Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Барбенко Ярослав Александрович. Крестьянское расселение в Приморской области как часть русской колонизации Приамурья во второй половине XIX в. : диссертация ... кандидата исторических наук : 07.00.02 / Барбенко Ярослав Александрович; [Место защиты: Ин-т истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН].- Владивосток, 2010.- 276 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-7/277


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

Введение З

Глава 1. Исторические и природные условия крестьянского расселения...28

  1. Утверждение России в Приамурье как предпосылка крестьянского расселения на Нижнем Амуре и в Уссурийском крае 28

  2. Естественные условия развития земледельческого хозяйства на территории южной части Приморской области 41

  3. Земли юга Приморской области во второй половине XIX в. как объект

сельскохозяйственного освоения 63

Глава 2. Социетальные факторы крестьянской колонизации Приморской
области второй половины XIX в
84

  1. Развитие путей сообщения в связи с крестьянской колонизацией 84

  2. Административно-территориальное деление Приморской области и особенности управления крестьянским краем 95

  3. Политика водворения крестьянства 116

Глава 3. Расселение и водворение русского крестьянства в Приморской
области второй половины XIX в
139

  1. Периодизация расселения 139

  2. Размещение крестьянства 148

  3. Водворение крестьянских хозяйств 165

Заключение 199

Список использованных источников и литературы 206

Приложение I. Распределение земель Приморской области по категориям

ценности для первоначального освоения 220

Приложение II. Крестьянские волости в Приморской области второй половины

XIX в 242

Приложение III. Соотношение крестьянского расселения и природных условий

в Приморской области второй половины XIX в 245

Приложение IV. Водворение крестьян в Приморской области 265

Приложение V. Соответствие исторических и современных названий
географических объектов Приморской области 276



Введение диссертации:

Актуальность темы исследования. Современность предъявляет Дальнему Востоку России серьёзный вызов, состоящий в катастрофической динамике сокращения населения, это влечёт оправданную тревогу за судьбу окраинных территорий в составе нашей страны. В качестве решения этой проблемы не так давно выдвигались проекты переселения на Дальний Восток русских-выходцев из стран СНГ, что обостряет интерес к опыту русской колонизации восточных окраин страны в прошлом.

Начиная с рубежа 50 - 60-х гг. XIX в. одной из основных задач русской администрации в новоприобретённом амуро-уссурийском крае было насыщение подведомственных территорий населением лояльным, способствовавшим бы экономическому развитию Приамурского края. В условиях низкой плотности русского населения Сибири и соседства России на Дальнем Востоке с потенциально сильными, а главное густонаселёнными, соперниками - Китаем и Японией, в качестве массового «колонизационного элемента» могли выступить только переселенцы из западных частей империи. В 60 - 70-х гг. в качестве благонадёжного земледельческого населения приморская и восточно-сибирская администрация рассматривали беженцев из сопредельного Корейского королевства. Однако отношение русских властей к корейским переселенцам было неоднозначным, изменяясь в зависимости от политической обстановки на Дальнем Востоке в целом . Таким образом, реальной альтернативы в качестве политически лояльного и экономически полезного «колонизационного элемента» переселенцам из центральных губерний России во второй половине XIX в. и далее не существовало.

История исследований, посвященных проблемам русской колонизации Дальнего Востока, имеет свои достижения - описаны и проанализированы масштабы переселения, рассмотрены особенности социально-экономического развития заселяемого региона, дана политическая и военная оценка присоединению Приамурья к России. Однако многое ещё не описано, многие стороны

4 русской колонизации Дальнего Востока ждут своей оценки. К таким вопросам принадлежит и расселение русских крестьян по Приморской области второй половины XIX в. Долгое время, говоря о колонизации, исследователи имеют в виду переселение какого-то числа людей из одних мест в другие. Не оспаривая подобный подход, отметим, что в целях более глубокого изучения дальневосточного переселения необходимо подробное рассмотрение собственно процесса расселения крестьян по области, оседания их в избранных местах. Такой подход подразумевает анализ природных условий расселения и водворения, несвойственных дальневосточной историографии русской крестьянской колонизации.

Степень изученности вопроса. Проблема крестьянского расселения и связанные с ней вопросы, как коренные в условиях изучаемого периода, попадают в сферу внимания исследователей практически с самого начала процесса русской колонизации Приамурья. Это позволяет отсчитывать исследовательскую традицию по крайней мере с 50-х гг. XIX в. Начиная с этого времени можно выделить три качественно разнящихся периода развития историографии проблемы расселения крестьянства на юге Приморской области: 1) дореволюционный (середина 50-х гг. XIX в. — начало 20-х гг. XX в.); 2) советский (20-е -80-е гг. XX в.); 3) постсоветский, или современный период (с начала 90-х гг. XX в. по сей день). В рамках советского времени исследований можно выделить три этапа: а) 20 — 40-х гг., время радикального пересмотра достижений дореволюционной традиции, поиска новых подходов, кризиса исторического знания в связи с гонениями на академическую среду; б) 50 - 60-х гг., время выработки нового видения истории русской колонизации, свойственного советскому периоду в целом; в) 70 - 80-х гг., время концентрации исторического поиска на вопросах социально-экономического аспекта переселения.

Первый период может быть определён как время «стихийных» и универсальных исследований. Стихийность исследования истории крестьянского заселения (и вообще истории Дальнего Востока) на данном этапе определяется и тем, что в процесс были вовлечены непрофессиональные историки, и тем, что

5 не существовало никаких программ и планов исследования2. Отсюда- вторая черта, универсальность: исследованиями занимались как правило свидетели и участники самого процесса заселения и результаты их работы сегодня могут восприниматься и как исследования, и как источники по проблеме. К таким можно отнести сочинения Р. К. Маака, К. И. Максимовича, Н. М. Пржевальского, А. Ф. Будищева и др."' Данные работы в первую очередь посвящены вопросам географического исследования территорий. Вместе с тем, указанные авторы одними из первых делают обобщения в области крестьянской колонизации. Наибольшей ценностью в этом отношении обладает работа Пржевальского, в которой автор подводит неутешительные первые итоги русской крестьянской колонизации Уссурийского края.

Общее значение в рамках первого периода имеют работы Г. Е. Грум-Гржи-майло, П. Ф. Унтербергера, Н. М. Ддринцева, И. П. Надарова, П. М. Головачёва

и других , посвященные описанию региона как целостности в разных аспектах его существования, в том числе и вопросам его заселения. Большая роль этих сочинений состоит в панорамности рисуемой картины жизни области, что позволяет дать оценку расселению и колонизации как аспектам жизни Приморья. В частности, в этих работах подводится итог колонизационной политики в Приморской области; конкретная оценка этой политики зависит от воззрений авторов, однако все наблюдатели говорят о недостаточности мер, принимаемых и правительством, и местной властью для решения проблем русского освоения Дальнего Востока.

Наибольшую ценность представляют работы, специально посвященные проблемам крестьянства на Дальнем Востоке. К ним относятся сочинения Ф. Ф. Буссе, Н. А. Крюкова, А. А. Риттиха, А. А. Меныцикова и др.5 К отличительным чертам данных работ следует отнести профессиональный интерес авторов к крестьянству, глубокое знание нюансов переселения и расселения. Это объясняется тем, что профессиональная деятельность данных лиц заключалась в работе с крестьянами, в решении их проблем, в заботах о благополучии их хозяйств. В силу этого обстоятельства описательная и особенно аналитическая

часть работ указанных деятелей обладает высокой степенью глубины и достоверности. До сих пор, на наш взгляд, исследования дальневосточной деревни не вышли за тематические границы, обозначенные трудами упомянутых авторов, что говорит не столько об уровне развития современной исторической науки, сколько о широте и глубине указанных работ. Так, Буссе первым даёт периодизацию крестьянского переселения, которая в общих чертах служит до сих пор; Крюков, опираясь на условия землепользования крестьян, а таюке на специфику сознания новых дальневосточников, даёт интерпретацию внутренним перемещениям крестьян по Приморской области; Меньшиков выявляет экономические районы, сложившиеся в результате расселения русского крестьянства в разнообразных природных и социальных условиях Приморской области.

Итак, к характерным признакам первого периода в исследовании проблем крестьянского расселения в Приморской области второй половины XIX в. относятся панорамный взгляд на проблему, знание вопросов переселения так сказать «изнутри», формулирование многих положений, имеющих объяснительную силу и по сей день. Начальный период историографии изучаемого вопроса по-настоящему уникален, поскольку мы в данном случае имеем дело с практиками переселения, чаще всего это лица высокого положения, имеющие широкий доступ к информации.

Второй период (20-е — 80-е гг. XX в.) развития исследований, посвященных крестьянскому расселению в Приморской области, связан с переоценкой результатов и достижений уже сложившегося опыта колонизации, а таюке с разработкой новых аспектов переселения и расселения русского крестьянства на юге Дальнего Востока. Этот период исследований является наиболее сложным, в немалой степени в связи с активным вмешательством политических интересов в исследовательский процесс.

Переоценка хода и итогов колонизации дореволюционного времени характерна главным образом для традиции 20 - 30-х гг. XX в., что связано с политическими и методологическими поисками новой советской историографии. Новация этого времени - организация и планирование исследований . Если на

7 предыдущем этапе изучения акцепт делался на успехах колонизации (при прагматичном учёте недостатков), то с 20-х годов разворачивается негативная критика царистской практики переселения , постепенно нарастающая в течение 30-х и 40-х годов, заканчиваясь на подлинно публицистической ноте8.

Прежде чем исследования в области расселения и вообще судеб приморского крестьянства в XIX в. сошли на нет в связи с разгромом академической науки на Дальнем Востоке, исследовательская традиция пополнилась несколькими достижениями. Во-первых, это серия трудов А. П. Георгиевского «Русские на Дальнем Востоке», в которой опыт расселения на Дальнем Востоке был переосмыслен с этнических позиций9 (что было несвойственно дореволюционным подходам). Кроме того, следует указать на работу В. К. Арсеньева и Е. И. Титова «Быт pi характер народностей Дальневосточного края» . В этом сочинении авторы охарактеризовали опыт русской колонизации Дальнего Востока с позиций этнических стереотипов поведения, влияющих на опыт приспособления разных народов к условиям Приморской области. Во-вторых, в связи с текущими задачами колонизации Приморья Л. Чарнецким и другими разрабатывались приёмы прагматического анализа опыта прошлого переселения . В-третьих, к данному времени относится, наверное, первая попытка системной полидисциплинарной (исторической, экономической, этнографической, географической) интерпретации расселения человека в Приамурье, реализованная В. К. Арсеньевым в неоднозначно встреченной современниками работе «Колонизационные перспективы Дальнего Востока»12.

Для традиции 50 - 60-х гг. XX в. можно отметить уникальное для второго этапа обращение к сюжетам переселения и расселения крестьян. Работы К. Ф. Шергиловой, Н. И. Рябова и М. Г. Штейна, С. А. Уродкова, И. И. Бартко-вой, Н. К. Кольцовой посвящены вопросам переселения и расселения крестьян13. И. И. Барткова в своих исследованиях делает особый упор на пространственное размещение населения, её перу принадлежит первая в советской историографической традиции периодизация переселенческого процесса на Дальний Восток. Дальневосточная проблематика, связанная с крестьянским расселе-

8 ниєм, в работах В. В. Покшишевского14, предвосхитила сочинения И. И. Бартко-вой. В работах этих географов впервые была проанализирована структура русского расселения на территории Приморской области, хотя предпосылки сделанных выводов можно наблюдать уже у Рябова и Штейна. Было указано на ярусный принцип размещения русского сельского населения Дальнего Востока: приграничные территории заселялись казачеством, а удалённые от границы места подлежали крестьянскому заселению.

Особое место в контексте исследований, связанных с расселением русских крестьян по территории Приморской области занимает научное творчество Н. К. Кольцовой. Подход, положенный в основу её работы «Переселение крестьян в Уссурийский край накануне первой русской революции»15, так и не получил развития в рамках советского периода. Упомянутая статья посвящена вопросам переселения и начального устройства крестьян в южной части Приморской области - Уссурийском крае. В частности, были рассмотрены такие сюжеты, как первый опыт политики водворения в области в 50-х - начале 60-х гг. XIX в., законодательное оформление переселения, изменения его в течение второй половины XIX - начала XX вв., география крестьянского расселения, организация землеустроительных работ и водворения крестьян, порядок крестьянского землепользования, темпы хозяйственного обустройства крестьян на новых местах. Масштаб статьи не позволил автору полностью раскрыть содержание указанных явлений, однако можно сказать, что Н. К. Кольцова впервые в советской традиции системно подошла к вопросу исследования расселения и водворения русских крестьян в Приморской области. Вместе с тем, необходимо отметить, что этот вопрос неразделимо слит у данного автора с проблематикой переселения, особенно в части нормативов и организации переселения и водворения.

Наконец, переселенческий и колонизационный опыт Дальнего Востока был осмыслен в широком общесибирском контексте в рамках проекта «История Сибири с древнейших времён до наших дней»16, причём по охвату сюжетов, связанных с переселением, «История Сибири», подготовленная в 60-х гг., шире,

9 чем «История Дальнего Востока», подготовленная в 80-х. Так, в «Истории Сибири» более определённо прослеживается тематика водворения и расселения, рассматривается специфика расселения групп населения в зависимости от времени прибытия на Дальний Восток.

Отрезок 70 - начала 90-х гг., характеризующийся собственным подходом к изучению проблемы расселения крестьянства по просторам Приморской области в XIX в. Можно сказать, что исследователи, относящиеся к данному этапу (это в первую очередь Ю. В. Аргудява, Ю. Н. Осипов, О. И. Сергеев и др.), подхватили знамя Георгиевского в отношении анализа этнических миграций и размещения населения на национальной основе17. Именно в этот период особо пристальное внимание уделяется рассмотрению мест выхода переселенцев, намечается попытка этнического анализа русской колонизации Дальнего Востока. Сходные, но в более широком контексте, задачи решаются авторами монографии «Русские старожилы Сибири»18. Правда, в главе «Из истории заселения Забайкалья и Дальнего Востока в XIX в.», использован, надо полагать, главным образом забайкальский материал: «Большие партии переселенцев основывали свои селения, а небольшие - приселялись к уже существующим селениям» . В Приморской области, а точнее - в Южно Уссурийском крае, механизм основания селений был несколько иным: и большие, и малые партии переселенцев вполне могли быть основателями селений.

Особое место в ряду исследовательских подходов занимает работа Л. В. Даниловой и Е. Л. Дятел, отличающаяся широтой осмысления ситуации, введением в практику дальневосточных исследований перспективного понятия «пионерное освоение» , которое позволяет с большей точностью видеть специфику разных периодов истории русского Дальнего Востока. К традиции изучения крестьянской колонизации можно отнести и историко-географические исследования, посвященные вопросам изменения природы в исторический период, в том числе и под влиянием человека и зависимости расселения от при-родных и иных условий . Необходимо отметить разработки А. А. Степанько, связанные с анализом освоения земель в связи с их сельскохозяйственными

10 возможностями" . Эти интересные исследования призваны прочно «привязать к земле» расселение крестьян - анализ расселения произведён в рамках анализа почвенных условий Приморского края.

Особое место в рамках изучаемого отрезка истории крестьянских исследований занимает научное творчество В. М. Кабузана, вскрывающее многие ас-пекты переселения и расселения на Дальнем Востоке . В своих работах автор приводит серьёзный объём исходных данных, объективно характеризующих описываемые им процессы. «Дальневосточный край» В. М. Кабузана включает наиболее полный из всех известных автору настоящей диссертации список крестьянских селений, основанных в XIX в., чего нельзя сказать о селениях XX в.

На последний отрезок обсуждаемого периода приходится выход нескольких заметных изданий, подводящих своеобразную черту под вторым периодом изучения проблемы крестьянского расселения. В первую очередь это обобщающая работа «Крестьянство Сибири в эпоху капитализма»24. В рамках этого издания была сделана попытка обобщения опыта исследования истории сибирского, и в том числе дальневосточного, крестьянства. Как исследование вопросов расселения и водворения данное издание заметно уступает «Истории Сибири», обращая внимание читателя только на смежные проблемы переселения. Основное же внимание уделяется вопросам формирования капиталистических отношений в сибирской деревне. Принципиальным для дальневосточной исторической науки в целом было издание коллективного труда «Крестьянство Дальнего Востока СССР XIX - XX вв.» и второго тома «Истории Дальнего Востока СССР»25. Материалы данных работ, посвященные изучаемому вопросу, воплощают собой все достоинства и недостатки своего времени, суть которых заключается в подробной разработке вопросов социально-экономического развития в ущерб другим сферам жизни крестьян. В частности, обращая особое внимание на переселение, авторы указанных сочинений не видят проблемы водворения в качестве самостоятельных и значимых вопросов.

Как видно, тематика исследований, связанных с изучением процесса расселения крестьян по Приморской области второй половины XIX в., на протяже-

11 ний второго периода чувствительно изменялась, что, вероятно, связано с ситуацией общей историографической доктрины данного периода. В 60-е гг. «основные силы» историков Дальнего Востока были «брошены» на изучение партий-ной истории . На 70-е гг. приходится рост интереса к проблематике русского освоения Дальнего Востока"7, но, к сожалению, понятие «первоначального заселения», существовавшее для древнейшей истории, не использовалось для описания присутствия русских на крайнем востоке Евразии в XIX в. , что и сказалось на специфике исследовательского подхода.

Третий период развития исследований крестьянского расселения на юге Приморской области в XIX в. начинается со времени либерализации общественной мысли нашей страны, в начале 90-х гг. XX в., что сопровождалось ликвидацией управления развитием исторической науки; таким образом, для последней открылась перспектива тематически свободного, широкого развития, что и было реализовано уже в 90-х гг. Так, расширяется круг исследователей, занимающихся вопросами переселения и расселения29, выделяется в особую отрасль изучение политики, связанной с переселением и устройством новосё-

30 ~ 31

лов на местах , ставится вопрос о самом понятии крестьянской колонизации . В рамках демографических исследований формулируется представление о начальном периоде заселения"'*", часть которого приходится на изучаемый период, проясняется его природа, указывается его место в череде макроэтапов русского заселения Дальнего Востока.

Одновременно с новыми кадрами продолжают работать представители старой школы, в рамках которой можно наметить: а) традиционное направление, представленное исследованиями Ю. Н. Осипова, М. С. Сергейко33, чьи работы посвящены проблематике социально-экономического развития, становления и развития капиталистических отношений в деревне; б) развивающееся -работами Ю. В. Аргудяевой, Л. Е. Фетисовой и др/ Последние открыли в современной историографии крестьянства на Дальнем Востоке новое направление - адаптация переселяющегося крестьянства к непривычным природным и социокультурным условиям . Как таковая эта проблема не нова, однако в со-

12 ветское время ей уделялось исключительно мало внимания, это позволяет сегодня говорить о своеобразном прорыве в данном вопросе. Преемственность с традициями прошлых исследований заключается в отслеживании этнического характера адаптации, внимании к символическим аспектам приспособления к территории и приспособления самой территории к образу, имеющемуся в сознании переселенцев.

В ряду крестьяноведческих работ последних лет особое место занимает сочинение В. Г. Тюкавкина «Великорусское крестьянство и столыпинская аг-

J/T

рарная реформа» . Как целое работа посвящена положению крестьянства России и вопросам переселения в столыпинское время, тем не менее автор использует материалы, отчасти относящиеся и к XIX веку. Специфической чертой данного исследования является то, что автор выделяет в качестве объектов, достойных особого рассмотрения такие аспекты переселения, как водворение переселенцев по районам, устройство переселенцев на местах поселения (глава IV, «Переселение за Урал»). В приложение к дальневосточному материалу В. Г. Тю-кавкин впервые с 20-х гг. для обозначения одной из фаз переселения использует термин «водворение», принятый в русской исследовательской традиции досоветского времени и немарксистской традиции раннего советского времени.

Активно развивается краеведческое направление исследований крестьянского переселения и расселения37. В целом многим из этих изданий не хватает исследовательской самостоятельности. Среди краеведческих сочинений особо следует выделить детальную работу ГО. Тарасова, посвященную истории города Артёма и тех селений, из которых он вырос. Однако и этому сочинению присущи особенности существующей исследовательской традиции в области истории крестьянства: автор, представляя данные о вселении в целом, не останавливается на водворении как таковом.

Продолжает развиваться географическое направление исследований, по-

священных переселениям на Дальний Восток . Авторы этого направления не останавливаются собственно на крестьянстве, однако результаты их исследований вполне органично могут быть вписаны в общий контекст исторических ис-

13 следований проблем крестьянского расселения на юге Приморской области второй половины XIX в. В работах авторов данного направления разрабатываются вопросы устройства пространства и специфики природных условий в контексте исторического процесса, а также возможностей взаимодействия среды и общества на Дальнем Востоке.

Итак, текущий период развития исследований крестьянского расселения на Дальнем Востоке представляет больший спектр подходов, очерчивает более широкий круг научных работников, чем предыдущий. Кроме того, тематическая свобода, наличествующая на данном этапе, позволяет сравнивать его с первым, дореволюционным. Однако существенная разница заключается в том, что универсальность первого периода была внутренней, так сказать структурной - широта охвата в XIX в. и несколько позже проистекала из того, что исследованиями занимались свидетели и участники описываемых событий. Универсальность же третьего периода не более чем тематическая - исследователи вольны выбирать любую тему, но их взгляд на прошлое будет ограничен тем набором источников, который они имеют в наличии.

Первый период историографии рассматриваемой проблемы ознаменован постановкой вопроса о расселении. Вместе с тем, обобщения этого времени неглубоки, авторы касаются в основном общих вопросов расселения: ареал, плотность, порядок заполнения территорий, причины этого. Но именно в первый период закладывается фактологическая основа исторических исследований по изучаемой проблеме, не исчерпанная до сих пор. Второй период исследований не реализовал свой потенциал в силу отмеченных причин, однако достижения его несомненны - в работах Н. К. Кольцовой и И. И. Бартковой произошёл переход на новый уровень исследований: от простых описаний и очевидных обобщений к попыткам построения многомерного видения картины расселения и водворения. Однако традиция рассмотрения крестьянского расселения как специфического предмета на данном этапе не закрепилась. Третий период изучения рассматриваемой проблемы получает «в наследство» от предыдущего непро-блематизированность вопроса расселения и водворения крестьян, исследования

14 этого времени не выходят за рамки, заданные ещё в дореволюционное время.

Обращаясь в целом к истории исследований русской крестьянской колонизации Приморской области во второй половине XIX в., можно сделать ряд заключений. Первое: эта история была очень сложной, в разные её периоды над ней довлели далёкие друг от друга подходы, что проявилось в неравномерной изученности разных вопросов и проблем истории приморского крестьянства. Второе: особым вниманием исследователей пользовались такие основополагающие темы, как крестьянское переселение на Дальний Восток и в Приморскую область в частности, управление переселением; становление сельского хозяйства на новоосваиваемых землях; социальная дифференциация в среде переселенцев, её влияние на социальное и экономическое развитие приморской деревни; хозяйственная и социально-психологическая адаптация русских переселенцев, главным образом крестьян, к неродным местам и новым условиям быта и труда. С традиционной точки зрения эти сюжеты полно и последовательно описывают прошлое крестьянского Приморья, однако можно указать на аспект расселения и водворения, являющиеся подлинным связующим звеном, лежащим между многими из указанных сюжетов. Именно расселение и водворение служат переходным этапом между переселением и хозяйственной жизнью, на этом этапе закладываются направления адаптации к природной и социальной среде. Третье заключение: тема расселения, несмотря на то, что она так или иначе находилась в поле зрения исследователей на протяжении всего периода изучения, до сих пор остаётся недостаточно раскрытой.

Хронологические рамки. Предлагаемая работа охватывает период второй половины XIX в., 1855 - 1900 годы. Нижняя временная граница обусловлена началом вселения крестьян в Приморскую область- в 1855 г. был основан ряд крестьянских селений в низовьях Амура - Болыне-Михайловское, Богородское, Мариинско-Успенское и др. Верхняя временная граница, 1900 г., обусловлена рядом обстоятельств: изменением нормы и объекта наделения землёй переселенцев, пересмотром принципов управления крестьянством (создание новых административных институтов, корректировка существующих), оформле-

15 ниєм территориальной структуры крестьянского расселения в области.

Территориальные границы предлагаемого исследования укладываются в рамки южной части Приморской области, то есть имеются ввиду земли Уд-ской, Хабаровской, Южно-Уссурийской округ и округа Уссурийского казачьего войска по состоянию на конец XIX в. Иначе говоря, в зону внимания попадают земли, заключённые в бассейн Нижнего Амура (в пределах Приморской области), побережье Татарского пролива и Японского моря и бассейн Уссури (в пределах Российской империи).

Объектом данного исследования выступает русская крестьянская колонизация Приморской области во второй половине XIX в.

Предметом исследования является процесс расселения крестьян в южной части Приморской области в указанный период как результат действия многих факторов, в том числе группы природных, административного, транспортного. В литературе понятие расселения связывается (как частное с общим) с понятием размещения, последнее определяется как «конкретное распределение явлений по геотории» 9. Таким образом, под процессом расселения крестьян можно понимать занятие ими территории. В качестве критерия (или «явлений» в соответствии с понятием размещения) расселения избраны селения, а именно - хронология и география процесса возникновения селений, т. е. заселения.

Цель и задачи. Основной целью данного диссертационного исследования полагается анализ системы факторов, влияющих на характер процесса русского земледельческого расселения. Работа посвящена рассмотрению территориальных структур крестьянской колонизации Приморской области, причём структур как природных, так и социальных. Приведённые основания задают схему задач, стоящих перед исследованием, а именно:

обзор присоединения Приамурья к России, а также переселения сюда крестьян во второй половине XIX в. как предпосылок крестьянского расселения в Приморской области;

рассмотрение природных условий на предмет их соответствия требованиям русского земледельческого хозяйства;

анализ пространственных характеристик всех местностей области, потенциально способных принять земледельцев-переселенцев из России;

анализ состояния транспортной системы региона в изучаемый период с точки зрения проблем крестьянского расселения;

изучение административно-территориального устройства, системы местного самоуправления крестьян с целью выявления оснований политики администрации в крестьянском мире Приморской области;

раскрытие политики водворения крестьян с целью уточнения результатов предшествующей части исследования и формулирования черт административного фактора крестьянского расселения;

периодизация процесса расселения крестьян через фиксацию интенсивности возникновения новых селений;

рассмотрение процесса размещения крестьянских селений в области;

анализ скорости процесса водворения крестьянских хозяйств (в масштабе селения) в разных частях области для оценки роли исследуемых факторов.

Теоретико-методологическая основа исследования. В качестве базового методологического подхода был избран диалектический метод, ориентированный на поиск и разрешение противоречий. В качестве основных противоречий предмета настоящей диссертации можно отметить: а) специфичность природных условий Приамурского края, его неосвоенность, что создавало сложности не только крестьянам-переселенцам, но и администрации области; б) несовпадение интересов власти и переселенцев на новых территориях, что сказывалось на эффективности и скорости русской колонизации Приамурья. Особое значение имеет методологический принцип плюрализма как признание многофакторности исторического процесса: значимость для русской крестьянской колонизации как природного, так и социетального факторов, нашедших выражение в естественноисторических, политико-административных и др. условиях расселения и оседания крестьян. Также в основу разработок положены принципы объективности и историзма. Сочетание этих принципов позволяет выстро-

17 ить достоверную картину прошлого как последовательности взаимозависимых эпизодов. Отсюда вытекает необходимость использования приёма периодизации изучаемых процессов. Большую роль в представленной работе играет картографический метод, раскрывающийся в описании и анализе по картам местностей и явлений, а также в составлении картографических схем изучаемых явлений - расселения, развития транспорта, волостного деления и др.

Базовая процедура, на которой строится исследование - описание. Для того чтобы нивелировать субъективность отдельно взятых источников информации, необходимо по возможности обеспечить несколько источников сведений об одном явлении или событии. Таким образом, одной из ключевых исследовательских процедур является сравнение. Сочетание указанных приёмов используется как для анализа источников, так и для рассмотрения той исторической ситуации, которая лежит в фокусе исследования. Соответственно, к методам, использованным в данном исследовании, можно отнести историко-описа-тельный, историко-сравнительный, проблемно-хронологический. Последний имеет особое значение для процедуры синтеза, позволяя выстраивать последовательности фактов и явлений в зависимости от ракурса рассмотрения предмета исследования. Для исследования динамики расселения и изменения сроков водворения был использован приём процентного распределения показателей, что позволило оценить возможности водворения в разных регионах Приморской области.

Учитывая неоднородность привлекаемого к рассмотрению материала, необходимостью для настоящего исследования является использование системного метода. Он позволяет, сохраняя автономию каждого тематического сегмента исследования, в конечном итоге сконструировать единую картину, отражающую развитие предмета исследования. Так, часть результатов исследования представлена в сжатом, формализованном виде цифр или условных обозначений, часть же - в виде нарратива (в силу ограничений, налагаемых спецификой предмета рассмотрения). Это в конечном итоге заставляет формулировать выводы именно в повествовательном виде. Тем не менее, и формализованные результа-

18 ты, и повествовательные имеют самостоятельную познавательную ценность и могут быть использованы в дальнейшем.

Исходя из целей и задач исследования, а также из принципов изучения материала, можно сформулировать следующий подход к предмету: процесс расселения есть результат взаимодействия ряда факторов, рассмотрение этих факторов по отдельности, а затем во взаимной связи есть рассмотрение самого процесса расселения. Отсюда: исследовательская процедура состоит в последовательном рассмотрении отдельных выбранных факторов, а затем в установлении между ними связи. Таким образом выстраивается структура исследования: 1) рассмотрение исторической ситуации, 2) рассмотрение природных факторов, 3) рассмотрение социетальных факторов, 4) рассмотрение процесса расселения как взаимодействия природных и социетальных факторов в контексте исторической ситуации.

Источниковая база исследования включает как опубликованные, так и неопубликованные, в том числе впервые привлекаемые к исследованиям подобного рода, материалы. Подлинной информационной основой для рассмотрения естественных условий расселения явились отчёты русских и иностранных путешественников, изучавших Приамурский край в 50 — 80-х гг. XIX в.41 Подробные описания местности позволили описать типы ландшафтов юга Приморской области и оценить эти территории в качестве объекта русской земледельческой колонизации XIX в. В такой форме и в таком объёме на местном материале подобная работа проведена впервые.

Важное место занимают данные обследования крестьян-старожилов, проведённого под руководством А. Меныцикова в 1910 г.42 Эти данные содержат сведения о темпах водворения крестьян, количестве и датах основания старожильческих селений. Указанные материалы служат своеобразным скелетом всего исследования, которое опирается с одной стороны на динамику возникновения и особенности местоположения крестьянских селений, а с другой - на сроки водворения хозяйств как один из основных показателей расселения. Помимо указанного источника, даты основания крестьянских селений, как и сами факты

19 их основания, черпались из работ Ф. Ф. Буссе, Н. А. Крюкова, В. М. Кабузана, других изданий4 . Все указанные выше источники содержат ценные данные о политике местной власти в отношении крестьянского расселения, общественном устройстве крестьян, особенно это касается работ авторов, по долгу службы сталкивавшихся с крестьянами, их проблемами и заботами, это Ф. Ф. Буссе, А. А. Риттих и др. В то время как Буссе, Унтербергер излагают историю управления и самоуправления крестьян в описательном ключе, Риттих стремится дать оценку нравам, царящим в старожильческих обществах.

Ценным источником по управлению крестьянами-переселенцами на колонизируемых территориях служат современные описываемым событиям тематические сборники законов и постановлений. К таким изданиям можно отнести «Сборник официальных документов по управлению Восточной Сибирью», «Сборник узаконений по крестьянскому управлению», «Сборник узаконений и распоряжений о переселении» . Указанные публикации раскрывают основы колонизационной политики, взгляд правительства на проблемы колонизации окраин России в целом и отдельных местностей (например, Южно-Уссурийского края) Дальнего Востока в частности. В целом же опубликованные источники об управлении крестьянами в Приморской области XIX в. не могут восполнить недостаток открытой информации по данной теме45.

К разряду значимых опубликованных источников могут быть отнесены записки путешественников, оставивших воспоминания о виденном на Дальнем Востоке, в том числе и наблюдения о положении крестьян - новосёлов и старожилов, истории их переселения и водворения, отношениях с администрацией. К таким изданиям могут быть отнесены работы СВ. Максимова, Г. Т. Мурова и

других .

Опубликованные источники имеют в своём составе корпус обзоров Приморской области за 1889 - 1900 гг.47 Этот важный источник содержит статистические и вообще цифровые данные по изучаемой проблеме, здесь можно найти количество приезжих и даты основания тех или иных селений. Наиболее важной информацией, содержащейся в обзорах Приморской области, на наш

20 взгляд, является отношение администрации к управляемой территории и её населению, конкретно - русскому крестьянству. Такие сведения обычно содержатся в комментариях к тем или иным особенностям жизни области. Они позволяют более точно определить характер политики администрации по отношению к населению, в некоторых случаях - найти информацию об ответной реакции населения.

Заметную роль в работе играют неопубликованные архивные источники. При подготовке исследования использовались материалы нескольких архивов: Государственного архива Хабаровского края (ГАХК), Государственного архива Приморского края (ГАПК) и Российского Государственного исторического архива Дальнего Востока (РГИА ДВ).

Использованные при подготовке данного исследования материалы, содержащиеся в госархиве Хабаровского края, находятся в фондах И-2, «Приамурский отдел Императорского русского географического общества», И-6, «Заведующий водворением переселенцев Хабаровского уезда», И-238, «Заведующий переселенческим делом в Приморской области». Отчёты членов ИРГО освещают процесс исследования и колонизации Приамурья вообще и Приморья в частности. Фонд заведующего переселением в Хабаровском уезде содержит материалы заседаний Приамурского областного по крестьянским делам присутствия. Фонд заведующего переселением в Приморской области хранит материалы межевания переселенческих наделов в Хабаровском уезде, аналитические материалы по состоянию переселенческого дела в Хабаровском переселенческом подрайоне начала XX века. Самое ценное, что могут дать эти и подобные им материалы - практика переселения и водворения, рутина, которая зачастую не отражается в печатных источниках, содержащих «показательные» случаи и примеры. Бич переселения - недостаток средств и незнание условий на месте как со стороны переселенцев, так и центральной администрации, что возлагает на местных ответственных лиц дополнительную нагрузку и нарушает планы всех участников переселения.

В госархиве Приморского края можно отметить материалы, содержащие-

21 ся в фонде 1 (дореволюционном) «Заведующий переселенческим делом Приморского района»: материалы по землеустройству крестьянских селений, включая переписку как между крестьянами и властью, так и между администраторами. Эти материалы содержат информацию о конкретной реализации законов и постановлений правительства- практику правоприменения, которая подчас оказывается шире и сложнее самих норм. Наиболее интересным и информативным является дело «По отводу дополнительного надела крестьян дер. Воскре-сенки в Южно-Уссурийском округе. 1900 г.» . Оно содержит служебные записки, рапорты, заявления чинов разных отраслей управления, прошения и доверенности крестьян, семейные списки селений, постановления межевых комиссий; описывает земельный и административный конфликт между селениями Воскресенкой и Спасским, фактически - борьбу Воскресенки за самостоятельность. Эта многоаспектная история раскрывает и политику переселенческого управления в отношении размещения новых селений, и взгляд администрации на вопрос перекройки наделов, и принципы расселения самих крестьян, а также отношения, складывающиеся между пространственно удаленными частями одного крестьянского общества. Урок, который можно извлечь из чтения подобных материалов - законодательство регулировало процессы на местах в очень широких рамках, «дух» закона был выше его «буквы».

Хранилища РГИА ДВ в отношении изучаемой темы более представительны, в исследовании использовались материалы фондов 1 «Приморское областное правление» и 702 «Канцелярия Приамурского генерал-губернатора». В них сосредоточены материалы делопроизводственного характера: отчёты военных губернаторов, переписка по административно-хозяйственным вопросам, инструкции и проч. Кроме того, особую группу источников представляют письменные обращения крестьян в инстанции разного уровня. Эти материалы содержат сведения о подробностях проводимой политики, мнениях чиновников по тем или иным вопросам использования правил заселения области, взаимных отношениях власти и крестьян, крестьянских обществ между собой по поводу наделов, практике водворения отдельных хозяйств. Обращают на себя внимание об-

22 зоры Приморской области, до 80-х гг. XIX в. представленные только в рукописном варианте, их характеристика как типа источников была дана выше.

В данном исследовании использовались карты XIX века, планы крестьянских дач и т. д., находящиеся в научно-вспомогательном фонде Приморского Государственного Объединённого музея им. Арсеньева во Владивостоке. Карты позволяют оценить местность, на которой разворачивались изучаемые события, увидеть конфигурацию расселения, характерную для тех или иных районов области. Порой карта заставляет переоценить информацию, содержащуюся в письменных текстах, где подчас преувеличивается густота амурских лесов или ненаглядно подаётся конфигурация расселения.

Научная новизна данного диссертационного сочинения состоит в том, что 1) до сих пор системному рассмотрению процесса расселения русского крестьянства на территории юга Приморской области второй половины XIX в. не уделялось должного внимания; 2) к рассмотрению изучаемой проблемы впервые привлекается комплекс источников, содержащий такой редкий для местных историков объект внимания, как исторический картографический материал; 3) при изучении проблем русского крестьянского расселения на Дальнем Востоке использовано сочетание исторического и географического подходов.

Практическая значимость исследования заключается в раскрытии процесса крестьянского расселения, в постановке проблемы необходимости детального изучения крестьянского управления в Приморской области XIX в., в возможности использования выводов данного исследования в процессе организации современного переселения на Дальний Восток.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в публикациях (в том числе в журналах «Власть и управление на Востоке России» и «Россия и АТР», рекомендованных ВАК), сообщались на V Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых исследователей (Владивосток, 2003 г.) VIII (2004 г.) и IX (2006 г.) конференциях молодых историков. Положения, выносимые на защиту: 1) выделение в составе южной части Приморской области т. н. «краёв» - Нижнеамурского, Северно-Уссурийского,

Южно-Уссурийского имеет важное познавательное значение для крестьяноведче-ских и аграрных исследований, относящихся ко второй половине XIX в., а возможно и далее; наилучшим сочетанием характеристик для водворения во второй половине XIX и в начале XX вв. обладал Северно-Уссурийский край; 2) водворение является промежуточным звеном между переселением крестьян и развитием крестьянского хозяйства на новой территории; 3) социетальные факторы расселения и водворения крестьянского хозяйства в Приморской области второй половины XIX в. имеют большее значение, чем природные.

В соответствии с кругом задач определяется структура работы. Диссертационное сочинение состоит из введения, трёх глав в составе девяти параграфов, заключения, списка использовавшихся источников и литературы, пяти приложений.

См., например,: Пак Б. Д., Бугай Н. Ф. 140 лет в России. Очерк истории российских корейцев. - М.: Институт востоковедения РАН, 2004. - 464 с. С. 40 - 61.

" Это характерная черта развития исторического знания как такового. См.: Ермакова Э. В. Становление исторической науки на Дальнем Востоке // Арсеньевские чтения, VI. - Уссурийск: б. и., 1992. С. 9.

Маак Р. Путешествие на Амур, совершенное по распоряжению Сибирскаго Отдела Императорскаго Русскаго Географическаго Общества, в 1855 году. - СПб.: б. и., 1859; Путешествие по долине реки Уссури. Совершил, по поручению Сибирскаго отдела Императорскаго русскаго географическаго общества, Р. Маак. Том 1.— СПб.: б. и., 1861; Максимович К. И. Амурский край. Из ботанического сочинения К. И. Максимовича. - СПб.: б. и., 1862; Пржевальский H. Путешествие в Уссурийском крае. 1867- 1869 гг.- Владивосток: Дальневосточное книжное издательство, 1990.— 336 с; Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Том V. Леса Приамурского края. Вып. 1. Описание лесов Приморской области. - Хабаровск: б. и., 1893.

4 Носков И. Амурский край в коммерческом, промышленном и хозяйственном отношении. — СПб.: б. и.,
1865; Елисеев А. В. Южно-Уссурийский край и его русская колонизация // Русский Вестник. - 1891. — т. 216. —
№10. С. 79- 117; Русский Вестник. - 1892.-т. 220.-№6. С. 111 - 146; Грум-Гржимайло Г. Е. Описание Амур
ской области. - СПб.: б. и., 1894; Унтербергер П. Ф. Приморская область. 1858 - 1898 гг. - СПб.: б. и., 1900; Яд-
ринцев Н. М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении. - СПб.: из
дание И. М. Сибирякова, 1892; Надаров И. Очерк современного состояния Северно-Уссурийского края.- Вла
дивосток: б. п., 1884; Краткий очерк занятия Амурскаго края и развития боевых сил Приамурскаго военнаго
округа.- Хабаровка: б. и., 1891; Головачев П. Россия на Дальнем Востоке.- СПб.: Издание Е. Д. Кусковой,
1904; Сибирское переселение (Дальний Восток). Переселение в Амурскую область и Уссурийский край. - Ха
баровск: Газета «Свободное слово», 1906.

5 Буссе Ф. Ф. Очерк условий земледелия в Амурском крае // Библиотека для чтения. — 1869. — Т. VIII - XII;
Буссе Ф. Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883 - 1893 годах.- СПб.: б. и., 1889;
Крюков Н. А. Очерки сельского хозяйства в Приморской области. — СПб.: б. и., 1893; Крюков Н. А. Опыт опи
сания землепользования у крестьян-переселенцев Амурской и Приморской областей.- М.: б. и., 1896; Кома
ров В. Л. Условия дальнейшей колонизации Амура // Известия ИРГО, 1896. Т. 32. Вып. 6; Надаров Ив. Пересе
ление крестьян морем в Южно-Уссурийский край // Записки Приамурскаго отдела Императорскаго Русскаго
географическаго общества. Т. IV, вып. IV - Хабаровск: б. и., 1894. С. 39— 71; Риттих А. А. Переселенческое и
крестьянское дело в Южно-Уссурийском крае. — СПб.: б. и., 1899; Сильницкий А. Культурное влияние Уссурий
ской железной дороги на Южно-Уссурийский край. — Хабаровск: б. и., 1901; Отчет М. А. Никольскаго о коман
дировке в Приморскую область. - Полтава: б. и., 1907; Крапоткин Л. А. К вопросу об экономическом положе
нии крестьян в Южно-Уссурийском крае // Записки Приамурскаго отдела Императорскаго Русскаго географиче
скаго общества. Т. VII. Вып. I. - Б. м., б. и., 1908. - С. 27 — 32; Меньшиков А. Очерк заселения низового Амура //
Журнал предварительнаго междуведомственнаго совещания по вопросу о мерах, которыя должны быть приняты
для колонизации низовьев Амура. На правах рукописи. - Б. м., б. и., б. г.; Материалы по обследованию кресть
янских хозяйств Приморской области. Старожилы-стодесятинники. Том III (тексты). Составил А. Меньшиков.

Под ред. Л.А.Татищева.- Саратов: б. и., 1912; Колонизационное значение земледелия в Приамурье. Сост. С. П. Шликевич (Труды Амурской экспедиции. Выпуск IV). - СПб.: б. и., 1911.

6 См.: Матвеев 3. Новая литература по истории Приморья (1917 - 1927 гг.) // Записки Владивостокского отдела Государственного Русского Географического Общества (Общества изучения Амурского края). Том I (XVIII). - Владивосток: Владив. отд. Гос. РГО, 1928. С. 74 - 84.

Матвеев 3. Н. История Дальневосточного края. -Владивосток: Владив. отд. ГосРГО, 1929. С. 372. Матвеев 3. Н. Историографический и библиографический обзор состояния исторической науки в ДВК за 1922 - 1932 гг. // Вестник Дальневосточного отделения Академии наук СССР. - 1932. - №1 — 2. С. 43 — 46; Советское Приморье. Сборник. — Владивосток: Дальгиз, 1940.

Георгиевский А. П. Русские на Дальнем Востоке. Заселение Дальнего Востока. Говоры. Творчество. Вып. 1. Заселение русскими Дальнего Востока, их современное распределение (в связи с говорами) // Труды Дальневосточного Государственного университета. Серия III. №3. - Владивосток: ДГУ, 1926; Георгиевский А. П. Расселение русских на Дальнем Востоке // Производительные силы Дальнего Востока. Выи. 5. Человек. - Хабаровск - Владивосток: Книжное дело, 1927. - С. 55 — 58.

Арсеньев В. К., Титов Е. И. Быт и характер народностей Дальневосточного края. - Хабаровск - Владивосток: Книжное дело, 1928.

Чарнецкий Л. Методы и итоги прошлой колонизации Приморья и ближайшие колонизационные мероприятия в будущем // Советское Приморье.— 1925.— №3. С. 10— 36; Чарнецкий Л. Ближайшие колонизационные задачи в Приморье // Советское Приморье.- 1925. - №4. С. 83 - 111; Целншев М. М. Экономические очерки Дальнего Востока. - Владивосток: Книжное дело, 1925; ІІрмош А. М. Факторы, определяющие характер и размер переселенческого хозяйства // Производительные силы Дальнего Востока. Вып. 5. Человек. - Хабаровск -Владивосток: Книжное дело, 1927. - С. 44 - 54.

Арсеньев В. К. Колонизационные перспективы Дальнего Востока // Производительные силы Дальнего Востока. Вып. 5. Человек. — Хабаровск - Владивосток: Книжное дело, 1927. — С. 33 — 43.

1 Шергилова К. Ф. Начало заселения Дальнего Востока в конце 50-х и начале 60-х гг. XIX в. // Ученые записки Хабаровского государственного педагогического института.— Т. 1.- Хабаровск: Изд-во ХГПИ, 1956. — С. 17 - 34; Рябов Н. И., Штейн М. Г. Очерки истории русского Дальнего Востока. XVII — начало XX века. — Хабаровск: Хабаровск, кн. изд-во, 1958; Уродков С. А. Переселение крестьян в Южно-Уссурийский край в 1883 -1893 годах // Из истории СССР (эпоха феодализма и капитализма). Ученые записки Ленингр. гос. ун-та. №270. Серия исторических наук. Вып. 32. — Л.: Изд-во Лен. ун-та, 1959. С. 182— 200; Кабанов П. И. Амурский вопрос. - Благовещенск: Амурское книжное издательство, 1959; Кольцова Н. К. К столетию заселения Приморья (способы передвижения крестьян-переселенцев, их устройство во Владивостоке) // Дальневосточный Государственный университет. Учёные записки. Вып. 3. Серия общественно-политических наук. - Владивосток: Прим. кн. изд-во, 1961. С. 149- 155; Барткова И. И. Формирование сельских поселений Приморья (1858- 1917гг.)// Записки Приморского филиала Географического общества СССР. Т. XXV.— Владивосток: ДВКИ, 1966. С. 63 -70; Барткова И. И. Изучение и картографирование сельского расселения в Приморском крае // Материалы второй научно-методической конференции.- Владивосток: ДВГУ, 1966. С. 170— 174; Барткова И. И. География сельского населения и поселений Приморского края. Автореферат.... - Иркутск, 1967 и др.

14 Покшишевский В. В. Заселение Сибири. — М.:, 1951; Покшишевский В. В. К географии дооктябрьских колонизационно-миграционных процессов в южной части Дальнего Востока // Сибирский географический сборник. Вып. 1.-М.: Изд-во АН СССР, 1966. С. 85-95.

1 Кольцова Н. К. Переселение крестьян в Уссурийский край накануне первой русской революции // Из истории революционного движения на Дальнем Востоке в годы первой русской революции. — Владивосток: Приморское книжное издательство, 1956. С. 127— 147.

16 История Сибири с древнейших времён до наших дней. В пяти томах. Т. 3. Сибирь в эпоху капитализма. -
Л.: Наука, 1968.

17 Аргудяева Ю. В. К вопросу об истории заселения Приморья славянами (60-е годы XIX в. - начало XX в.) //
История и культура народов Дальнего Востока. - Южно-Сахалинск, 1973. С. 258 — 265; Аргудяева. Ю. В. К во
просу об этнической истории населения Артемовской долины Приморского края (80-е годы XIX в. - 70-е годы
XX века) // Этнография и фольклор народов Дальнего Востока СССР. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1981.
С. 60 - 66; Осипов Ю. Н. Колонизационно-переселенческая политика царизма на Дальнем Востоке в эпоху ка
питализма. Историография проблемы // Проблемы истории Дальнего Востока СССР (XVII — XX вв.) в отечест
венной литературе: Материалы XIII дальневосточной научной конференции по проблемам отечественной и за
рубежной историографии. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1986. С. 172- 181; Осипов Ю. П. Переселенческое
движение на Дальний Восток во второй половине XIX в. // Социально-экономическое развитие дальневосточ
ной деревни (дореволюционный период). - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1982. С. 38-50; Осипов Ю. Н. Соци
ально-экономическое развитие дальневосточной деревни во второй половине XIX в. Диссертация на соискание
ученой степени кандидата исторических наук.- Владивосток, 1982; Якименко Н. А. Переселение крестьян на
Дальний Восток в конце XIX - начале XX в. (на примере выходцев с Украины) // Хозяйственное освоение рус
ского Дальнего Востока в эпоху капитализма. - Владивосток: ДВО АН СССР, 1989. С. 81 - 98; Мелещенко С. А.
Русские буржуазные общественно-политические журналы - источник по истории переселения крестьян на
Дальний Восток (1880 - 1905 гг.) // Вопросы истории и культуры народов Дальнего Востока. Научные доклады

аспирантов. Вып. И. - Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1974. С. 77 - 87.

Русские старожилы Сибири. Историко-антропологический очерк / Отв. ред. В. В. Бунак, И. М. Золотарева. -М.: Наука, 1973. '9 Там же. С. 61.

Данилова Л. В., Дятел Е. П. Экологические условия и особенности пионерного освоения русскими Дальнего Востока // Взаимодействие общества и природы в процессе общественной эволюции. - М.: Моск. филиал ГО, 1981. С. 131 — 149. Понятие «пионерное освоение» подробно раскрывается в работе: Космачев К. П. Пионерное освоение тайги (экономико-географические проблемы). - Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1974.

Рянский Ф. Н. Коэволюция ландшафтов и общества в Приамурье за историческое время // Вторые чтения имени Г. И. Невельского. Проблемы организации районов нового освоения (тезисы докладов). Сб. 2. - Хабаровск: б. и., 1990. — С. 3 - б; Козыренко II. Е. Динамика исторического расселения // Там же. - С. 13—16; Лучкова В. И. Проблемы формирования национальных ландшафтов на советском Дальнем Востоке // Там же. — С.32 -33. ^

*" Степанько А. А. Анализ сельскохозяйственного освоения земельных ресурсов с учётом их качества // Рациональное природопользование и охрана земельных ресурсов Дальнего Востока. — Владивосток: ДВНЦ АН СССР, 1980. С. 66 — 71; Степанько А. А. Агрогеографическая оценка земельных ресурсов и их использование в районах Дальнего Востока. - Владивосток: ДВО РАН, 1992.

23 Кабузан В. М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII - начало XX вв.). - Хабаровск: Хаба
ровское кн. изд-во, 1973; Кабузан В. М. Заселение Сибири и Дальнего Востока в конце XV11I — начале XX века
(1795 - 1917 гг.) // История СССР - 1979. - №3. - С. 22 - 38; Кабузан В. М. Дальневосточный край в XVII - на
чале XX вв. (1640 - 1917). Историко-демографический очерк. - М.: Наука, 1985.

24 Крестьянство Сибири в эпоху капитализма / Отв. ред. Л. М. Горюшкин. — Новосибирск. Сиб. отд-ние,
1983.

~5 Крестьянство Дальнего Востока СССР XIX- XX вв.: Очерки истории / Под общ. ред. акад. А. И. Крушанова. - Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1991. История Дальнего Востока СССР в эпоху феодализма и капитализма (XVII - 1917 г.). - М.: Наука, 1990.

*б Черных А. Г., КутикВ. Н. О работе исторических кафедр Дальневосточного университета // Вопросы истории. — 1962. -№8. С. 125 — 127. Крушанов А. И. Исследование проблем истории советского Дальнего Востока // История СССР. - 1967. -№4. С. 208-214.

27 Крушанов А. И. Об организации исторических исследований на Дальнем Востоке // Вопросы истории. -1975. - №8. С. 20 - 30; Крушанов А. И. Основные направления исторических исследований советских учёных-дальневосточников // Проблемы Дальнего Востока. - 1976. - №4. С. 96 - 111.

'8 Крушанов А. И. XXIV съезд КПСС и проблемы истории Дальнего Востока. — Южно-Сахалинск: Сахалинское отделение ДВКИ, 1973. С. 67, 69.

29 Рыкунова Г. А. Из истории заселения юга Дальнего Востока в 50 - 60-е гг. XIX в. // Исторический опыт ос
воения восточных районов России. Вып. 3.- Владивосток: ИИАЭНДВ, 1993. С. 41 — 43; Гусельникова Т. Н.,
Кучук О. В., Совастеев В. В. Характерные черты и особенности колонизации Северного Приморья в конце
XIX в. // Там же. С. 49 -52; Лобанов В. Ф. Внутренние миграции у крестьян-старообрядцев Дальнего Востока в
конце XIX- начале XX в. // Миграционные процессы в Восточной Азии.- Владивосток: ДВО РАН, 1994.
С. 51 — 53; Каменщикова Е. Н. Переселенческая политика правительства в Нижнем Приамурье в 50-е - 60-е гг.
XIX вв. // Российское Приамурье: история и современность. Материалы научного семинара, посвященного
350-летию похода Е. П. Хабарова. - Хабаровск: б. и., 1999. - С. 66 - 71; Кобко В. В. Старообрядцы Приморья:
история, традиции (сер. XIX в. - 30-е гг. XX в.). - Владивосток: Прим. Гос. Объед. музей им. Арсеньсва, 2004.

30 Иконникова Т. Я. Особенности организации переселенческого движения на российский Дальний Восток в
начале XX в. // Исторический опыт освоения восточных районов России. Вып. 3. — Владивосток: ИИАЭНДВ,
1993. С. 52 -54; Иконникова Т. Я. Переселенческое движение на Дальний Восток (вторая половина XIX — нача
ло XX вв.) // Очерки истории родного края / Отв. ред. Иконникова Т. Я. — Хабаровск: б. и., 1993. — С. 75 — 91;
Краснова Л. И. О некоторых проблемах переселенческой политики (Из истории освоения и заселения россий
ского Дальнего Востока в конце XIX — начале XX вв.) // Историко-культурное и природное наследие Дальнего
Востока на рубеже веков. - Хабаровск: Изд-во «Частная коллекция», 1999. С. 120- 121; Федирко О. П. Колони
зационная политика на Дальнем Востоке во второй половине XIX - начале XX вв. // Миграционные процессы
на Дальнем Востоке (с древнейших времён до начала XX века). - Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. С. 325 -
328; Булавко А. М. Правовая деятельность царской администрации по заселению дальневосточного края каза
ками и крестьянами (1860- 1917 гг.) // Историческая наука и проблемы современного образования. Сб. науч.
статей. - Хабаровск: Изд-во ХГПУ, 2004. - 216 с. С. 43 - 45.

31 БарбенкоЯ. А. О понятии крестьянской колонизации на примере освоения юга Приморской области во
второй половине XIX в. // Восьмая Дальневосточная конференция молодых историков: Сборник материалов. -
Владивосток: ДВО РАН, 2004. С. 40 - 44.

32 Сидоркина 3. И. Демографические процессы и демографическая политика на российском Дальнем Восто
ке. — Владивосток: Дальнаука, 1997. Проблемы населения Дальнего Востока. - Владивосток: Дальнаука, 2004.

33 Осипов Ю. Н. Земельный вопрос на Дальнем Востоке России в период капитализма // Известия РГИА ДВ:
Сборник трудов. Том VI. - Владивосток: РГИА ДВ, «Комсомолка ДВ», 2002. С. 67-91; Осипов Ю. Н. Крестья-

не-старожилы Дальнего Востока России в 1855 - 1917 гг.: постановка проблемы. // Миграционные процессы на Дальнем Востоке (с древнейших времён до начала XX века). — Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. С. 230 - 235; Осипов Ю. Н. Крестьяне-старожилы Дальнего Востока России 1855— 1917 гг.— Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2006. — 196 с; Сергейко М. С. Хозяйственное освоение дальневосточных земель населением России в эпоху капитализма (1861— 1917гг.). Краткий очерк.- Уссурийск: Приморская государственная сельскохозяйственная академия, 1997.

34 Аргудяева Ю. В. Формирование и расселение восточнославянских народов Приамурья и Приморья //
Съезд сведущих людей Дальнего Востока. Материалы научно-практической историко-краеведческой конферен
ции, посвященной 100-летию Хабаровского краеведческого музея. 17—18 мая 1994 года. — Т. 2. - Хабаровск:
б. и., 1994.- С. 101 - 104; Аргудяева Ю. В. Крестьянская семья у восточных славян на юге Дальнего Востока
России (50-е годы XIX в. - начало XX в.). - М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1997; Аргудяева Ю. В.
Переселение русских крестьян в Приамурье (50 - 60-е годы XIX в.) // Первые Муравьевские чтения. - Владиво
сток: б. и., 1999. С. 34- 37; Аргудяева Ю. В. Этническая и этнокультурная история русских на юге Дальнего
Востока России (вторая половина XIX - начало XX в.). Кн. 1. Крестьяне. — Владивосток: ДВО РАН, 2006; Фети
сова Л. Е. Русский народ и русская культура на восточной окраине страны // Вестник ДВО РАН. - 1995. -№6.
С. 6 - 11; Фетисова Л. Е., Ермак Г. Г., Сердюк М. Б. Традиционный восточнославянский фольклор на юге Даль
него Востока России (вторая половина XIX- начало XX в.): адаптационный аспект. — Владивосток: Дальнаука,
2004.

35 Фетисова Л. Е. Особенности региональной культуры восточнославянского населения Приамурья и Примо
рья // Съезд сведущих люден Дальнего Востока. Материалы научно-практической историко-краеведческой кон
ференции, посвященной 100-летию Хабаровского краеведческого музея. 17- 18 мая 1994 года.-Т. 1.-Хаба
ровск: б. и., 1994.- С. 114- 116; Фетисова Л. Е. Хозяйственная и культурная адаптация восточных славян на
юге Дальнего Востока // Этнос и природная среда.- Владивосток: Дальнаука, 1997. С. 87- 104; Аргудяе
ва Ю. В. Роль конфессиональных групп русских в освоении Дальнего Востока // Российское Приамурье: исто
рия и современность. Материалы докладов научного семинара, посвященные 350-летию похода
Е. П. Хабарова. - Хабаровск: б. и., 1999. С. 57- 61; Аргудяева Ю. В. Хозяйственная адаптация старообрядцев в
Приморье // Адаптация этнических мигрантов в Приморье в XX в.: Сб. научн. ст. — Владивосток: ДВО РАН,
2000. С. 8-26.

Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа. — М.: Памятники исторической мысли, 2001.-403 с.

37 Бачурин А. М. Паспорт исторического свидетельства села Чкаловское муниципального образования Спас
ский район. - Спасск-Дальний: Общество изучения Амурского края, 2003; Леонов Н. На край света за счастьем.
Переселение в Южно-Уссурийский край. - Уссурийск: КГУП «Типография №3», 2004; Сакмаров С. А. Вольно-
Надеждинское. Страницы истории. - Владивосток: Общество изучения Амурского края, 1999; Тарасов Ю. Ар
тем на заре своей истории: факты против легенд. Из цикла «Предыстория Артема: 1860- 1938 гг.»,- Владиво
сток: б. и., 2006; Усатая Д. В. и др. В глубь веков. История Южного Приморья. — Находка: Лит. клуб «Элегия»,
«Печатный дом», 2005.

38 Садовский А. И. Факты геодетерминизма в распространении славянской экспансии на восточной окраине
Евразии и возможное их использование для организации многостороннего международного азиатско-
тихоокеанского сотрудничества на фундаментальной геоэкологической основе // Исторический опыт освоения
восточных районов России. Книга П.- Владивосток: ИИАЭНДВ, 1993. С. 9— 11; Буровскнй А. Приморье как
месторазвитие // Дальний Восток России в контексте мировой истории: от прошлого к будущему. - Владиво
сток: ИИАЭНДВ, 1997. С. 228 - 233; Гапонов В. Новый взгляд на историю // Россия и АТР. - 1999. - №4. С. 5 -
13; Сухомлинов Н. Р. Этапы колонизации Дальнего Востока// Российское Приамурье: история и современность.
Материалы научного семинара, посвященного 350-летию похода Е. П. Хабарова. — Хабаровск: б. и., 1999. -
С. 54-56.

39 Алаев Э. Б. Социально-экономическая география: Понятийно-терминологический словарь. - М.: Мысль,
1983.-350 с. С. 77.

40 Понятие «социстальный» (societal) введено Т. Парсонсом для обозначения отношений, характеризующих
общество как целостность (см.: Парсонс Т. Ядро: социетальное сообщество // Т. Парсонс. Система современных
обществ. — М.: Аспект-Пресс, 1998. С. 25.), в отличие от «социального», обозначающего межындивидуальные
отношения. В данном случае под социетальным фактором понимаются объективные социальные условия
(транспорт, административный строй), не связанные с отношениями конкретно взятых людей, которые относят
ся к субъективным социальным условиям - взаимодействиям определённых индивидов с конкретными соци
альными и психологическимим характеристиками.

41 Маак Р. Путешествие на Амур, совершенное по распоряжению Сибирскаго Отдела Императорскаго Рус-
скаго Географическаго Общества, в 1855 году. - СПб.: б. и., 1859; Путешествие по долине реки Уссури. Совер
шил, по поручению Сибирскаго отдела Императорскаго русскаго географическаго общества, Р. Маак. Том I.-
СПб.: б. и., 1861; Максимович К. И. Амурский край. Из ботанического сочинения К. И. Максимовича. - СПб.:
б. и., 1862; Пржевальский Н. Путешествие в Уссурийском крае. 1867- 1869 гг. - Владивосток: Дальневосточное
книжное издательство, 1990.- 336 с; Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточ
ной Сибирью. Том V. Леса Приамурского края. Вып. 1. Описание лесов Приморской области. - Хабаровск: б. и..

1893; Ядринцев Р. М. Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношении.— СПб.: издание И. М. Сибирякова, 1892; Надаров И. Очерк современного состояния Северно-Уссурийского края. - Владивосток: б. и., 1884; A voyage down the Amoor: With a land journey through Siberia, and incidental notices of Manchooria, Kamschatka, and Japan. By Perry McDonough Collins, United states commercial agent at the Amoor river. — P. — N.Y. - L.: D. Appleton and Company, 1860.

42 Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области. Старожилы-стодесятинники.
Том III (тексты). Составил А. Меньшиков. Под ред. А. А. Татищева. — Саратов: б. и., 1912; Материалы по обсле
дованию крестьянских хозяйств Приморской области. Старожилы-стодссятинники. Том IV (описание селений) /
Составил А. Меньшиков. Под ред. А. А. Татищева. - Саратов: б. и., 1912.

43 Надаров Ив. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край // Записки Приамурскаго отдела
Императорскаго Русскаго гсографическаго общества. Т. IV, вып. IV — Хабаровск: б. п., 1894. С. 39 — 71; Земское
хозяйство в связи с общественным и административным устройством и управлением в Амурской и Приморской
областях.-СПб.: б. и., 1911.

44 Сборник главнейших оффиниальных документов по управлению Восточною Сибирью. Т. VIII. Ч. И-я. -
Иркутск: б. и., 1884; Сборник узаконений по крестьянскому управлению и наставлений сельским и волостным
сходам и должностным лицам.- Иркугск: б. и., 1889; Сборник узаконений и распоряжений о переселении.
Вып. VIII.-СПб.: б. и., 1901.

45 Издаваемые РГИА ДВ серии «Малая родина» и «Дальний Восток России в материалах законодательства»,
к сожалению, также не решают указанную трудность: надо полагать, сказываются существующие исследова
тельские подходы, не учитывающие специфику расселения и водворения.

46 Максимове. На Востоке. Поездка на Амур (в 1860- 1861). Дорожные заметки и воспоминания /
С. Максимов. - СПб: б. и., 1864; Стахеев Д. И. За Байкалом и на Амуре. Пугевыя картины. - СПб.: б. и., 1869;
Максимов А. Уссурийский край. Очерки и заметки // Русский Вестник. - 1888. - №8 (197). - С. 244 - 275; Му-
ров Г. Т. Люди и нравы Дальняго Востока. Ог Владивостока до Хабаровска (путевой дневник). — Томск: б. и.,
1901; Муров Г. Т. По русскому Дальнему Востоку. Люди, их жизнь и нравы. Дневник странника. - М.: б. и.,
1911.

47 Обзоры Приморской области за 1889- 1900 годы. Приложение ко Всеподданнейшему отчёту. Владиво
сток: б. и., 1890- 1903.

48 ГАПК Ф. 1 (дореволюционный). Оп. 1. Д. 3.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций