Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций Электронная библиотека российских диссертаций
Каталог

Обратная связь

Я ищу:

Содержимое электронного каталога российских диссертаций

Диссертационная работа:

Зуляр Юрий Анатольевич. История аграрного природопользования в советский период в Байкальском регионе : Дис. ... д-ра ист. наук : 07.00.02 : Иркутск, 2003 619 c. РГБ ОД, 71:04-7/87


Для получения доступа к работе, заполните представленную ниже форму:


*Имя Отчество:
*email



Содержание диссертации:

ВВЕДЕНИЕ 4

  1. Актуальность темы и обоснование структуры работы 4

  2. Природно-климатические параметры территории : 15

  3. Исторические этапы районирования региона 22

Глава 1. ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ, ИСТОЧНИКОВЕДЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ .. 36

  1. Историографический анализ проблемы 36

  2. Обзор привлеченных источников 61

  3. Теоретико-методологические основы исследования 70

Глава 2. ЭТАПЫ ОСВОЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ТЕРРИТОРИИ РЕГИОНА 91

2.1. Этапы колонизации, аграрного освоения и создания

сети сельских поселений 91

2.2. Образование и трансформация крестьянских хозяйств 120

Глава 3. ОРГАНИЗАЦИЯ АГРАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА В
БАЙКАЛЬСКОМ РЕГИОНЕ 156

3.1. Введение земель региона в сельскохозяйственный оборот

и их использование 156

3.2. Поиск оптимального сочетания посевных культур 181

Глава 4. ПРОВЕДЕНИЕ ПОЛИТИКИ РАЦИОНАЛЬНОГО
ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ УГОДИЙ 227

  1. Мероприятия по сохранению и восстановлению естественного плодородия почв ..." 227

  2. Противодействие органов власти

и производственных коллективов антропогенной эрозии почв

сельскохозяйственного назначения 276

Глава 5. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОМЫСЛОВОГО

И ЖИВОТНОВОДЧЕСКОГО ОСВОЕНИЯ ТЕРРИТОРИИ 314

  1. Социально-экономические проблемы развития 314 охотничье-промыслового хозяйства и рыболовства

  2. Тенденции и основные этапы

сельскохозяйственного использования животного мира 368

Глава 6. РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛИТИКИ ОГРАНИЧЕННОГО
ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В РЕГИОНЕ 405

6.1. Формирование и развитие политики рационального
использования уникальных природных объектов и структуры
природоохранных органов 405

6.2. Организация в регионе системы охраняемых

природных территорий 428

6.3. Становление и развитие Байкальского экологического
движения общественности 462

ЗАКЛЮЧЕНИЕ , :.'.' 492

ПРИМЕЧАНИЯ 507

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА 573



Введение диссертации:

1. Актуальность темы и обоснование структуры работы

Проблема взаимодействия природы и общества одна из старейших в мировоззренческом, производственном, научном и историографическом смыслах. Под взаимодействием природы и общества автор понимает систему сложного взаимовлияния социального человека - общества и окружающей природной среды. Взаимодействие осуществляется посредством социально-экономических, хозяйственных и биологических связей, зависимостей и обстоятельств, обусловленных идеологическими, политическими и ментальными представлениями, свойственными данному обществу. Человек, как живой организм может существовать лишь во взаимодействии с природой. Данное представление совпадает с определением Н.Ф. Реймерса, использующего термин взаимоотношение, и понимающего его как «...комплексное воздействие антропогенных факторов на природу и природных факторов на здоровье и хозяйство человека»1.

Взаимодействие имеет конкретно исторические формы реализации, определяемые структурой и уровнем развития социальных институтов и в первую очередь государства. В процессе эволюции человечество смогло создать сообщества - социальные коллективы (род, племя, союз племен), которые осуществили перевод этого взаимодействия на новый уровень, на сосуществование социальной природы с окружающей природной средой. Взаимодействие первой и второй (социальной) природы достигло своего максимального обострения в государственный период существования человечества, когда были принципиально изменены масштабы природопользования, хотя по своей продолжительности государственный период не превышает тысячной доли истории человечества. Произошло это прежде всего благодаря вовлечению в хозяйственную деятельность миллионов людей, но главное, за счет их организации и сознательной координации этих действий. В своем развитии взаимодействие общества и природы в этот период приобрело характер целенаправленной долгосрочной и масштабной деятельности, планируемой, осуществляемой и контролируемой государством. С этого момента мы можем говорить о сознательной государственной политике природопользования. Под природопользованием мы понимаем совокупность производительных сил и производственных отношений и современную им систему государственных, хозяйственных и общественных структур, обеспечивающих или связанных с начальной утилизацией, потреблением и воспроизводством социальным человеком элементов окружающей природной среды для удовлетворения всех видов потребностей.

Природопользование, часто рассматриваемое в научной литературе в качестве синонима термина взаимодействие природы и общества, является более узким понятием. Его использование оправдано в том случае, когда в основном рассматривается одностороннее воздействие общества на природную среду, а не взаимообусловленный и встречнонаправлениый процесс их взаимодействия.

В историческом процессе первоначально господствовала тенденция ослабления воздействия природы на человечество и усиление его влияния на естественную среду, но затем, особенно в наше время, силы воздействия как бы уравнялись, и любые изменения природы оказывают мощное локальное, территориальное, региональное и глобальное воздействие на людей и их хозяйство. Поэтому экологические проблемы вышли в разряд главнейших для человеческой цивилизации. Автор разделяет общепринятую точку зрения и понимает под экологическими проблемами нарушение равновесия между восстановлением и использованием природных ресурсов, процессами нормализации и нарушения оптимальной экологической обстановки2.

Актуальность проблемы обусловлена тем, что эволюция человечества -это преимущественно история взаимодействия природной среды и общества. И в нем природопользование является сферой общественной производственной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей человечества с помощью природных ресурсов. Проблемы природопользования, озвученные как самостоятельные, или решаемые в рабочем текущем порядке являются определяющими или решающими для любого государства, хотя далеко не всегда понимаются в качестве таковых властью и обществом. Причина этого в том, что само существование государств определялось их способностью осуществлять эффективную политику эксплуатации природных ресурсов, ибо человечество и его социальные институты не имеют других ресурсов для своего развития, кроме природных. Непосредственно или опосредованно практически все значительные войны велись за право обладания основным ресурсом - территорией или за доступ к природным богатствам (минеральным или органическим).

В этом ряду аграрное природопользование в течение многих тысячелетий являлось его первым и основным видом. На его основе, и исходя из его потребностей, стали развиваться остальные формы эксплуатации природных ресурсов. Поэтому понимание сущности и идеологии аграрного природопользования -есть ключ к познанию процессов развития общества, государства, локальных цивилизаций и человеческой эволюции в целом. Это особенно справедливо для нашей страны, которая большую часть своей истории являлась аграрным государством и сейчас обладает самыми большими аграрными ресурсами мира.

После распада Советского Союза и отказа от марксистско-ленинской идеологии, встала задача выработки новой государственной идеологии, способной объединить и ориентировать общество. Вне всякого сомнения, в ней должна найти свое отражение концепция взаимодействия природы и общества. Ее выработка невозможна без тщательного изучения теории и практики, предшествовавшего периода в системной и полнопериодной форме.

Территориальные границы исследования определены объективными обстоятельствами. Байкальский регион (Байкальская Сибирь) - это огромная территория не только по европейским меркам, но и по Российским масштабам. В рассматриваемый период его общая площадь составляла 1 550,7 тыс. км" или 6,9 % территории СССР. В настоящее время регион по площади больше любого европейского государства, условно занимая.6-е место в Азии. В свете рас-

сматриваемой проблемы, именно территория является наиболее важным параметром, она, по определению известного сибирского географа Л.М. Корытного — базис экономического развития и как ресурс имеет ряд специфических оценочных параметров. К важнейшим из них относится площадь, определяющая территориальную емкость региона. Большей площади, как правило, соответствует большее разнообразие природных ресурсов3.

Термин Байкальский регион (Байкальская Сибирь) - получил распространение в научных кругах с начала 80-х гг., когда стал использоваться в структурах СО АН СССР и вузовскими исследователями. Он применялся математиками, экологами, биологами (А.К. Айламазян, В.И. Гурман, Э.Е. Дроздовский и др. (1981), географами, гидрогеологами (И.М. Борисенко, В.Е. Викулов, Э.Ц. Дамбиев и др. (1990), экономистом А.П. Суходоловым (1995), историками (Г.И. Медведев, Зайцев М.А., Харинский А.В., Свинин В.В. и др. 1995) и в Историко-культурном атласе Бурятии (2001 г.).4

В историко-административном плане регион находится в состоянии постоянных трансформаций, обусловленных поиском Центра наиболее оптимальных моделей управления огромной слабозаселенной территорией. Байкальская Сибирь удалена от центра страны и потребителей (как отечественных, так и зарубежных) его продукции. В настоящее время здесь расположены 5 субъектов федерации: Иркутская и Читинская области, с Усть-Ордынским и Агинским автономными округами н республика Бурятия. Более подробно административные трансформации рассматриваются в отдельном параграфе.

Принципиальной особенностью Байкальского региона, иногда называемого Байкальской Сибирью, является его обусловленность и непосредственная связь с уникальным природным феноменом планетарного значения - озером Байкал. Озеро Байкал относится к числу немногих (если не является единственным) природных объектов, расположенных на территории нашей страны, к которому применимо определение «самый». В данном случае это самый древний, самый глубокий пресноводный водоем планеты и крупнейший резервуар питьевой воды. Положенный между двумя российскими столицами, он бы соединил Москву и Санкт-Петербург водным путем. Байкал - единственный широко известный в России природный объект, являющийся ее экологическим символом. Он-явление глобального значения, внесенное в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Поэтому на проживающем здесь населении лежит особая роль хранителя уникального природного явления международного значения. Рассматриваемая по субъектам Российской федерации значительная часть территории региона лежит в рамках водосборной зоны озера. Байкал в географическом, экономическом, административном и культурно-ментальном плане является организующим и объединяющим началом одноименного региона. Вся эта территория в основном являет собой нриродно-географическое единство и демонстрирует социально-экономическую похожесть разных районов, входящих в регион. Более подробно эти обстоятельства рассматриваются в специальном разделе работы.

Уникальна роль, сыгранная регионом в реализации советских планов преобразования природы 50-80-х гг. В рамках этого периода он являлся ареной масштабных аграрных преобразований, форсированного гидроэнергетического строительства, создания уникальной химической, лесохимической, нефтехимической и металлургической промышленности, железнодорожного строительства. Но, несмотря на интенсивную эксплуатацию природных ресурсов региона, он по-прежнему является одной из богатейших мировых территорий.

Регион является трансконтинентальным перекрестком, через который проходят транспортные и пассажирские потоки, связывающие Дальний Восток, Центральную Азию, Среднюю Азию и Европу.

Особенность региона подтверждается принятием в течение последнего советского 30-летия более 20 партийных и государственных постановлений по охране Байкала. В советский период началась подготовка именного закона о Байкале, принятого уже в демократической России.

После распада Советского союза, доля территории региона в обшей площади страны значительно возросла (до 9,1 %), что повысило его социально-экономическое значение, так как в условиях рыночной экономики земля и акватория активно включаются в систему экономических отношений, и представляют собой природный ресурс особой значимости. По мнению географа В.М. Котлякова: «... территория как особый вид пространственной группировки ресурсов становится важнее ресурсов натурально-вещественных; эти последние могут иметь заменителей — естествеїшьіх или искусственных, а территория — ресурс исчерпаемый, ее ничем заменить нельзя»5.

Автор в процессе выбора региона исследования первоначально склонялся к рассмотрению Восточной Сибири в ее географическом определении (включая Якутию), однако классификация принципиальных экологических проблем заставила его отказаться от первоначальных планов. Основными проблемами региона в свете анализа взаимоотношений природы и общества в советский период являлись - зональное природопользование (северо-тундровое, таежное и степное), состояние речного каркаса региона и Байкальский феномен. Разноплановый характер этих проблем требовал разделения работы на несколько частей, что неизбежно привело бы к дублированию освещения многих социально-политических и эколого-экономических явлений, и сделало бы в итоге работу поверхностной. Рассмотрение же этих проблем в общем контексте нивелировало бы как региональные, так и территориальные особенности, которые для исследования являются ключевыми, и вынудило бы упустить важные в научном плане нюансы. А игнорирование любой из этих проблем вообще поставило бы под сомнение объективность и научную состоятельность исследования. Поэтому автор принял решение сузить территориальные границы работы и сосредоточиться на проблеме, имеющей не только региональный и общероссийский, но и международный статус - Байкальской.

Вместе с тем, в процессе исследования рассматривались процессы, происходившие на сопредельных территориях: в Монголии, Красноярском крае, Якутской и Тувинской республиках и Хакасской автономной области.

В силу масштабности и длительности процессов, происходивших в регионе, в работе с целью их объективного показа рассмотррна деятельность государственных, научных, научно-исследовательских и проектных органов, организаций и учреждений Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска.

Изучение проблемы показало, что в Байкальском регионе существовало особое географо-экономическое и социокультурное пространство, являющееся достаточным объектом для исторического исследования требуемого уровня. Специфика региона определена ролью и влиянием озера Байкал, и основная цель автора рассмотреть именно этот феномен на фоне общесоюзных процессов. Поэтому расширение территориальных рамок, представляется нам излишним, так как, не обеспечив повышения объективности познания рассматриваемого феномена, заставит переключиться на исследование реально существовавших, но уже Восточно-Сибирских экологических явлений, которые являются очень актуальной, но иной исследовательской проблемой. Вместе с тем, автор постоянно сравнивает ход и результат региональных процессов с Восточно-Сибирскими, Сибирскими, Российскими и союзными показателями.

Более подробно географические и природно-климатические характеристики региона рассмотрены в отдельном параграфе.

Хронологические рамки рассматриваемого периода естественны и обосновываются четырьмя обстоятельствами. И, прежде всего, целесообразностью рассмотрения научной проблемы целиком - т. е. от начала до конца.

Во-вторых, XX век - это время наступления первого глобального экологического кризиса в истории современной цивилизации. Для нашей страны, он начался в рамках советского периода, поэтому для выявления его причин, требуется найти истоки, а для ликвидации последствий - проследить эволюцию.

В-третьих, экологический кризис - это результат индустриализации. Индустриализация Сибири, да и большей части страны, произошла в советский период, стоящая сегодня перед Россией задача перехода в постиндустриальное общество требует полного понимания процессов предшествовавшего периода.

В-четвертых, наиболее результативны исследования, рассматривающие события в рамках исторического века. Л так как в этом смысле XX в. определяется от начала Первой мировой войны до краха социалистической системы и окончания холодной войны, то выбранный временной промежуток, с учетом произведенного в работе анализа предшествовавшего периода, практически совпадает с прошедшим историческим веком.

В-пятых, когда говорится о советском типе аграрного природопользования, в первую очередь имеется в виду отсутствие частной собственности на аграрные угодья, но наличие тотальной государственной. В нашей стране такое состояние наблюдалось в советский период, который и подвергнут анализу.

Важным обстоятельством, обосновывающим выбор территориальных и временных границ и усиливающим историко-исследовательский интерес к изучению взаимодействия природы и общества в Байкальском регионе, является тот факт, что здесь в рамках жизни трех социальных поколений произошло драматическое столкновение трех идеологий природопользования. В рамках

XX в. три идеологии и формы хозяйствования, традиционного природопользования (номадное бурятское, промысловое эвенкийское и старожильское залежное русское) были уничтожены индустриально-государственной политикой и практикой взаимодействия природы и общества. Основные характеристики идеологии и практики традиционного природопользования изложены в соответствующих разделах работы.

Необходимо отметить, что практически все ключевые проблемы в исследовании рассматриваются в интервале 90 и более лет, так как иначе невозможно понять механизм многих явлений, и пришлось бы искусственно разрывать ход исторического процесса. Это обусловлено тем, что процессы природопользования в наименьшей степени подвержены воздействию политической жизни и без особых изменений продолжали действовать значительное время после политического переворота. Реально об особой социалистической модели природопользования в регионе мы можем говорить лишь с конца 20- нач. 30-х гг., а до этого доминировали разновидности традиционного и ранеиндустриального (обусловленного прокладкой Транссиба) взаимодействия природы и общества.

Объектом непосредственного изучения является государственная политика взаимодействия общества и природы в советский период: становление, этапы развития, основные тенденции и регионально-территориальные особенности ее реализации.

Предмет исследования - деятельность партийных, административных и хозяйственных органов, общественных организаций и движений, коллективов промышленных и сельскохозяйственных предприятий и хозяйств, научных, научно-исследовательских, научно-производственных и научно-педагогических учреждений, объединений и организаций по природопользованию в Байкальском регионе. Иными словами, исследовались все уровни административно-хозяйственной системы государства и общества: от уровня политического руководства страны до первичных хозяйственных и общественных структур.

Цель работы - посредством исторического исследования выявить, описать и объяснить российскую модель аграрного природопользования в советский период, детально анализируя процессы, происходившие в Байкальском регионе. Вместе с тем, более чем 20-летние исследования автором этой проблемы, показали невозможность освещения в одной работе всех ее основных элементов. Поэтому главное внимание было сосредоточено на анализе основных процессов аграрного природопользования, относившихся к разряду регионально обусловленных, т.е. направленных преимущественно на удовлетворение потребностей местной экономики и населения.

Достижение поставленной цели потребовало решить следующие задачи:

выяснить географические и историко-административные особенности Байкальской Сибири, как целостного, условно однородного региона;

изучить этапы колонизации, аграрного расселения и создания сети сельских поселений;

рассмотреть образование и трансформацию крестьянских хозяйств;

проанализировать введение земель региона в сельскохозяйственный оборот и их использование;

определить пути исторического поиска оптимального сочетания посевных культур;

охарактеризовать мероприятия по сохранению и восстановлению естественного плодородия почв;

исследовать противодействие органов власти и производственных коллективов антропогенной эрозии почв сельскохозяйственного назначения;

- выявить социально-экономические проблемы развития охотничье-
промыслового хозяйства и рыболовства;

раскрыть тенденции и основные этапы сельскохозяйственного использования животного мира;

исследовать историю формирования и функционирования природных охраняемых территорий;

выделить основные направления охраны биологических ресурсов региона и этапы создания заповедной зоны Байкала;

- рассмотреть деятельность самодеятельных общественных экологиче
ских движений и их идеологическую составляющую.

Исследовать исторические этапы и формы взаимодействия природы и общества означает проанализировать политику природопользования конкретного общества в определенный период на известной территории. Поэтому структуро представленной работы в первую очередь определена этими обстоятельствами, а также целью данного исследования — рассмотреть элементы государственной политики природопользования и установить связи и зависимости между ними в Байкальском регионе в советский период.

Так как анализ политики природопользования и исторических форм ее реализации невозможен без учета географических, климатических и геологических характеристик территории, работа предварена кратким описанием Байкальского региона, они также рассмотрены в других разделах исследования, где это определено логикой подачи материала.

Исходя из того, что политика, как явление, имеет исторические формы, воплощенные в органах государственного и территориального управления, а также в деятельности непосредственных носителей: администраторов, идеологов, контролеров и конкретных исполнителей, в работе выделен отдельный параграф, где в сжатой форме дана историческая справка формирования органов государственного управления региона. Кроме этого государственные, хозяйственные и общественные органы и организации, связанные с отдельными аспектами рассматриваемой проблемы, показаны при анализе конкретных процессов.

В исследовании рассмотрены аспекты идеологии природопользования коренного и пришлого населения региона, марксистская доктрина взаимодействия природы и общества, взгляды В.И. Ленина и других руководителей советского государства по данному кругу вопросов. Идеологическое обоснование советской политики природопользования, изложенное в официальных партийных и государственных документах центральных и местных органов власти,

показано во всех разделах работы в процессе рассмотрения конкретных форм взаимодействия природы и общества.

В исследовании в отдельном параграфе рассмотрены идеологические концепции интеллигенции, являвшиеся оппозиционными к официальной доктрине, и реализовавшиеся через деятельность общественных самодеятельных организаций в периоды относительной слабости режима: в годы «оттепели», и в конце 80-х гг.

Основываясь на понимании взаимодействия общества с природной средой, как процесса, реализующегося через хозяйственное освоение территории, и исходя из первичности аграрного освоения и его принципиального значения для последующих видов вовлечения природных ресурсов в хозяйственное использование, автор большое внимание уделил анализу его региональных особенностей. В диссертации рассмотрены проблемы заселения Байкальской Сибири переселенцами из европейской части страны, создания и эволюции региональной сети сельских поселений.

Озеро Байкал является средообразующим фактором одноименного региона, поэтому рассмотрение проблем, обусловленных взаимодействием с ним государственных органов, руководства и населения, сопредельных территорий, выделено автором в специальный раздел. Исходя из того, что байкальская проблема имеет множество специфичных граней, относящихся, прежде всего, к естественнонаучным аспектам взаимодействия природы и общества, в исследовании показана в решениях и проектах и их практической реализации, через большой круг исторических персонажей, уникальная и дорогостоящая форма -полное или частичное заповедание природных объектов. При анализе этой проблемы, как пи в каком другом случае, выявилось различие подходов центральной и местной власти, отличие взглядов в центре и в регионе. Это обусловило особую форму подачи материала, показавшую развитие и реализацию, взаимодействие и конкуренцию идеологий различных социальных групп, центральных и местных элит.

Структура работы и форма подачи материала.подчинена решению задачи объективного показа разноплановой деятельности центральных и местных органов партийной и государственной власти, централынлх и территориальных учреждений системы академической, отраслевой и вузовской науки, общественных научных обществ и организаций, как элементов формирования политики и мобилизации коллективов и населения на решение задач природопользования. С другой стороны, автор пытался рассмотреть механизм функционирования этой политики, проанализировать результаты и оценить последствия работы производственных коллективов и отдельных граждан, выявившиеся в процессе потребления природных ресурсов.

Поверхностное описание процессов трудно назвать научным анализом, поэтому автор сознательно представил ограниченный набор рассматриваемых вопросов. Было выделено и рассмотрено три основных блока ключевых вопросов: прежде всего идеологические доктрины взаимодействия общества и природы, которые и определяли проводимую политику природопользования. Здесь

автор рассмотрел соответствующие элементы мировоззрения коренного населения региона, сформировавшегося у него до прихода сюда русской цивилизации (идеология традиционного природопользования); пришлого русского населения разных волн миграции (традиции природопользования старожилов и новоселов); структуру официальной русской колонизационной идеологии; большевистскую схему взглядов на взаимодействие природы и общества; теоретическое обоснование политики природопользования коммунистической партии в качестве правящей; и идеологию самодеятельных общественных региональных организаций и движений экологического толка.

Ко второму блоку узловых вопросов автор отнес реализацию политики хозяйственного освоения территории региона, через аграрное природопользование - как основное, закрепляющее территорию за государством и народом.

К третьему - Байкальский природный и политический феномен, когда в результате столкновения идеологий, в том числе и глобальной экологической, руководству страны пришлось изменить свою политику природопользования в Сибири, предусмотрев в ней решение задачи гармонизации взаимоотношения с природной средой. Для исследования этого исключения в государственной политике автором выбрано в качестве основного объекта изучения - создание и развитие комплекса наиболее эффективных форм защиты природной среды, включавшего в себя полную заповедность, частные запреты и временные ограничения. Познание этого явления невозможно без понимания в нем роли ученых и научных коллективов. Эта проблема, как и ряд других вопросов, обусловленных тематикой работы, исследован как часть общих совокупностей.

Научная новизна работы обусловлена рядом ее принципиальных особенностей, и, прежде всего тем, что она представляет собой оригинальное исследование, в котором впервые в такой форме, в данных территориальных границах и хронологических рамках анализируются исторические аспекты взаимодействия природы и общества в аграрной сфере.

Впервые в исторических исследованиях, не в формальном порядке регионального описания, а фактически, сделана попытка осмыслить Байкальский регион как единый природно-социальный феномен, объединенный уникальным водоемом Байкал. В ретроспективной панораме показано историческое, хозяйственное, культурное, этническое, административное и ментальное единство данной территории.

Новым аспектом познавательного процесса является анализ советской политики природопользования в ее идеологической, социальной и хозяйственной взаимообусловленности и в рамках данного исторического периода.

В процессе работы автор ввел в научный оборот значительный объем фактического материала, часть которого (из архивных источников) вообще не изучалась исследователями или превратилась с его помощью в единицы хранения, став доступными для научного использования.

В работе помещено 138 таблиц (часть из них авторская, часть смешанная), позволяющих концентрировать подаваемую информацию. Для удобства чтения и лучшего понимания рассматриваемых проблем, автор не стал укруп-

пять и выносить таблицы за основные рамки работы, а сделал их компактными, непосредственно сопровождающими текст. Отсылка читателя в конец рукописи отвлекает его, требует усилий, а поэтому не всегда реализуется.

Автор рассматривает советскую эпоху как законченный исторический период, со своими специфическими и уникальными особенностям и характеристиками, поэтому показ процессов взаимодействия природы и общества в Байкальском регионе произведен в режиме фиксации появления, развития и угасания явления, в виде полного исследования завершенной фазы процесса. Этот подход обеспечил получение целостного научного результата, который позволяет использовать его без принципиальных дополнительных исследований, а дальнейшая работа может быть проведена в плане расширения числа рассматриваемых объектов. Созданные автором мыслительные конструкции применимы в качестве инструмента познания новых явлений рассмотренного порядка, не требующего приложения усилий на образование системы, поиск методологии, определение идеологических и политических форм процесса.

В отличие от историко-географических исследований природопользования, в ходе которых изучается территориальная дифференциация процессов освоения, выявляются географические типы и виды утилизации и природопользования в зависимости от природных и социально-экономических условий, автор исследовал политическую составляющую этих процессов, а через это и культурную (в широком значении) эволюцию общества и государства.

Исследование выполнено в виде рамочной конструкции, позволяющей вставлять в нее новые, не рассмотренные автором, элементы общей проблемы. Тем самым созданы условия для дальнейшей организации процесса познания взаимодействия природы и общества в Байкальском регионе, а через это и в СССР в целом, а также расширение хронологических рамок в обоих направлениях, в связи с возникшими исследовательскими потребностями.

Структура работы определена стремлением автора, обеспечить решение поставленных задач, но не уйти при этом от означенной цели, и не превысить технически допустимый объем рукописи. Поэтому пришлось оставить за рамками исследования ряд важных вопросов.. Пришлось не рассматривать проблемы роста технического вооружения сельскохозяйственного производства и внедрения научных достижений в данную отрасль. Эти темы хорошо изучены и здесь среди авторов не наблюдается принципиальных расхождений в подходах.

Автор, в силу принципиального увеличения объемов работы, был вынужден отказаться от специального исследования деятельности государственных научных, научно-исследовательских и научно-педагогических учреждений по изучению природной среды и практики аграрного природопользования. По той же причине вне рамок исследования осталась деятельность органов и организаций и учреждений по становлению, развитию и совершенствованию экологического просвещения, образования и обучения, хотя эти проблемы рассматривались в кандидатской диссертации автора и ряде опубликованных им работ

Весь спектр исследованных проблем, не может быть включен в данную работу, по причине ее структурных и объемных офаничений. Поэтому автор

оставил за рамками диссертации такие вопросы как развитие водных мелиорации в регионе, проблемы рекультивации земель, особенности гидромелиорации подготовку специалистов соответствующего профиля, использование рекреационных ресурсов, деятельность формальных общественных организаций по охране природной среды и др. Все это может быть предметом самостоятельного диссертационного исследования, дополняющего данную работу.

Особо следует оговорить такой принципиальный для региона вопрос как сельскохозяйственное лесопользование, оставшийся вне рамок исследования. Это комплексная проблема, требующая освещения сопутствующих и соседствующих иодвопросов: контроля, лесозаготовки, лесопереработки, лесовосстановления, борьбы с пожарами и вредителями лесного хозяйства, подсобных лесных промыслов в виде сбора и переработки дикорастущих растений и т. д.

Вместе с тем автором опубликован ряд работ по теме данного исследования, которые в силу структурных ограничений не вошли в текст диссертации, в частности статьи по проблеме становления русской дореволюционной экологической мысли, деятельности вузовской науки в сфере исследования природных ресурсов бассейна озера Байкал, в том числе, и в МНР, экологического просвещения и образования, рационализации водопотребления, экологии БАМ и др.

Автор, понимая чужеродность для исторического исследования специальных и профессиональных терминов, тем более, что в течение почти 100 лет терминология менялась и модернизировалась, минимизировал использование аббревиатур, техницизмов, «новояза», сленга и местных диалектов. Они использовались лишь там, где их замена могла привести к двусмысленности или потребовала бы пространных объяснений и комментариев, однако полностью добиться этого ему не удалось. Поэтому в конце работы имеется список сокращений и аббревиатур терминов и понятий, использованных в диссертации.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее данные, положения и выводы могут быть использованы в обобщающих работах по истории Сибири, при исследовании локальной истории региона, в общих и специальных курсах лекций по отечественной и региональной истории в краеведческой работе. Материалы диссертации публиковались в коллективной монографии по истории города Черемхово, подготовлены к изданию коллективные монографии по истории г. Бодайбо, Научно-исследовательского института биологии при Иркутском госуниверситете, по истории юридического факультета. Работы автора, посвященные рассматриваемой проблеме, публиковались в специализированных периодических и не периодических изданиях СО АН СССР, Красноярского края, Иркутской, Кемеровской областей, республик Бурятии, Якутии и в многотиражных вузовских газетах.

Автор использовал полученные знания в процессе работы в общественных организациях, в том числе и имеющих экологическую специализацию. Им опубликован ряд методических указаний соответствующей тематики, распространяемых в системах обучения и подготовки кадров для народного хозяйства региона, в том числе в вузах. В течение последних четырех лет он принимал

оставил за рамками диссертации такие вопросы как развитие водных мелиорации в регионе, проблемы рекультивации земель, особенности гидромелиорации подготовку специалистов соответствующего профиля, использование рекреационных ресурсов, деятельность формальных общественных организаций по охране природной среды и др. Все это может быть предметом самостоятельного диссертационного исследования, дополняющего данную работу.

Особо следует оговорить такой принципиальный для региона вопрос как сельскохозяйственное лесопользование, оставшийся вне рамок исследования. Это комплексная проблема, требующая освещения сопутствующих и соседствующих подвопросов: контроля, лесозаготовки, лесопереработки, лесовосстановления, борьбы с пожарами и вредителями лесного хозяйства, подсобных лесных промыслов в виде сбора и переработки дикорастущих растВішстетсдем автором опубликован ряд работ по теме данного исследования, которые в силу структурных ограничений не вошли в текст диссертации, в частности статьи по проблеме становления русской дореволюционной экологической мысли, деятельности вузовской науки в сфере исследования природных ресурсов бассейна озера Байкал, в том числе, и в МНР, экологического просвещения и образования, рационализации водопотребления, экологии БАМ и др.

Автор, понимая чужеродность для исторического исследования специальных и профессиональных терминов, тем более, что в течение почти 100 лет терминология менялась и модернизировалась, минимизировал использование аббревиатур, техницизмов, «новояза», сленга и местных диалектов. Они использовались лишь там, где их замена могла привести к двусмысленности или потребовала бы пространных объяснений и комментариев, однако полностью добиться этого ему не удалось. Поэтому в конце работы имеется список сокращений и аббревиатур терминов и понятий, использованных в диссертации.

Практическая значимость работы состоит в том, что ее данные, положения и выводы могут быть использованы в обобщающих работах по истории Сибири, при исследовании локальной истории региона, в общих и специальных курсах лекций по отечественной и региональной истории в краеведческой работе. Материалы диссертации публиковались в коллективной монографии по истории города Черемхово, подготовлены к изданию коллективные монографии по истории г. Бодайбо, Научно-исследовательского института биологии при Иркутском госуниверситете, по истории юридического факультета. Работы автора, посвященные рассматриваемой проблеме, публиковались в специализированных периодических и не периодических изданиях СО АН СССР, Красноярского края, Иркутской, Кемеровской областей, республик Бурятии, Якутии и в многотиражных вузовских газетах.

Автор использовал полученные знания в процессе работы в общественных организациях, в том числе и имеющих экологическую специализацию. Им опубликован ряд методических указаний соответствующей тематики, распространяемых в системах обучения и подготовки кадров для народного хозяйства региона, в том числе в вузах. В течение последних четырех лет он принимал

участие в проведении Всероссийского научно-практического молодежного симпозиума «Экология Байкала и Прибайкалья».

Полученная информация преимущественно использовалась автором во время ведения курсов по отечественной истории, политологии и социальным аспектам экологии во время более чем 20-летнего преподавания в Иркутском госуниверситете. За это время сотни студентов ряда факультетов подготовили сообщения и рефераты по проблемам взаимодействия природы и общества.

Все основные положения и выводы работы прошли апробацию па научных конференциях разного уровня, в том числе, на 6 республиканских (Россия), всесоюзной и 8 международных. Автором опубликовано 82 научных работ, в т. ч. 3 монографии, из них по исследуемой проблеме - 76 (в т. ч. 2 монографии) общим объемом 60,3 печатного листа.

2. Природно-географические параметры территории

Байкальский регион (Байкальская Сибирь) - это в основном однородная часть Российской Федерации, общей площадью -1 550,7 тыс. км2 или 9,1 % ее территории . Он занимает юго-восточную часть Восточной Сибири (B.C. - восточная часть Сибири от Енисея до хребтов Тихоокеанского водораздела), т.е. практически всю протяженность региона в широтном направлении.

Граница Байкальского региона в составе СССР - РФ на западе проходит по верховьям р. Кан около меридиана Тайшета, на востоке - примерно по меридиану слияния рек Шилка и Аргунь. Ее южная оконечность располагается к югу от горы Сохондо (49 с. ш.), а северная граница доходит почти до 62 с. ш. по реке Нижняя Тунгуска.

Структурно Байкальская Сибирь состоит из трех частей: Предбайкалья, Забайкалья и самостоятельного центрального компонента - оз. Байкал*. Исследователи используют дополнительные определения при делении Байкальского региона: Прибайкалье, а в нем Западное и Восточное, а также Западное и Восточное Забайкалье, Южный и Северный Байкал.

Значительная часть Байкальской Сибири покоится на Сибирской платформе. Данная геотектоническая структура является одним из крупных относительно устойчивых участков континентальной земной коры, относящихся к числу древних платформ. Она занимает среднюю часть Северной Азии. Ее западная граница совпадает с.долиной р. Енисей, северная - с южной окраиной гор. Бырранга, восточная - с низовьями р. Лена, на юго-востоке - с южной оконечностью хр. Джугджур; на юге граница проходит вдоль разломов по южной окраине Станового и Яблонового хребтов; затем, огибая с Севера по сложной системе разломов Забайкалье и Прибайкалье, спускается к южной оконечности оз. Байкал; юго-западная граница платформы простирается вдоль Главного Восточной-Саянского разлома3.

Байкальский регион - это горная страна, где преобладающими чертами ландшафта являются горы и плоскогорья, в значительной части покрытые хвойными и отчасти лиственными лесами. Возвышенности имеют наиболее резко

резко выраженный характер в виде горных цепей или хребтов лишь в пределах Саян, в горах, окаймляющих Байкал, и в некоторых местах Забайкалья. В других же частях региона расположены столбообразные возвышенности (сопки) с пологими сторонами и без ясно выраженного гребня4.

Предбайкалье преимущественно расположено в бассейнах верхнего течения рек Ангары и Лены. Географически оно располагается на стыке двух геотектонических структур - южной части Сибирской платформы и Байкальской рифтовой зоны. Особенность расположения определила сложность и многообразие геологического строения, характер полезных ископаемых и формирование природных комплексов. Более половины его территории находится на высоте от 200 до 750 м над уровнем моря. Низменности (до 200 м над уровнем моря) занимают всего 1 % общей площади и приурочены к долинам рек Лены, Ангары, Чуны и Бирюсы5.

Прибайкалье включает хребты, непосредственно примыкающие к котловине оз. Байкал: с запада - Приморский, Байкальский, с юга и востока - Хамар-Дабан, Улан-Бургасы, Баргузинский.

К Забайкалью относят территорию восточнее оз. Байкал, вплоть до Амурской области. Эта площадь занята Витимским плоскогорьем и смыкающимся с ним на севере и северо-востоке хр. Удокан, Калар, Северо-Муйский и Южно-Муйский, а также протяженным Яблоновым хребтом, Олекминским Станови-ком, среднегорной Селенгинской Даурией и системой невысоких хребтов северо-восточного простирания, разделенных низкогорными котловинами в бассейнах рек Шилка, Газимур, Аргунь, Ингода, и др. Выделяют западное, северное, южное, центральное и восточное Забайкалье6.

Направление горных цепей Восточного и Западного Забайкалья одинаково и совпадает с направлением Байкальских гор. Равнинных пространств немного, причем равнинные места не носят характера равнин Западной Сибири, в большинстве случаев это расширенные долины и пологие склоны, с любой части которых можно увидеть на горизонте очертания окружающих их возвышенностей. Наиболее обширные равнины находятся на юго-восточной части региона - в бассейне рек Аргуни и Онона.

В смысле основного различия в орографическом (рельефном) строении можно разделить регион на две части по линии, идущей с северо-запада на юго-запад вдоль Приморского хребта, ограничивающего Байкал с северозападной стороны и далее изгибающейся к северо-западу вдоль Саянских гор.

К северу от этой дуги находится плоскогорье, разрезанное долинами в направлении юг-север, которые имеют преимущественно тектоническое происхождение, осложненное позднейшими процессами денудации (обнажения), в образовании которых большую роль сыграли процессы размыва. Довольно однообразный и цельный но своему рельефу и геологическому строению участок региона, находящийся в северо-восточной его части - это бассейн Витима, начинающийся в пределах Забайкалья и заканчивающийся в Иркутской области на границе с Якутией. Район этот носит ясно выраженные следы позднейшей вулканической деятельности и ледниковых отложений.

Благодаря довольно высокому положению над уровнем моря всей территории, все равнины, получившие название «степей», по характеру своей растительности, так же находятся высоко над уровнем моря. Сообразно главному направлению течения рек, орошающих регион, можно заключить, что наиболее высокая часть всего региона - ее юго-западный угол. К северу и к востоку замечается понижение, наиболее ясно выраженное в пределах Иркутской области при переходе от Саянского и Приморского хребтов на Средне-Сибирское положение (или область Сибирской платформы).

Природа региона, несмотря на существенные различия, имеет и много общих черт. Здесь преобладает среднегорный рельеф, равнинные пространства невелики, низменности занимают ничтожную площадь. Горы ниже кавказских и среднеазиатских; их высшая точка (гора Мунку-Сардык) поднимается до 3 492 м над уровнем моря. Однако общая амплитуда высот значительная, так как самая низкая точка - на дне оз. Байкал - лежит на 1 165 м ниже ур. моря .

В географическом положении Байкальской Сибири имеется ряд особенностей, в частности по ее территории проходит часть Мирового водораздела между Северным Ледовитым и Тихим океанами, а крайний юг региона относится к одной из бессточных областей материка (Торейский бассейн). В регион проникают воздушные массы атлантического, тихоокеанского и арктического

происхождения разной степени трансформации и влияния на климат .

Линия, гидрографически разграничивающая всю территорию региона на две части, проходит параллельно Яблоновому хребту, являющемуся (кроме своей северной оконечности, вклинившейся между рекой Витим и его притоками) водоразделом между бассейнами Ледовитого и Тихого океанов.

Основная территория региона совпадает с бассейнами рек Ангара, Лена, Селенга, Баргузин, Шилка и Аргунь. Реки многоводные с большими перепадами. В Читинской области известны горные соленые озера и многочисленные минеральные источники. Большая часть Байкальской Сибири орошается верховьями рек, несущих свои воды в Северный ледовитый океан, сюда относится вся Иркутская область и западная часть Забайкалья от Байкала до Яблонового хребта. Восточная - меньшая часть региона -орошается реками Тихоокеанского бассейна. Все реки региона являются верховьями таких мощных водных артерий, как Енисей, Лена, Амур9.

Главным объединяющим природным компонентом Байкальской Сибири является трехэлементная водная система: река Селенга - озеро Байкал - река Ангара; и водосборный бассейн Байкала в рамках государственных границ. Последний представляет собой региональную Центрально-Азиатскую экосистему, которая наиболее активно развивается в течение последних 25 тыс. лет и занимает в настоящее время без акватории 539,5 тыс. км , что сопоставимо с территорией Франции и крупнее Испании и многих других государств. Бассейн расположен на территории Российской Федерации и МНР, в границах РФ - 257,5 тыс. км2, в том числе в Бурятии - 172,5 .тыс. км2, Читинской области - 70 тыс. км", Иркутской - 15 тыс. км2, истоки нескольких мелких притоков речной системы Байкала находятся на юго-востоке Тывы.

Водоохранная зона озера несколько больше водосборной площади, очерченной чисто географическими границами. В 1969 г. в водоохранную зону Байкала включены Иркутское искусственное водохранилище от истока р. Ангары, до плотины Иркутской ГЭС и водосборы рек, впадающих в него. Помимо этого «Генеральной схемой комплексного использования природных ресурсов озера Байкал и его бассейна» водоохранная зона расширена за счет включения в нее Тункинской долины, вдоль среднего течения р. Иркут (11 тыс. км2).

Уникальным природным объектом региона, давшим название этой части Сибири, является оз. Байкал. Площадь водного зеркала Байкала составляет 31,5 тыс. км2 - это примерная площадь, которую занимают такие страны как Бельгия, Нидерланды или Дания. По этому, показателю Байкал на восьмом месте

г» Ю

среди крупнейших озер мира и на первом среди внутренних водоемов России .

Байкал является геологическим, гидрологическим, биологическим природным феноменом и крупнейшим в мире хранилищем пресной воды, содержащим около 20 % ее мировых запасов (исключая ледниковые резерваты) и самой крупной фабрикой по поддержанию ее чистоты. Объем байкальской воды 23,6 тыс. км3, это больше, чем объем воды, содержащейся во всех вместе взятых пяти великих озерах Северной Америки. Байкал - самое глубокое озеро в мире, его средняя глубина около 730 м, а максимальная - 1 637 м, в него впадает 336 постоянных водотоков11.

Кратчайшая линия, проходящая по площади озера и соединяющая наиболее удаленные точки его берегов, т.е. длина озера равняется 636 км, наибольшая ширина озера - 79,4 км, а длина береговой линии - 2 000 км.

Байкал расположен в неширокой котловине, окаймленной горными отрогами Саян, прорезанными в ряде мест узкими долинами, по которым стекают в озеро его притоки. На юге, вдоль его восточных берегов, тянутся вершины хребта Хамар-Дабан, почти весь год покрытые снегами, с наибольшими высотами до 2 300 м над уровнем моря. К западным берегам южного Байкала примыкает Прибайкальский хребет. Его высота почти на всем протяжении от Кул-тука до Малого моря не превышает 1 100-1 200 м над уровнем моря, эти горы стоят на самом берегу, и, рассеченные глубокими долинами и крутыми обрывами, спускаются к воде. Малое море - это часть акватории Байкала, заключенная между западным берегом (в его средней части) и островом Ольхон. Все озеро Байкал называют Большим морем, а эту сравнительно небольшую часть -Малым. Его длина, по Г. И. Галазию, около 78 км, ширина - около 15,5, а площадь водного зеркала 1 019 км2. Начиная от него и до самой северной оконечности западных берегов тянется Байкальский горный хребет, постепенно повышающийся к северу от мыса Котельниковского. На этом участке гора Карпинского достигает наибольшей высоты в 2 176 м. К восточным берегам, начиная от Чивыркуиского залива и до самой северной оконечности озера, подходит другой хребет - Баргузинский, достигаюдций значительной высоты - до 2700 м, находящийся на некотором расстоянии от берегов. Непосредственно к берегам примыкают сравнительно невысокие предгорья, местами образующие живописные утесы, полого понижающиеся к водам озера. Промежуток восточного

берега озера между Селенгой и Баргузинским заливом окаймлен невысокой грядой холмов с пологими формами, носящей название хребта Улан-Бургас .

Природные условия Байкальской Сибири весьма разнообразны. Обычно ее территорию делят на горно-таежную, лесостепную и степную зоны. Однако, такое деление довольно схематично и приближено. На огромной территории, которую занимает регион, природные ландшафты изменяются в широком диапазоне от сухих степей на крайнем юге до горных тундр на севере. Поэтому для более полного учета природных условий, особенно применительно к сельскому хозяйству, используется дробное районирование.

По климатическим условиям территория Байкальской Сибири выделяется среди других регионов страны, лежащих на тех же широтах, но находящихся в Европейской России и на Дальнем Востоке. Удаленность от морей и расположенность в центре Азиатского материка придают климату резко континентальный характер с суровой, продолжительной малоснежной зимой и теплым летом с обильными осадками13.

Значительное влияние на климат оказывает Байкал, нарушающий направление как изотерм (линия на диаграммах состояния, изображающая процесс, протекающий при постоянной температуре), так и изогнет (изолинии, характеризующие количество осадков за определенный период времени). Благодаря своей обширной площади и обилию воды Байкал повышает годовую и зимнюю температуры своего побережья, он также увеличивает количество осадков, особенно на своей юго-западной половине.

Кроме побережья Байкала, вся наиболее заселенная часть региона охвачена годовой изотермой (-2), причем линии изотерм направлены с Юго-запала к Юго-востоку, благодаря чему более южное но положению Забайкалье почти не отличается по годовой температуре от Иркутской области. Июльские изотермы имеют общее направление с Северо-востока на Юго-запад, и весь регион, за исключением Байкала, охвачен изотермой (+18"). Местности с более высокой и низкой температурой разбросаны по всему региону отдельными гнездами, и эти отклонения находятся в связи с особенностями рельефа. Наиболее заселенная часть региона имеет 170—180 теплых дней, Бодайбинский район располагает 150 теплыми днями, а Кяхтинский район и некоторые территории побережья Байкала насчитывает до 190 таких дней. Следовательно, особенно резких различий в температурных условиях не наблюдается. Число дней без заморозков колеблется в земледельческой части от 75 до 100, на Севере понижаясь до 47.

Годовое количество осадков по всему региону составляет в среднем 300 мм, в котловинах и на юго-востоке, в верхних частях хребтов до 700-1000 мм. Наименьшее число осадков приходится на долину Селенги (200 мм), наибольшее, если не считать южной части Байкала, выпадает на крайнем востоке п некоторых районах на Западе (н. п. Тулунском, Зиминском). Наиболее часто осадки выпадают летом (до 60 % годового количества). Это обстоятельство имеет огромное значение для земледелия, так как, при более равномерном распределении осадков, регион испытывал бы абсолютный недостаток влаги для земледельческих культур. Зимой в Иркутской области и Северо-Западной части

Забайкалья выпадает 5-15 % годового количества осадков,-в остальной части Забайкалья лишь около 3 %. Поэтому там стабильная малоснежность, влияющая на особенно сильное распространение многолетней мерзлоты.

Почти вся территория региона находится в зоне многолетней мерзлоты. Экстраконтинентальный климат Байкальской Сибири, черты которого отражаются в годовом, весенне-осеннем и суточном формировании режима тепла и влаги, и горный рельеф создают экологически разнокачественные условия почвообразования на относительно небольших территориях региона. Это обусловливает качественное разнообразие состава почв, разные режимы и способы их использования в сельском хозяйстве. Разно ориентированные склоны вызывают формирование разнокачественных почв, в результате чего в непосредственной близости формируются почвы мерзлотной и немерзлотной формации. Эти почвы имеют различный качественный и химический составы, физические и тепловые свойства, разнятся по режимам и биопродуктивности14.

В научной литературе можно встретить неоднозначную оценку природных условий для сельскохозяйственного производства Байкальской Сибири. Это положение объясняется значительной широтной и долготной протяженностью чрезвычайно большой территории региона. Но пригодные для земледелия почвы располагаются неширокой полосой. Черноземные почвы имеются преимущественно в западной части региона и частично в Забайкалье, в основном это приречные поймы. В Восточной Сибири, в сравнении с Западной, земледельческий клин сдвигается к югу и сужается на восток.

Большое разнообразие природных условий и их мозаичность обусловили неодинаковую степень освоенности ее территории сельским хозяйством. Каждый из трех основных частей региона (Прибайкалье, Западное и Восточное Забайкалье) имеет свои особенности, которые, однако, не выходят за рамки общих характеристик территории.

Предбайкалье (Приангарье) характеризуется господством всхолмленных плоскогорий и равнин, более одной четверти его занимают горы и лишь 1 % приходится на низменности (долины больших рек). Территория, расположенная в бассейне Северного ледовитого океана, хорошо дренирована развитой речной системой. Теоретически на двух третях площади территории Приангарья возможно ведение сельскохозяйственного производства. В Предбайкалье господствует глинистая подпочва, не пропускающая воду и способствующая засаливанию почв, особенно в пониженных формах рельефа. Под пашни в регионе использовались плоские участки между сопок и горных отрогов, что обусловило их «клочковатость».

Севернее находится обширное лесистое Среднесибирское плоскогорье. При общем сходстве ландшафта, природа Предбайкалья и Забайкалья существенно отличается. По территории Иркутской области протекают крупные реки -Лена и Ангара, имеющие обширные долины. В Забайкалье реки небольшие, но имеется много озер.

Наличие крупных горных массивов и северное расположение отдельных частей территории стали причиной того, что из 30 административных районов

области в трех (Катангский, Бодайбицский,' Мамско-Чуйский) крупное товарное сельскохозяйственное производство отсутствовало, а в Слюдяне ком районе действовало в рамках традиционных форм на очень ограниченной территории из-за скудности пригодных площадей для расширения земледелия15.

Забайкалье Яблоневый хребет разделяет на 2 части: северо-западную и юго-восточную. Первая представляет собой ряд узких и плоских долин, разделенных горными хребтами с растительностью лесостепного и степного типов. Природные условия изменчивы. Юго-восточное Забайкалье менее занято горными цепями. В нем расположены обширные равнины со слабо орошенными сухими степями. Климат местности более засушлив, благодаря близости Гоби.

Аграрное землепользование в Западном Забайкалье развивалось в межгорных котловинах «забайкальского» и «байкальского» типов, имевших относительно равнинную поверхность. Первые приурочены, главным образом, к Селенгинскому среднегорыо, вторые - к Баргузинской, Тункинской и Байкальской (Кабанская, или Приморская лесостепь) котловинам. Вследствие неодинаковости природных условий разных котловин в них сформированы разнообразные природно-территориальные комплексы - от равнинных лесостепей до су-хостепных и полупустынных урочищ. В тоже время природным условиям региона свойственны свои особенности, интенсивность проявления которых различна в соответствии с характером вмещающего ириродно-территориалыюго комплекса16. Поэтому в каждой котловине сформировался свой тин аграрной культуры, максимально адаптированный к данной природной среде.

По совокупности природных условий и степени сельскохозяйственного освоения иа территории Восточного Забайкалья выделяются 5 природно-сельскохозяйственных районов. Три района (северный горно-таежный с очагами лесостепи, юго-западный таежный и горно-таежный с очагами лесостепи) на подрайоны не подразделяются. В пределах лесостепного района выделяются Нерчинско-Шилкинский, Читинский,. Улетовский и Карийский подрайоны. Степной район подразделяется на Агинский (Агинский НО), Ононско-Борзинский и Приаргунский подрайоны. Границы районов и подрайонов приблизительно совпадают с границами административных районов17.

Большая часть Байкальской Сибири расположена в зоне тайги, которая на юге Забайкалья соприкасается с лесостепями и сухими монгольскими степями; низкогорья и равнины заняты степями. В Прибайкалье сохранились участки степной растительности, в горах развиты кедровый стланик и горная тундра. В условиях горно-котловинного рельефа тесно переплетаются горизонтальная зональность и высотная поясность ландшафтов. На окраинах межгорных котловин и нижней части склонов (до высоты 1000-1200 м) развита горная лесостепь, выше (до 1900 м на юг и 1400 м на север) - горная тайга18. Тайга является значительным природным богатством региона и планеты. Она является легкими планеты, а заготавливаемая здесь древесина и получаемая из нее продукция в основном вывозится за пределы региона.

Байкальская Сибирь обладает богатой флорой и фауной. На всей ее территории биологические ресурсы тайги, степей, рек и водоемов представлены

большим количеством видов растений, зверей, птиц и рыб. Причем, обитатели Байкала в большинстве своем являются эндемиками.

Таким образом, Байкальский регион представляет значительную (по масштабам страны и мира) в основном однородную в географическом и природно-климатическом смысле территорию, компактно расположенную вокруг уникального природного объекта - оз. Байкал, наего водосборном бассейне.

3. Исторические этапы районировании региона

Изменения административно-территориального районирования периодически возникают в истории любого государства-. Чаще всего это происходит в периоды радикальных социально-экономических и политических кризисов или целенаправленной смены политической системы. История Сибири в составе Российского государства являет собой пример многочисленных экспериментов в системе местного самоуправления. Окончательное присоединение Сибири к Русскому государству произошло в XVII в. В основу механизма районирования Сибири положен принцип административно-политической целесообразности.

В административно-территориальном устройстве Сибири было два противоречия: с одной стороны, возникла необходимость установить на месте сильную власть; с другой стороны, обширность территории требовала обеспечить эффективность управления, создав самостоятельные образования, что приводило к постоянным колебаниям в вопросе об административном делении Сибири.

Освоение Байкальского региона началось в первой трети XVII в., когда казачьи отряды продвинулись из Енисейска по'Ангаре и Илиму в верховья Лены, а из Туруханска по Нижней Тунгуске и Вилюю - в среднее течение Лены. Закрепление территории происходило в основном путем строительства острогов. Первым в 1630 г. был построен Илимский острог, затем были основаны Пижнеудинск (1648 г.), Балаганск (1653 г.) и военный форпост Бельск (1654 г.). Продолжая движение, отряд казаков под руководством Я. Похабова построил в 1661 г. Иркутский острог. Это военное поселение оказалось чрезвычайно удобно расположенным с точки зрения геополитической направленности русской экспансии на Восток. Поэтому он быстро рос и стал центром воеводства (1682 г.), а в 1686 г. получил статус города'.

Освоение самых восточных районов региона происходило по той же схеме: в стратегически важных пунктах казаки-землепроходцы заложили остроги: Нелюдский (Нерчинский), Иргенский (1653 г.), Телембинский (1658 г.), Ерав-нинский (1667 г.), Аргунский (1681 г.) и Сретенский (1689 г.), выполнявшие функции укрепленных пунктов и торговых центров. В 1655 г. было создано Перчииское воеводство, в административное управление которого отошли земли от берегов Байкала до Амура и вниз по его течению2.

В 1682 г., в связи с присоединением к России Забайкалья, создано Иркутское воеводство, к которому кроме предбайкальских были причислены забайкальские остроги: Верхнеангарский, Баргузинский, Удинский, Селенгинский,

Баунтовский, Итанцинский, Еравнинский. С этого времени можно говорить оо административном образовании Байкальской Сибири с центром в Иркутске.

В 1724 г. в Тобольской (Сибирской) губернии были выделены Енисейская и Иркутская провинции. Последняя включала в себя ряд разнородных элементов: города (Иркутск, Верхоленск, Селенгинск, Удинск, Илимск, Баргузин), остроги (Ильинского и Балаганского), Нерчинский округ и Якутию с Камчаткой. Таким образом, в первой четверти XVIII в. вся территория Байкальского региона впервые оказалась иод единым административным управлением.

И, наконец, 19 октября 1764 г. был издан указ о наименовании Сибири Сибирским царством и об учреждении в ней, кроме Тобольской, еще Иркутской губернии, и Иркутск стал губернским центром .

При Александре І, в 1803 г., было учреждено Сибирское генерал-губернаторство с центром в Иркутске, в нём .с 1805 г. было выделено 7 уездов (Иркутский, Нижнеудинский, Верхнеудинский, Киренский, Нерчинский, Якутский и Камчатский)4.

В 1822 г., по проекту М.М. Сперанского, занимавшего пост генерал-губернатора (1819-1822 гг.), указом от 26 января Сибирь была разделена на Западную и Восточную, это деление существует до сих пор. В состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства вошли: Иркутская и Енисейская губернии, Якутская области и три особых управления: Охотское, Камчатско-Приморское и Троицкосавское пограничное. В Иркутскую губернию входили Иркутский, Нижнеудинский, Верхнеудинский, Нерчинский и Кирейский округа во главе с окружными начальниками. Среди бурят были учреждены Аларская, Балаган-ская, Идинская, Кудинская, Верхоленская, Ольхонская, Тункинская, Кударин-ская, Баргузинская, Селенгинская и Хоринская степные думы. В 1837 г. из состава Хоринской степной думы выделилась Агинская дума5.

Во второй половине XIX в. в управлении окраинами Российской империи набирает силу тенденция приближения к общероссийским стандартам. Дальнейшее дробление административных единиц. Восточной Сибири было произведено на основе предложений Н.М. Муравьев-Амурского в соответствии с указом Николая I от 16 августа 1851 г. Тогда из Иркутской губернии были выделены Якутская область, а также Верхнеудинский и Нерчинский округа, образовавшие самостоятельную административную единицу - Забайкальскую область, ее новым административным центром стала Чита (бывшее село). Она подчинялась Восточно-Сибирскому генерал-губернатору6.

Восточно-Сибирское генерал-губернаторство в 1887 г. было преобразовано в Иркутское, в состав которого вошли Енисейская, Иркутская губернии и Якутская область. В 1896 г. Иркутской губернии был передан Лено-Витимский золоторудный район, находившийся с 1853 г. в составе Якутской области. В 1913 г. были изменены северо-восточные и южные границы Иркутской губернии, и ее площадь стала практически равной современной Иркутской области .

В конце XIX - начале XX в. в регионе вновь возобладали консолидирующие тенденции, в административно-территориальном делении Восточной Сибири произошли очередные изменения, в результате которых 17 марта 1900

г. Забайкальская область была возвращена в состав Иркутского генерал-губернаторства. Эта структура просуществовала до 1917 г. и была весьма эффективной, фактически это означало окончательное территориальное оформление Байкальской Сибири, как объединение независимых хозяйствующих субъ-

ектов под общим административным управлением .

Революция 1917 г. не только положила начало новому этапу районирования Сибири, но и подключила к нему местное население. Состоявшийся в Иркутске в апреле 1917 г. Первый Восточно-Сибирский съезд Советов образовал Восточно-Сибирскую область в составе Енисейской и Иркутской губерний, Забайкальской и Якутской областей. Второй Всесибирский съезд Советов (Иркутск, 16 февр. 1918 г.) избрал новый состав ЦИК Сибири и создал Сибирский СНК, просуществовавший до колчаковского переворота. Одновременно происходило изменение структуры субъектов; новообразованной федерации, в 1917т1919 гг. в составе Иркутской губернии был образован Черемховский уезд и ряд бурятских аймаков9.

Падение власти Советов и установление диктатуры Колчака превратило Омск в столицу Сибири. После поражения адмирала территория до Байкала стала неофициально называться Сибревкомовской Сибирью. Ее столицей с середины 1921 г. стал Ново-Ииколаевск. В начале 1920 г. советская власть в Иркутской губернии была восстановлена, созданы партийные и советские органы, территория и административное деление принципиальных изменений не претерпели. Восстановление власти Советов реанимировало процесс структурирования Иркутской губернии, в 1921 г. здесь были образованы Илимский (вскоре упраздненный), Зиминский, Селенгинский (Кабанский) районы и Кабанский бурятский аймак. Затем в апреле 1922 г. Бодайбинский уезд был преобразован в одноименный промышленный район, а в нем в свою очередь создано 12 рабочих и один крестьянский подрайон, обслуживавших одно промышленное предприятие - золотые прииски. А в августе 1924 г. была образована Черемховская волость, в которую вошли бывшая Голуметская, Евсеевская, Идинская, Бель-ская, Табукская и Черемховская волости и город Черемхово10.

По иному развивались события на восточном берегу Байкала, 16 февраля 1918 г. в Восточном Забайкалье была установлена советская власть, а в марте Первый Забайкальский съезд советов (г. Чита) провозгласил Забайкалье губернией. В это же время Восточное Прибайкалье (Бурятия) вышло из состава Забайкальской губернии. После переворота атамана Семенова, в конце 1918 г., Восточное Прибайкалье было вновь присоединено к Забайкальской области11.

Сибирь за Байкалом в 1918-1919 гг. была оккупирована японскими и американскими интервентами. После их изгнания Учредительный съезд трудящихся Прибайкалья (Верхнеудинск, март-апрель 1920 г.) избрал новый орган власти - народно-революционный комитет Прибайкалья п провозгласил образование Дальневосточной республики (ДВР). Республика учреждалась в составе Забайкальской, Амурской, Сахалинской, Камчатской областей и полосы отчуждения КВЖД, ее столицей стал Верхнеудинск (с. окт. 1920 г. - Чита). Учреди-

тельное собрание республики (Чита, февр. 1921 г.) обнародовало акт об образовании ДВР и приняло ее конституцию12.

Затем начался процесс становления Бурят-Монгольской республики. Учредительное собрание ДВР в феврале 1921 г. приняло решение о выделении всех территорий, занятых бурятами, в Бурят-Монгольскую автономную область. После завершения работы собрания бурятские депутаты объявили себя Учредительным съездом БМ АО ДВР. В ее состав включалась территория Агинского, Баргузинского, Хоринского и Чикойского аймаков. 12 окт. 1921 г. начало работу Национальное собрание БМ АО"ДВР. С этого момента в процессе районирования Восточной Сибири появляется национальная компонента. 7 июля 1921 г. коллегия Наркомнаца вынесла постановление о необходимости выделения бурятского народа, проживающего на территории РСФСР, в автономную область. 6 декабря 1922 г. открылся I съезд Советов БМ АО РСФСР, избравший ЦИК. В состав АО вошли Тункинский, Селенгинский, Эхирит-Булагатский, Боханский и Аларский аймаки. Ее образование было закреплено постановлением ВЦИК РСФСР от 9 января 1923 года13.

Следующим логичным шагом было объединение двух одноименных АО, и ВЦИК (30 мая, 12 сент., 13 дек. 1923 г.) принял решение о создании БМ АССР с центром в Верхнеудинске. После выборов в местные Советы, 4-9 декабря 1923 г. состоялся первый съезд Советов Бурят-Монгольской АССР. На съезде был избран высший орган власти республики - Центральный Исполнительный комитет. Первая сессия ВЦИК БМАССР образовала из своего состава Президиум ЦИК под председательством М.И. Амагаева, сформировала правительство - СНК под председательством М.Н. Ербаиова. Пять наркомов являлись автономными, т.е. непосредственно подчиненными ЦИК и СНК БМ АССР, четыре наркомата (труда и финансов, совет народного хозяйства и рабоче-крестьянская инспекция считались директивными, находясь в подчинении у одноименных наркоматов РСФСР, но провод*или свои решения через СНК БМ АССР. И в 1924 г. реально была создана Бурят-Монгольская республика, объединившая в себе все районы компактного проживания бурят. Однако статус вновь созданной автономной республики не сразу был наполнен ее административной самостоятельностью и в Верхнеудиске располагались не только органы власти и управления республики и представители, и учреждения высших органов власти СССР и РСФСР, но и Дальневосточного края (до 1925 г.), Сибирского края (1925-1930 гг.), Восточно-Сибирского края (1930-1937 гг.)".

Дальневосточная республика была искусственным образованием, что обусловило ее трансформацию. Забайкальская область 10 ноября 1922 г. была преобразована в губернию и 13 ноября открылась первая и последняя сессия Народного собрания ДВР, поддержавшая идею немедленной ликвидации республики и объявления здесь Советской власти. На следующий день свои полномочия сложило Правительство ДВР, а Народное собрание аннулировало Конституцию ДВР и, передав всю полноту власти Дальревкому, самораспустилось.

С присоединением Забайкалья и Дальнего Востока, южных и западных районов РСФСР, советское руководство приступило к районированию госу-

дарства, республика делилась на края, губернии, области, уезды и волости. Районирование Восточного Забайкалья началось летом 1923 г., затем Постановлением ВЦИК от 4 февраля 1924 г. Дальревкому было предоставлено право проводить на территории Сибири и Дальнего Востока низовое районирование с последующим утверждением ВЦИКом, После включения ДВР в состав РСФСР, республика была преобразована в Дальневосточный край с центром в Чите, а с 1924 г. - в Хабаровске. Тогда же была образована Забайкальская губерния с центром в Чите, с соответствующим делением на уезды и волости. Однако в 1924 г., в связи с созданием БМ АССР, была ликвидирована бывшая Забайкальская область и ее восточная часть в составе Читинского, Акшинского, Нерчен-ского и Нерченско-Заводского районов вошла в Дальне-Восточный край15.

Законодательным актом, положившим начало районирования Дальневосточного края, было постановление Президиума ВЦИК «Об образовании и районировании Дальневосточного края» от 04.01.26 г., которым был образован Дальневосточный край, включавший Забайкальскую, Приморскую, Амурскую и Камчатскую губернии. В соответствии с этим постановлением в апреле 1926 г. Забайкальская губерния была разделена на Читинский и Сретенский округа с районным делением на местах, которые продолжали входить в состав Дальневосточного края16.

Переход Советской власти к НЭП изменил сущность подхода к районированию Сибири, поэтому Госплан РСФСР в 1921 г., исходя из понятия Байкальского региона, наметил образовать Лено-Байкальскую область в составе прежних Иркутской губернии и Забайкальской области. Вопрос о создании Лено-Байкальской области был рассмотрен заинтересованными сторонами в 1923 г. на съезде в Чите. В результате дискуссий большинством голосов (Иркутск и Чита - за; БМ АССР - против) было принято положительное решение. Однако дальше обсуждения идеи дело не пошло, так как ВЦИК решил (30 мая, 12 сент., 13 дек. 1923 г.) создать БМ АССР с центром в городе Верхнеудинске17.

Однако идея экономического районирования была слишком очевидной, чтобы от нее сразу отказаться, в стране еще стоял НЭП, поэтому Госплан РСФСР в 1924 г. вновь поднял вопрос о создании Лено-Байкальской области. В местной и центральной прессе, в плановых органах развернулась активная дискуссия по этому вопросу. В 1924 г. К.Н. Миротворцев (Иркгубплан) в Известиях ВСОРГО опубликовал статью «К вопросу о районировании Сибири. (Лено-Байкальская область)». В ней он полностью поддержал проект Госплана «О разделе СССР на ряд областей-районов с целью замены губернского деления». Вслед за этим материалом была опубликована статья Н.Н. Козьмина (Бургос-план) «Бурят-Монгольская республика-область». Свое неприятие образования Лено-Байкальской области он предварил тезисом о том, что в основу районирования положен географический принцип, а в основу образования БМ АССР -национальный. Полемика между ними была перенесена на заседания Первого Восточно-Сибирского краеведческого съезда (янв.1925 г.)18.

В полемику включились и администраторы, Чита и Дальневосточная область требовали сохранения Читы в составе Дальневосточного объединения. БМ

АССР подчеркивала свою автономиость-и связь с Монголией. Сибревком требовал присоединения Иркутской области к. Сибирскому краю19.

В конечном счете, территориально-национальный подход к районированию СССР возобладал, и Президиум ВЦИК 25 мая 1925 г. принял постановление «Об образовании Сибирского края» с центром в городе Ново-Николаевске. В его состав были включены Западно-Сибирская и Енисейская губернии, Ойротская автономная область и временно Иркутская губерния. БМ ЛССР перешла в сферу его влияния, навсегда уйдя из зоны Далневосточного региона. В Иркутской губернии было создано 6 уездов: Верхоленский с центром в Качуге, Зиминский - Зима, Иркутский - Иркутск, Киреиский - Киренск, Тулунский -Тулуп, Ангарский - Тунгуты.

После завершения окружного районирования Сибирского края был поставлен вопрос административного упорядочения Иркутской губернии, сохранившейся после того, как все другие были уже ликвидированы. Здесь существовали определенные трудности, так как имелось существенное несоответствие между размерами территории, численностью жителей и крайне неравномерном расселении. Губерния занимала 843 175 кв. км, на которых проживало 660 тыс. человек, плотность населения составляла 0,8 чел. на 1 км2. Это требовало дробного административного деления, что значительно удорожало аппарат управления. В конце 1925 г. Сибкрайисполком* ходатайствовал перед ВЦИК об упразднении Верхоленского уезда и его слиянии с Иркутским уездом, и 16 февраля 1926 г. одобрил проект образования на территории Иркутской губернии 3 округов (Иркутский, Киреиский, Тулунский). С учетом этих решений ВЦИК 28 мая 1926 г. принял постановление об упразднении Иркутской губернии и замене существовавшего уездного деления окружной системой20. Иркутск из губернского становится административным центром округа, не теряя при этом своей функции культурной, транспортной и научной столицы региона.

В течение августа 1926 г. были ликвидированы Верхоленский, Зиминский и Иркутский уездные исполкомы. В первых числах сентября Киреиский и Тулунский уездные исполкомы и Иркутский гуоисполком были упразднены, а их функции были переданы соответствующим окружным комиссиям. На этом эксперименты не закончилось, и из Иркутского округа (дек. 1926 г.) в состав БМ АССР были переданы Кабанский район и часть Иркутского района. При районировании в 1929 г. Тулуновский округ был ликвидирован, часть его (без Нижнеудинского района, отошедшего к Канскому округу) была включена в состав Иркутского округа, в котором было сформировано 12 районов. На этом закончилось формирование Сибирского края, в котором было выделено 19 округов, автономная область, 259 районов и 5890 сельсоветов. Итоги районирования Сибири подвел Второй краевой съезд советов (апр. 1927 г.), на нем были Намечены мероприятия по дальнейшему улучшению системы управления краем"1.

В результате советского революционного районирования Восточной Сибири с карты страны исчезла Енисейская губерния, Иркутская губерния и Забайкальская область, поделенные между Сибирским и Дальневосточным краями и образовалась Бурят-Монгольская и Якутская АССР22.

Выступая в апреле 1927 г. с заключительным словом на Втором краевом съезде советов Сибири, председатель крайисполкома Р.И. Эйхе особое внимание уделил анализу выступления председателя иркутского окрисполкома Ре-мейко, позлорадствовав над идеей создать Лено-Байкальскую область. Он заявил, что против объединения выступили Бурят-Монголия и Дальний Восток, и в итоге центральные власти отказались от этого плана. Р.И. Эйхе резюмировал: «Чем скорее избавятся иркутяне от Лено-Байкальских иллюзий, тем лучше будет для их округа. ... Надо товарищам иркутянам усиленно рекомендовать, чтобы они скорее забыли про былые сны и областнические установки...»23.

В основе нового деления страны стояло изменение приоритетов в сторону не административного, но экономического начала, в его плановой централизованной интерпретации. Рациональное направление развития национализированной промышленности требовало организационного построения будущего хозяйства страны, правильного деления и объединения всей федерации. Территория Советской России была разделена на такие экономические районы, которые имели возможность самостоятельного хозяйственного развития и могли сотрудничать с другими субъектами государства в целях наилучшего использования капитальных ценностей, природных ресурсов и населения. По мнению советских руководителей, система административного устройства, оставшаяся от дореволюционного периода, оказалась непригодной. Прежняя волость, замкнутая в границах уездной территории с небольшим числом населения, как им казалось, в силу своей бюджетной немощи была неспособна справиться с массой хозяйственных и культурных задач.

Возникла идея укрупнения волостей: В.И. Ленин, выступая на XI съезде РКП(б) в 1922 г. по вопросу районирования страны говорил: «У нас теперь деление России на областные районы произведено по научным основаниям, при учете хозяйственных условий, климатических, бытовых, условий получения топлива, местной промышленности и т.д.»2'.

В конце 20-х гг. было пересмотрено административно-территориальное деление Бурят-Монголии, и в результате ее районирования было образовано 16 аймаков-районов и 374 сомонных-сельских Совета"3.

«Сталинская революция» вызвала очередной административный передел. ЦИК и СНК СССР 23 июля 1930 г. ликвидировали округа, вызвав принципиальные изменения в устройстве Сибири. Президиум ВЦИК 30 июля 1930 г. разделил Сибирский край на Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский края. Вост.-Сиб. край с центром в г. Иркутске был образован из 4 округов Сибирского края (Иркутского, Красноярского, Капского и Киренского), 2-х округов Дальневосточного края (Читинского и Сретенского) и БМ АССР. Существовавшие округа были реорганизованы в 68 районов, 4 национальных округа (Ви-тимо-Олекминский, Таймырский, Эвенкийский и Тофаларский), 2 национальных района (Хаоцайский и Катангский) и 16 аймаков БМ АССР26.

Президиум Иркутского окрисполкома 6 августа 1930 г. (пред. Маненков) создал Комиссию по ликвидации округа и размещению краевых органов (пред.

Багров), и через несколько дней в Иркутске приступил к работе Оргкомитет ВЦИК РСФСР по организации Вост. - Сиб. края (пред. I I.H. Зимин)27.

В соответствии с постановлением ВЦИК (9 сент. 1930 г.) Восточно-Сибирский край получился огромным, но симметричным: так, расстояние от Иркутска до Красноярска и Читы по железной дороге было примерно одинаковым: 1 080 и 1 040 км, а территория превышала площадь Франции, Германии, Италии, Великобритании (в сегодняшнем состоянии) вместе взятых. Его совокупная территория определялась в 3,5 млн. км2, на которой проживало немногим менее 3 млн. человек28.

Председателем Краевого исполкома 13 февраля 1931 г. был избран Н.Н. Зимин, смененный 20 октября 1932 г. в связи с отзывом его из края, В.Л. Бука-тым. Но уже 3 апреля 1934 г. предкрайисполкома стал ЯЗ. Пахомов" .

В апреле 1932 г. крайисполком в соответствии с постановлением ЦИК СССР (09.08.30 г.) выделил Черемхово в самостоятельную административно-хозяйственную единицу с непосредственным подчинением ее ВС КИК. Черем-ховский сельский район в составе 24 сельсоветов с населением 27 тыс. человек был присоединен к Черемхову с передачей их в административное подчинение Черемховского сельсовета30. Тем самым было положено началу Черембассу.

Все время существования Вост.-Сиб. края руководство БМ ЛССР, сохранившее свою структуру и частичную автономию, пыталось восстановить свой статус. В стране в очередной раз изменилась политическая ситуация, победивший Сталин приступил к «атомизации».РСФСР, раздробляя крупные территориально-административные образования. Президиум ВЦИК 10 марта 1934 г. принял постановление об организации в составе Восточно-Сибирского края Читинской области с центром в г. Чите. И уже 4 апреля 1934 г. Оргкомитет ВС КИК по Читинской области приступил к работе. Л 7 декабря 1934 г. из состава ВСК был выделен в самостоятельную административную единицу Красноярский край. Была восстановлена автономия БМ ЛССР31, правда, в основных хозяйственных вопросах она по-прежнему подчинялась Крайкому.

Однако новообразуемая область плохо «вырисовывалась» экономически, и Президиум ВЦИК (07.12.34 г.) принял постановление «Об упразднении Читинской области и о ее подчинении непосредственно Крайисполкому». Президиум ВС КИК 15 декабря 1934 г. постановил признать Оргкомитет по Читинской области прекратившим свою деятельность с 19 декабря 1934 г. В соответствии с решением Президиума ВЦИК от 11 февраля 1935 г. Президиум ВС КИК постановил внести в границах края территориальные изменения, в результате которых на базе существовавшего деления было создано 72 административные единицы в виде районов и аймаков32.

Но на политическом уровне решение уже было принято, и VIII чрезвычайный съезд советов (8 дек, 1936 г.) переименовал Вост.-Сиб. край в Восточно-Сибирскую область в составе 45 районов. Наконец, 26 сентября 1937 г. вновь созданная административная единица была упразднена, и на ее территории были образованы Иркутская и Читинская области в их современных границах. В состав Иркутской области вошел Усть-Ордынский Бурят-Монгольский

национальный округ; а Читинской - Агинский БМ'и Витимо-Олекминский НО и 6 районов бывшей Зейской области Дальневосточного края.

В 1938 г. территория Витимо-Олекминского национального округа перешла в непосредственное подчинение Читинской .области, а округ был ликвидирован. Наконец, в 1948 г. 6 ее восточных районов были выделены и присоединены к вновь образованной Амурской области33. На этом закончились административно-территориальные трансформации Читинской области.

На двадцать лет административно преобразовательская деятельность в регионе прекратилась. Новый этап поисков региональной экономической модели наступил в связи с реформаторской деятельностью Н.С. Хрущева по изменению системы управления народным хозяйством страны.

Идея реформы управления народным хозяйством логично вытекала из экономической политики, проводимой после смерти И.В. Сталина и направленной на оптимизацию хозяйственных управленческих структур. Ее итоговым событием стал Декабрьский (1956 г.) пленум ЦК КПСС, организационные решения которого завершили начатую в 1955 г. перестройку центральных органов государственного управления. Эта реорганизация поставила на повестку дня вопрос о судьбе министерств, так как перестраивалась только вершина управления, не затрагивая всей остальной пирамиды руководства производством.

Кроме того, пленум отразил стремление обеспечить взамен ведомственности координацию и увязку хозяйственной деятельности экономических районов и промышленных центров. На Пленуме прозвучал вопрос о целесообразности территориальных органов управления. Они исходили как от представителей центра, так и мест. Еще до Декабрьского пленума ЦК Н.С. Хрущев высказался в поддержку идеи создания территориальных снабженческих органов, а в январе 1957 г., после поездки в Узбекистан и Киргизию, написал развернутую записку в Президиум ЦК с обоснованием реформы

Практическая подготовка реформы началась сразу после Февральского (1957 г.) пленума ЦК, по итогам работы которого были проведены партийные активы. Хотя идея реформы отвечала интересам Байкальского региона, она оказалась неожиданной для руководителей территорий. Поэтому развернувшееся обсуждение выявило различные подходы к предстоящему реформированию. Так, если руководители Бурят-Монголии и Читинской области видели новые органы управления в рамках уже существующих административных территориальных единиц, то иркутянам импонировала идея регионального совнархоза.

Обсуждение этой идеи стало более массовым после опубликования в «Правде» (30 марта 1957 г.) тезисов доклада Н.С. Хрущева «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством». Обсуждения приобрели действительно массовый характер, в советской истории был только один прецедент такого рода - обсуждение Конституции 1936 г., так, в Иркутской области на проведенных собраниях присутствовало 60 % всех рабочих и служащих. Предложения, высказанные на собраниях, попав в прессу, в свою очередь рождали новые волны обсуждения.

В Байкальском регионе наибольшую поддержку получила схема непосредственного подчинения предприятий совнархозам, что особенно ярко проявилось в структуре Иркутского СНХ. На этот же принцип ориентировалось руководство Читинской области и Бурят-Монголии, где в структуру СНХ закладывали руководство предприятиями через отраслевые управления34.

В ходе обсуждения параметров будущих совнархозов острый характер приобрела дискуссия об их будущих границах. Толчком к ней .послужила статья председателя Иркутского облплана П. Силинского. Отталкиваясь от исторической традиции ведущей роли Иркутска в Восточной Сибири и факта существования до 1934-1936 гг. Восточно-Сибирского края, он предлагал создать укрупненный совнархоз в пределах Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Якутской и Бурят-Монгольской республик с центром в Иркутске. Эта идея была популярна среди руководства области. Противниками этой идеи в области выступили председатель Восточно-Сибирского филиала АН СССР В.А. Кротов и начальник строительства Братской ГЭС Н.П. Виноградов. Позже из будущей структуры были исключены Красноярский край и Якутская республика, но идея не была поддержана Н.С. Хрущевым. Крайне негативное отношение к этому предложению высказали руководители всех перечисленных регионов. Руководители Якутской АССР стали требовать передачи им восточных районов Иркутской области: Бодайбо, Мамы, Усть-Кута, Киренска35.

Итогом дискуссии стало решение Верховного Совета СССР, постановившего завершить реформу управления до июля 1957 г. Совнархозы создавались по экономическим административным районам, в Союзе их было образовано 105. В 11 союзных республиках по одному, в Узбекистане - 4, Казахстане - 9, Украине - 11, России -70. В Байкальской Сибири совнархозы до их укрупнения в 1963 г. действовали в Иркутской и Читинской областях и в Бурятии. Сеть совнархозов практически совпала с административным делением, существовавшим в стране, а не обусловливалась организацией территории на основе экономических критериев. Новые органы стали многоотраслевыми министерствами со схожими задачами, но на областном или республиканском уровне 6.

Проведение единой политики в экономике, разработка перспективных и текущих планов, контроль за соблюдением поставок оставались за Госпланом СССР. Для обеспечения научно-технического руководства отраслями при СМ СССР были созданы государственные комитеты по авиационной технике, автоматизации, машиностроению, радиоэлектронике и др.37

На эффективности совнархозов сказалась их двойственная природа, с одной стороны, они являлись государственно-хозяйственными органами Центра на местах, а с другой -защитниками региональных интересов. При ликвидации министерств, воплощавших в себе вертикальную подчиненность в системе управления, вторая сторона стала брать верх. Строгая подчиненность центру, как характерная черта государственной дисциплины, ослабла. Совнархозы подчас стали действовать без разрешения правительства и Госплана или запаздывать с выполнением их требований. За ослаблением строгой подчиненности центру скрывались местные интересы. Региональные потребности территорий,

стесненные до этого централизмом, были велики, поэтому естественным образом началось перераспределение выделенных средств.

Укрупнение СНХ соответствовало взглядам иркутян, но забайкальцы выступали против объединения с Иркутском, хотя реально сказывалось отсутствие в Забайкалье развитой системы проектных и. научных организаций. Усиливающиеся настроения в пользу объединения настораживали местные власти, боявшихся ликвидации своих совнархозов. Они сомневались, что иркутяне будут в полной мере заниматься проблемами Забайкалья. Однако идея устраивала Центр, ибо позволяла сократить управленческий аппарат.

Снова оживилась работа по экономическому районированию страны. Первоначально она осуществлялась Госэкономсоветом СССР под председательством А.Ф. Засядько. Президиум ЦК КПСС 20 июля 1960 г. одобрил его предложения и направил их на изучение местным партийным и советским органам. Недостатки местных СНХ обусловили поиск других моделей управления народным хозяйством, очередным экспериментом стало создание Советов по планированию и координации. Всего в РСФСР было создано 10 советов по координации. В их состав входили секретари об(край)комов, председатели обл(край)исполкомов, правительств автономных республик, совнархозов и обл(край)планов. В Восточно-Сибирский совет по координации в составе Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Бурятской и Якутской республик входили 26 руководителей, в т.ч. Хакасии и Тувы.

Деятельность Советов носила совещательно-рекомендательный характер. Они были в значительной мере аморфной структурой. Госплан РСФСР не был в них заинтересован, а в Восточно-Сибирском совете были слишком сильны центробежные тенденции, Якутия тяготела к Дальнему Востоку, а Красноярский край к Западной Сибири. ВС совет провел в 1962 г. второе и последнее заседание. Но этот опыт не пропал даром, были решены некоторые крупные экономические проблемы, в том числе по ускорению строительства Усольского химзавода. Совет позволил уточнить границы экономических регионов и продолжить развитие тенденции на укрупнение СНХ38.

Однако множественность и мелкотерриториалыюсть СНХ не позволяла получить преимущества, заложенные в идее этой перестройки. Поэтому в России указом Президиума Верховного совета РСФСР от 25 декабря 1962 г. Советы народного хозяйства были укрупнены. Из 67 СНХ было организовано 24. В Сибири и на Дальнем Востоке вместо 19 образовано 7 совнархозов: Западно-Сибирский, Кузбасский, Красноярский,' Восточно-Сибирский, Хабаровский, Дальневосточный и Северо-Восточный 9. Байкальский регион вновь оказался в составе одной социально-экономической единицы.

Восточно-Сибирский СНХ возник, на месте упраздненных Иркутского, Бурятского, Читинского совнархозов, его возглавил иркутянин М.Н. Маркелов. Это и определило его состав. По существу, Иркутский СИХ был преобразован в Восточно-Сибирский СНХ: иркутяне составили 74,6 % его состава, 16,6 % - чи-тинцы и 8,8 % - сотрудники из Бурятии40.

, . ' 33

Процесс укрупнения СИХ расширил поле их деятельности, но самостоятельность совнархозов заметно ограничивалась. Появление новых отраслевых управлений совнархозов обусловливалось ростом промышленного производства, включая ввод новых предприятий; так, в Восточно-Сибирском СНХ с включением в его ведение Петровск-Забайкальского металлургического завода более твердо встало на ноги Управление черной и цветной металлургии. Бывший горно-рудный комбинат Иркутского СНХ реорганизовали. Из него выделили комбинат «Востоксибуголь», в состав которого вошли шахты Забайкалья и Коршуновский ГОК. В горно-рудном комбинате, как форме отраслевого управления, действовали предприятия слюдяной, горнодобывающей и золотодобывающей промышленности, включая предприятия вновь образованного треста «Забайкалзолото». В Управлении лесной промышленности и лесного хозяйства организовали комбинат «Забайкаллес»41.

Реформирование управления народным хозяйством с целью повышения его эффективности стало важнейшей задачей для тогдашнего руководства страны во главе с Н.С. Хрущевым, и для ее достижения оно замахнулось на «святую святых» - систему построения партийных органов. В конце 1962- нач. 1963 г. была проведена большая перестройка всей системы государственных органов и общественных организаций по так называемому производственному признаку. В трех краях и семи областях Сибири были созданы промышленные и сельские Советы депутатов трудящихся, партийные, профсоюзные и комсомольские организации, охватывавшие лишь часть населения области, занятого либо в промышленности, либо в сельском хозяйстве. В Байкальской Сибири единые органы сохранились только в Бурятии. Повсюду были значительно укрупнены сельские районы, из них были выделены промышленные районы и зоны, ряд городов переведен в областное подчинение.

Это ослабило партийный контроль над территориями и повысило роль советских органов, которые тяготели к административной и хозяйственной работе, а не к политическому и экономическому руководству. Власть стала уходить из рук партийных функционеров, становилось понятно, что можно обойтись и без партийного руководства народным хозяйством, поэтому они решились отправить в отставку II.С. Хрущева. И тут же восстановили старое положение дел, в постановлении Пленума ЦК КПСС от 16 ноября 1964 г. «Об объединении промышленных и сельских областных, краевых организаций» было признано необходимым вернуться к прежней системе областных и краевых органов и организаций. Единые обкомы партии были восстановлены и партийные комитеты в еще большей мере, чем до реформ, стали вмешиваться в хозяйственные дела4".

Несмотря на достижения, достигнутые совнархозами на региональном уровне, в общенациональном плане недостатки превысили их достоинства. Поэтому после отставки Н.С. Хрущева судьба совнархозов была предрешена. Сентябрьский (1965 г.) пленум ЦК КПСС счел целесообразным возврат к отраслевому принципу управления промышленностью. Шестая сессия Верховного совета СССР 6-го созыва (окт. 1965 г.), приняла закон «Об изменении системы

органов управления промышленностью' и преобразовании некоторых других органов государственного управления».' На основании закона образованы союзно-республиканские и общесоюзные министерства по отраслям промышленности, а Советы народного хозяйства упразднены. После утверждения правительством РСФСР 26 октября 1965 г. списков предприятий, передаваемых совнархозами вновь образуемым министерствам, началась ликвидация отраслевых управлений. У совнархозов не было никаких затруднений для передачи промышленных предприятий в Министерство лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР. В восточно-Сибирском СИХ из 14 отраслевых управлений к началу января 1966 г. было ликвидировано шесть. Восточно-Сибирский СНХ еще в ноябре 1965 г. упразднил в центральном аппарате производственное и техническое управления, главную инспекцию по качеству, контрольно-инспекторский отдел, а с 16 января - отдел охраны предприятий. Последнее распоряжение он принял 31 января 1966 г. История совнархозов в Байкальской Сибири закончилась. С ликвидацией Восточно-Сибирского совнархоза множество проектов, создания предприятий, повышающих качественный уровень природопользования в регионе (в частности проект строительства Чивыркуйского рыборазводного завода), было предано забвению43.

На этом крупные административно-территориальные трансформации в регионе прекратились. Вместе с тем последующие документы партии и правительства по Байкалу осветили проблему зонирования Прибайкалья. Впервые в центре внимания оказались не политические или экономические проблемы, а -экологические. Возможно, впервые в советской административной практике, районирование решало задачу не усиления эксплуатации природных ресурсов территории, а ее ослабления. Прибайкалье было разделено на территории с разными требованиями к охране природной среды. Было выделено три защитные зоны: прибрежная, водоохранная и зона охраны воздушного бассейна.

Наиболее жесткая регламентация распространялась на территорию, непосредственно примыкающую к озеру. В Иркутской области к прибрежной зоне были отнесены Байкало-Ленский заповедник, Прибайкальский национальный парк, Голоустненский, Ольхонский и Слюдянский лесхозы.

Следующая защитная зона - водоохранная, она гораздо обширнее прибрежной и занимает большую часть Бурятской ЛССР и ряд районов Читинской области в пределах водосборного бассейна озера.

Наибольшую территорию, на которую распространяются требования по защите экосистемы Байкала, занимала зона охраны воздушной среды. Помимо всего водосборного бассейна она включала 200-километровую полосу вдоль северо-западного побережья Байкала - от государственной границы на юге до районов Байкало-Амурской магистрали на севере. В нее входила в частности вся Иркутско-Черемховская промышленная зона44.

В конце 80-х гг., когда административно-командная система ослабела, сибирские руководители, ощущая себя представителями единого специфического региона страны, в ноябре 1990 г. образовали Совет межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение». Сибирские территории начали поиск но-

вых организационно-правовых форм, позволявших им сообща отстаивать специфические региональные интересы перед Центром. В Соглашение вошли Алтайский и Красноярский края, Тюменская, Читинская, Омская и Иркутская области, Бурятская и Тувинская республики и другие45.

Летом 1991 г. состоялись первые прямые выборы президента России, ознаменовавшие разрушение советской административной системы управления. Однако основные административно-территориальные образования Байкальской Сибири сохранили свою целостность и культурно-хозяйственное единство.

В ноябре 1991 г. в Иркутске проходил Первый съезд депутатов Иркутской области всех уровней (прис. 468 деп.), в работе съезда принимали участие депутаты РСФСР и СССР. Присутствовало и 150 приглашенных из Тувы, Красноярского, Хабаровского краев, Кемеровской, Читинской, Омской областей. После доклада председателя областного совета В.В. Игнатенко, съезд большинством голосов признал Иркутскую область территориально-государственным образованием - «субъектом единой суверенной Российской Федерации» '. Это событие стало детонатором процессов определения организационно-правового строения территории. И к концу рассматриваемого периода на территории Байкальского региона действовало пять субъектов Российской федерации: Иркутская и Читинская области, республика Бурятия, Усть-Ордынский и Агинский бурятские автономные округа.

В начале 90-х гг. Байкальская Сибирь представляла собой территориальное образование, граничившее по российской государственной границе с Китайской и Монгольской республиками, и соседствовавшее с Красноярским краем, Якутской и Тувинской республиками и Амурской областью.

Все административно-территориальные образования: Иркутская, Читинская области и республика Бурятия граничили друг с другом и были окольцованы железнодорожными магистралями (Трансиб, БАМ и др.) и федеральной автомагистралью Москва-Владивосток.

Таким образом, анализ истории административно-территориальных трансформаций и преобразований Байкальского региона свидетельствует о естественной взаимосвязанности и взаимообусловленности входящих в него территорий. Географическая принадлежность к супергидросистеме Селенга-Байкал-Ангара-Лена обусловила общность социально-экономической и хозяйственной жизни региона, его ресурсную направленность и природообусловлен-ную ментальность населения. В исторических рамках нахождения региона в составе Российского государства, здесь постоянно действовали взаимно направленные центробежные и центростремительные тенденции.

История показала, что региональное единство встречает понимание и поддержку тогда, когда его центр обладает только административными функциями, а вопросы хозяйствования и культуры остаются в руках территорий.

Все это подтверждает* концепцию существования в рамках рассматриваемого периода природно-адмииистративной целостности Байкальского региона, обусловленной естественными, государственными и социальными факторами.

Реклама


2006-20011 © Каталог российских диссертаций