133

12. Полосы «тевризские» и «на тевризское дело» 136

13. Полосы «русского дела» 137

14. «Зубатые» полосы 141

15. Размерные характеристики клинков 141

Глава 4. Клинки сабель по вещественным источникам 143

Раздел 1. Вводные замечания 143

1. Источниковая база 143

2. Материал клинков 143

3. Размерные характеристики клинков 143

4. Хвостовики клинков 144

Раздел 2. Классификация клинков 149

1. Принципы классификации 149

2. Тип 1 149

З.Тип2 164

4. ТипЗ : 199

5. Тип 4 204

6. Тип 5 214

Заключение 223

Список источников и литературы 229

Приложение. Каталог 235

Типологическая схема сабельных клинков XVI-XVII вв 247

Рисунки к каталогу 248



Введение диссертации:

Сабля - длинноклинковое холодное оружие с изогнутым однолезвийным клинком с лезвием на выгнутой стороне и, как правило, ассиметричной (наклонноіі или изогнутой в сторону лезвия) рукоятью с гардой (перекрестием). Слово «сабля» происходит от венгерского «szablya» (с тем же значением) от «szabni» - «резать»1. В функциональном аспекте сабля является рубяще-колющим оружием, причем специфической особенностью ее применения считается нанесение рубящего удара с режущим эффектом, который обеспечивается изогнутой формой лезвия. Сабля считается по преимуществу оружием всадника.

Наиболее убедительной представляется точка зрения, согласно которой сабля как культурно-исторический феномен впервые появилась во второй половине I тысячелетия н.э. у кочевых народов евразийских степей в результате развития прямого однолезвийного клинка (в сибирской археологической традиции называемого палашом). Возникновение сабли связывают с появлением стремян.

На Руси термин «сабля» как название однолезвийного клинкового оружия степных кочевников впервые фигурирует в недатированной части «Повести временных лет» в сюжете, посвященном уплате полянами хазарской дани мечами". Л. Нидерле называет слово «сабля» старославянским . Вероятно, слово «сабля» попало в язык восточных славян в IX в., в период пребывания венгров в степях Восточной Европы и последующего «Обретения родины». Одним из ранних свидетельств бытования сабли у восточных славян является ее изображение на поясе одной из фигур Збручского идола. Наиболее ранние археологические находки сабель на территории Древней Руси относятся ко второй половине X - началу XI вв4. В течение последующих столетий сабля все более устойчиво входит в древнерусский комплекс вооружения, в первую очередь в южных, пограничных со степью районах. Однако на протяжении всего домонгольского периода преобладающим видом клинкового оружия оставался меч . В XIV в. зона распространения сабли значительно расширяется в северном направлении. Сабля обретает символическое значение, изображение сабли помещается на монетах московских князей Василия I Дмитриевича (1389-1425) и

1 Советский энциклопедический словарь. Издание второе. М., 1983. С. 1152.

2 Лаврентьевская летопись. Л. 6. ПСРЛ. 2-е изд. Т. 1. М. 1997. С. 17.

3 Нидерле Л. Славянские древности. М., 2001. С. 413.

4 Кирпичников А.Н., Медведев А.Ф. Вооружение/ Древняя Русь. Город. Замок. Село. М., 1985. С. 307.

5 Кирпичников А.Н. Военное дело на Руси в ХШ-XV вв. Л., 1976. С. 26.

Василия II Васильевича Темного (1425-1462) . К концу XV в. мечи практически повсеме-стно вытесняются саблями .

По данным исследований Л.Н. Кирпичникова, эволюция русских (а равным образом печенежских, половецких и венгерских) сабельных полос в течение X-XIII вв. шла в направлении «удлинения, большего изгиба и некоторого утяжеления веса»8. Сабли XIV-XV вв., о которых автор судит по находкам из северокавказских курганов, по длине (110-119 см) и ширине лезвия аналогичны образцам XII-XII1 вв., однако «кривизна полосы в наивысшей точке изгиба с 4,5-5.5 см возрастает до 6,5-9 см» 9. В XVI-XVII вв. сабля является наиболее распространенным видом клинкового оружия в Московской Руси. Спорным моментом в историографии остается степень распространенности сабель на вооружении московской конницы в XVI в. (особенно в первой его половине). Так, ряд исследователей (М.М. Денисова, О.В. Двуреченский) считает, что в первой половине - середине XVI в. сабли имелись лишь у наиболее богатых воинов. Аргументами этой стороны являются сообщение С. Герберштейна, а также небольшое число сабель, отмеченное на вооружении помещиков и их людей в Боярской книге 1556 г. Имеет место и иная позиция, которой, в частности придерживается О.А. Курбатов. В основе ее лежит сомнение в малом распространении сабель в 50-х гг. XVI в. при условии, что в 70-х гг. того же столетия, как показывают данные Коломенской десятий 1577 г., московская конница была укомплектована ими практически поголовно. Вероятно, большинство смотров, легших в основу Боярской книги 1556 г., просто не фиксировали клинковое оружие. Фраза Герберштейна о том, что «саблю употребляют наиболее богатые» может быть ошибкой перевода. На иллюстрациях к базельскому изданию книги Герберштейна 1556 г. московские воины неизменно вооружены саблями. Об обеспеченности московского войска саблями уже в начале XVI в. может свидетельствовать картина «Битва под Оршей», на которой московские всадники показаны сплошь вооруженными саблями.

Конструктивно сабля XVI-XVII вв., как уже отмечалось выше, состояла из клинка (в терминологии XVI-XVII в. - полосы) и рукояти (эфеса), составными частями которого были рукоять в узком смысле слова - череп и перекрестие (гарда), в документах называемая огниво (ргнивцо) или крыэ/с. Последний термин нуждается в некотором уточнении. Под гардой здесь понимается конструктивный элемент клинкового оружия, помещенный

6 Там же.

7 Кирпичников А.Н., Медведев А.Ф. Ук.соч., С. 307.

8 Там же. С. 308.

9 Кирпичников Л.Н. Военное дело... С. 27.

10 Автор различает «рукоять в широком смысле» или эфес как общее название конструкции, служащей для
держания оружия в руке и защиты последней, т.е. черена с гардой, и «рукоять в узком смысле» - черен -
стержневидную деталь, посредством которой обеспечивается удержание клинка (аналогичную рукояти но
жа, стамески и других ручных орудий).

на хвостовике клинка между рабочей частью и рукоятью, и служащий для обеспечения упора кисти руки, предотвращения ее контакта с лезвием клинка, а также защиты руки от ударов неприятельского оружия. Термин «гарда» (от французского «garde» - «защита») здесь предпочтен как наиболее нейтральный. В отечественной археологической терминологии, имеющей дело чаще всего с достаточно простыми формами гард, данную деталь принято называть «перекрестием». В «не-археологическом» отечественном оружиеведе-нии понятия «гарда» и «перекрестие» не считаются тождественными. В частности, гарды рассматриваемых нами сабель XVT-XVII вв., имеющие крестовидную в профиле форму, описываются здесь термином «крестовина с перекрестием», понимая под «перекрестием» вертикальную (параллельную оси клинка) часть креста. Соответственно, горизонтальная часть гарды называется «крестовиной». Следует также отметить тот факт, что в историографической традиции термин «огниво» принято толковать как название вертикальной части креста (т.е. «перекрестия» в «не-археологической» терминологии). Однако во многих документальных описаниях клинкового оружия XVI-XVII вв. фигурирует слово «огниво» с указанием материала (притом, что конструктивно перекрестие и крестовина представляли одну деталь) и отсутствуют упоминания каких-либо других терминов, которые можно связать с гардой. В Перечневой росписи оружейной казны 1647 г. среди хранящихся в Большой Казенной палате предметов упоминаются «2 огнива сабельных» . Таким образом, логичнее толковать термин «огниво» как название гарды в целом. Вероятно, возникновение названия «огниво» было обусловлено некоторым внешним сходством гарды клинкового оружия (при взгляде на нее со стороны клинка) с кресалом. Другой термин, обозначающий в документах гарду клинкового оружия — «крыле». Исследователи XIX в., начиная с А.В. Висковатова, толковали термин «крыле» как общее название рукояти (эфе-са) клинкового оружия ~. Однако в тексте Описи Оружейной казны 1686/7 г. термин «крыж» фигурирует в ряде описаний в том же контексте, что и термин «огниво». Под отдельным заголовком «крыжи сабельные» упомянуты два предмета, один из которых описывается как «крыле сабелной серебреной с порескою, бывал золочен, одна головка змеи-пая, другая головка отломлена...» . Речь здесь явно идет о гарде.

Черен мог иметь металлическое навершие, как правило, в виде простой оковки. В Описи пожитков Бориса Федоровича Годунова оно названо «верхним оковом»и, в XVII в. распространяется название «набалдашник». В Описи Оружейной казны 1686/1687 г. упо-

" РГАДА. Ф. 396. Оп. 1 е.х. 3593. Л. 31.

12 Висковатов А.В. Ук.соч. С. 38. Савваитов П.И. Описание старинных русских утварей...С. 68. Ленц Э.Э.
Опись собрания оружия... С. 59, 62.

13 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. е.х. 936. Л.60.

14 Опись пожиткам Бориса Федоровича Годунова 1589 г. РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. е.х. 2. Л. 140 об. - «да в
верхнем окове на черену...»

мянут также термин «каптур»1, который, возможно, обозначал непосредственное завершение черена1 . Интересно, что термина, обозначающего эфес в целом, в источниках не встречено. В описи 1686/1687 г. детали сабельных эфесов, как правило, описываются вместе с ножнами. В одном случае под названием «ножны» описан комплект, включающий в себя черен, и крыж с каптуром . В числе сабельных полос в этом же документе описан клинок, имеющий ножны, огниво и набалдашник . Возможно, в данном случае отсутствовал черен или же тот факт, что конструкция не была смонтирована, не позволял назвать ее «саблей». Отсутствие определенного термина для обозначения эфеса и объединение его с ножнами объясняется особенностями технологического процесса. Над саблей, как правило, работали два мастера: кузнец, отковывавший клинок, и сабельный приделыцик, изготовлявший эфес и ножны. Иногда эфес и ножны назывались собственно «саблей». Так, в черновых материалах Перечневой росписи 1647 г. имеется пометка: «... во 148 и во 149 годех зделано в Оружейном приказе ко ржавым полосам 45 сабел на полское и на русское дело...19».

Ножны состояли из двух деревянных дощечек, обтянутых кожей или тканью и скрепленных металлической фурнитурой, в документах называвшейся «оправой». В понятие «оправа», помимо металлической отделки ножен, очевидно, могли входить и металлические детали эфеса. Оправа ножен состояла из фигурных металлических перехватов -«обоймиц», оковки верхней, прилегающей к отверстию, части ножен — устья (последнее могло отстутствовать) и оковки их противоположного конца, которая в Описи пожитков Бориса Годунова называется «нижним оковом»" , а в Описи оружейной казны 1686/1687 г. - «наконешииком»~ . Обоймицы, называвшиеся также «брейцаралш» {«брайцарами»), служили для крепления колец, за которые сабля подвешивалась к поясу. В некоторых случаях верхнее кольцо могло крепиться не к обоймице, а к устью ножен. Помимо одной или двух функциональных обоймиц, на сабельных ножнах часто крепились декоративные обоймицы, не имевшие колец. В комплект сабли входили также пояс (портупея) для ношения оружия и, в ряде случаев, темляк.

Специфика сабель XVI-XVII вв. в сравнении с оружием более ранних хронологических периодов состоит в том, что лишь весьма незначительный их процент составляют

15 РГАДА. Ф. 396.0п.2. е.х. 936. Л. 29; 58.

16 Там же. Л. 28. «...в каптуре в наболдашнике камень яхонт...» - описываемая сабля (в современном собра
нии инв. № Ор 199) не имеет металлического навершия, камень (ныне утраченный) был вставлен в конец
нефритовой рукояти. Там же. Л. 58: «...на черене каптур и под крыжем оправа серебреная...»

17 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. е.х. 936. Л. 58.

18 Там же. Л. 64.

19 РГАДА. Ф. 396. Оп. 1. е.х. 3593. Л. 51.

20 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. е.х. 2. Л. 140, 140 об., 141 об. и др.

21 РГАДА. Ф. 396. Оп. 2. е.х. 936. Л. 27, 28,29, 31, 32 и др.

археологические находки. Абсолютное большинство предметов происходит из музейных собраний. При этом основной объем последних, имеющих четкий исторический контекст, хранится в одном собрании - Оружейной Палате Московского Кремля.

Сохранившиеся образцы сабель, употреблявшихся в России XVI в. представлены единичными экземплярами. Сабли и сабельные клинки XVII в. более многочисленны. В настоящей работе использован 141 предмет (сабли, сабельные клинки, фрагменты клинков), о которых можно достаточно уверенно говорить, что они употреблялись в Русском государстве XVI-XVII вв. Кроме того, имеются довольно многочисленные образцы сабель, географический и хронологический контекст которых не вполне ясен.

Если такие вопросы как роль и место сабли в вооружении русского войска XVI-XVII вв., а также атрибуция отдельных сохранившихся в музейных собраниях предметов нашли определенное отражение в историографии, то общая конструктивная специфика русских сабель XVI-XVII вв. ни разу не становилась объектом специального исследования. Отдельные соображения на этот счет высказывались в работах М.М. Денисовой; сабли второй половины XV - начала XVII вв. (представленные крайне немногочисленными образцами) в контексте комплекса вооружения Московского государства рассматривались в работах О.В. Двуреченского.

Целью работы является опыт комплексного изучения ряда аспектов истории клинкового оружия, бытовавшего на территории Русского государства в XVI-XVII вв. Автор попытается дать ответы на вопросы, как выглядели сабельные клинки, употреблявшиеся в России XVI-XVII вв., какие военно-технические, экономические и культурные явления влияли на развитие их форм, каковы были внешние связи русского клинкового оружия и его внутреннее развитие на протяжении данной эпохи, как соотносились между собой привозные клинки и клинки отечественного производства. В задачи настоящей работы входит, во-первых, выявление специфики клинков сабель, употреблявшихся в Русском государстве XVI-XVII вв., во-вторых, опыт систематизации сабельных клинков рассматриваемого периода на основе комплексного анализа письменных и вещественных источников; в-третьих, выявление происхождения тех или иных форм клинков в контексте развития военного дела и клинкового производства в России и сопредельных регионах. Дополнительной задачей работы можно считать ввод в более широкий научный оборот малоизвестного комплекса сабельных полос из собрания Оружейной Палаты. Кроме того, автор надеется, что его работа окажется полезной для атрибуции образцов клинкового оружия XVI-XVII вв.

Методической основой работы является метод комплексного источниковедения. В работе сделана попытка соотнести оружейную терминологию XVI-XVII в. с определен-

ными материальными реалиями. Предьщущий опыт подобной интерпретации применительно к клинковому оружию, в общей сложности датируется серединой XIX в., и, на взгляд автора, нуждается в определенной корректировке.

Выбор в качестве объекта исследования не сабель целиком, а только сабельных клинков определен, во-первых особенностями производства клинкового оружия того времени, когда клинок и оправа (ножны и рукоять) оружия являлись отдельными продуктами труда ремесленников разных специальностей, причем клинок и рукоять могли быть изготовлены в разных местах и в разное время; и, во-вторых, спецификой источниковой базы, значительную часть которой (это касается как подлинных предметов, так и документальных описаний) составляют именно клинки без монтировки.

Хронологические рамки исследования соответствуют периоду XVI-XVII вв., характеризующемуся определенным единством форм клинкового оружия, употребляемого на территории Русского (Московского) государства, а также наличием данных как вещественных, так и письменных и изобразительных источников, проливающих свет на внешние особенности клинкового оружия.

Верхней хронологической границей исследования является рубеж XVII-XVIII вв. -период петровских реформ, весьма существенным образом изменивших вооруженные силы страны, а равным образом комплекс вооружения и характер функционирования оружия. В частности, сабля - важнейший для московской Руси вид клинкового оружия - практически полностью вытесняется из комплекса вооружения регулярной армии и утрачивает свой социально-культурный статус символа принадлежности к военному сословию.

Нижняя граница - рубеж XV-XVI вв. определена спецификой источниковой базы -наиболее ранние целиком сохранившиеся образцы употреблявшегося в России клинкового оружия, а также наиболее ранние сравнительно подробные его документальные описания относятся к началу - первой половине XVI в. Другим аргументом, позволяющим установить нижнюю хронологическую рамку именно таким образом выступает прослеженная по данным ряда вещественных и изобразительных источников трансформация сабель в начале XVI в. на территории Ирана, Турции и Венгрии, которая привела к складыванию основных определяющих черт сабель XVI-XVII вв. и повлияла в том числе на характер клинкового оружия, распространенного в России.

Автор выражает признательность Комарову И.А., Новоселову В.Р. (ГММК), участникам семинара «Военная археология» и, в особенности, Двуреченскому О.В. (ГИМ), Кулешову Ю.А., Курбатову О.А. (РГАДА), Малову А.В. (РГАДА) и Стрельченко А.В., а также всем тем, кто оказал помощь и консультации автору в работе над данной темой.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций